По некоторым тибетским преданиям, мир появился из яйца:
Из пяти элементовБыло создано одно большое яйцо,Из скорлупы яйца появились белые скалы Лха,Из внутренних вод яйца — Белое Дунгцо,Первоначальное озеро, окружающее красный желток.В промежуточных, разбросанных частях яйцаРиг-друг, шесть основных перемен объединилисьВо всех тех, кто разумны.Из желтка яйца получилось восемнадцать яиц.Эти восемнадцать яиц в середине, каждое в отдельности,Выделились как Первоначальные яйца.
Пять элементов (земля, вода, огонь, дерево, металл) могли появиться под китайским влиянием — как объяснение того, откуда взялось само Мировое яйцо. Акт творения — это распадение яйца на три сферы: скорлупу, промежуточную и желток. Желток ассоциируется с красным цветом и огнем. Промежуточная сфера — это белок, Белое Первоначальное озеро (Дунгцо). Куски скорлупы — Белые скалы Лха, покрытые ледниками горы. Белое в Первоначальном Белом озере символизировало идею происхождения и появления людей. «Первый миф космологический, о космическом яйце как первоначальном источнике творения, в то время как второй миф — это отдельный миф о происхождении людей, или тибетских племен, из первоначального яйца с 18 индивидуальными желтками» [Нааrh, 1969, р. 256-257].
В первоначальном яйце пять органов чувствИ первоначальные члены тела развились,И появилось долгожданное и чудесное прекрасное существоПо имени Эмон Гъялпо.
«Эмон — Первоначальное и Совершенное существо, с телом, обладающим чувствами. Это Эмон разбил скорлупу яйца, из которого были извлечены человеческие существа. Один из потомков Эмона, Оде Гунгьял, имел супругами четырех богинь — Лхамо, Ньянмо, Мумо и Лу. Три первые родили ему по девять сыновей. Последняя — Лу, божество подземного мира, родила восемь сыновей, от которых и произошли тибетцы и их шесть основных племен» [ibid., р. 259].
По другой версии, отражающей традицию верований бон, из инертных элементов сами собой образовались два яйца, белое и черное. Из белого яйца произошел добрый отец, из черного яйца — злой. Первый жил в свете, второй — во тьме, от первого произошло добро, от второго — зло, смерть и злые демоны. Первый учил, как преодолевать зло, исходившее от второго [Тucci, 1955, р. 201-202]. По версии, уже навеянной буддизмом, «среди трех тысяч частей этого мира появилась пена, производимая ветром над великим океаном... некий Одсэлгьи Лха (Божество Ясного Света) умер и был рожден там, как люди. Они были по природе Одсэл (ясный свет) и жили на небе, питались пищей радости и счастья и достигали неизмеримой продолжительности жизни» [Нааrt, 1969, р. 266-267].
По другой легенде, которая объясняет происхождение не мира, а только тибетского народа, тибетцы происходят от обезьяны и божества подземного мира и вод Лу. Эта легенда известна в ее поздней буддийской обработке: «Когда-то давно, в то необычайное время, когда был Тибет и не было тибетцев, божественные бодхисаттвы Манджушри, Авалокитешвара и Ваджрапани сошлись вместе, чтобы выяснить, как продвигается великое дело спасения от страданий всех живых существ. Манджушри вспомнил о пустынной стране к северу от Гималаев, которую следовало бы заселить людьми и сделать в будущем главным оплотом великого учения Шакья-муни. Но где взять людей? Жители родины Шакьямуни не смогут жить в стране высоких, суровых гор и глубоких долин. И сказал Манджушри: „В Тибете нет людей, но есть демоны мужского и женского рода. От демонов рождаются только демоны. Если кто-то из нас станет обезьяной-самцом и будет жить с горной ведьмой, то это положит начало заселению Тибета". И вот милосердный и сострадательный Авалокитешвара, который был покровителем пустынной и незаселенной людьми Страны снегов, стал обезьяной-самцом по имени Даг Ринпо (Мужчина — Чудовище ущелья) и начал жить с горной ведьмой, которую звали Даг Ринмо (Женщина — Чудовище ущелья), у них было три сына и три дочери, от которых и произошли жители Тибета» [Кычанов, Савицкий, 1975, с. 199].
По другому варианту легенды, не сам Авалокитешвара принял облик обезьяны-самца, а послал в Тибет своего ученика-обезьяну. Обезьяна-самец, поселенная в Тибете для созерцания, стала царем обитавших там обезьян. Царь обезьян был красавцем, и в него влюбилась демоница гор и скал Лу — слово «лу» значит «кричать», «стонать», «жаловаться» — так сказано о демонице, которая предложила царю обезьян себя в жены. Будучи монахом, царь обезьян долго не соглашался, но демоница, одержимая страстью, стояла на своем:
О обезьяний царь! услышь меня, молю,По силе злой судьбы Я бес, но я люблю...И, страстью сожжена, Теперь к тебе стремлюсь, Со мной не ляжешь ты,Я с демоном сольюсь — По десять тысяч душМы будем убивать,Мы будем жрать тела,И будем кровь лизать, И породим детей,Жестоких., словно мы, Они войдут в Тибет,И в царстве снежной тьмыУ этих бесов злых Возникнут города, И души всех людейПожрут они тогда!
Напуганный такой страстью, царь обезьян обратился к учителю. Авалокитешвара сказал: «Будь мужем горной ведьмы!» Одну за другой горная ведьма родила шесть обезьян. Через три года их потомки от браков с самками других обезьян так сильно размножились, что поели все плоды вокруг и стали голодать. Летом они страдали от дождей и солнца, зимой от снега и ветра. У них не было ни пищи, ни одежды. Царь обезьян обратился за помощью к Авалокитешваре:
И вот сижу в грязиСредь сонмища детей,Исполнен ядом плод,Возникший из страстей... Источник доброты!Ты должен научить,Что надо делать мне,Чтоб дети стали жить?
«Авалокитешвара бросил на землю Тибета зерна ячменя и пшеницы. Богатый урожай спас обезьян от голодной смерти. Их число росло, у них постепенно отпали хвосты, они лишились теплой шерсти на теле и стали мерзнуть. Это побудило их сделать себе одежды из листьев деревьев. Прошло какое-то время, и обезьяны стали людьми» [Кузнецов, 1968, с. 28-302]. Среди буддистов была в ходу версия о происхождении тибетцев из Индии, родины буддизма. В эпосе «Махабхарата» рассказывается о борьбе двух кланов — Кауравов и Пандавов. Рупати, один из полководцев враждующих сторон, потерпел поражение и с остатками своего войска бежал в Тибет. Потомками этих беглецов, согласно указанной версии, и являются тибетцы.
По некоторым тибетским преданиям, территория Тибетского нагорья первоначально была одним большим озером. Возможно, это одно из многих воспоминаний самых разных народов о Всемирном потопе. Озеро постепенно усыхало, ныне от него остались лишь многочисленные озера. Страна заросла можжевеловым лесом, эти леса и заселили потомки обезьян из вышеизложенной легенды, предки тибетцев. Территорию Тибета они осваивали в борьбе с огромным демоном, хозяином тибетской земли. Демона постоянно следовало угощать, что и делали предки тибетцев, по поздним версиям, двигаясь концентрическими кругами от центра, г. Лхасы, в котором постройкой храма Джокан было прежде всего укрощено злое сердце демона. Как и многие народы, тибетцы считали свою страну центром окружающего мира. «Если взять в рассуждение, что протекающие по этим (окружающим Тибет) странам реки по большей части получают свое начало в Тибете, то он есть середина» [География Тибета, 1895, с. 3].
В Восточном Тибете, где нередки землетрясения, бытует легенда о том, что Тибет покоится на гигантской рыбе по имени Ньядинба-ба. Голова рыбы находится как раз под Восточным Тибетом. Иногда рыба устает держать землю Тибета, шевелится, вертит головой, это и вызывает землетрясения [Овчинников, 1957, с. 16].

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ

Каковы бы ни были обстоятельства его восшествия на персидский трон, несомненно Дараявауш, или Дарий I, что-то скрывал. Отчеты Геродота и Да-рия о событиях, последовавших за смертью Камбиса, хотя и раз...

VI. Желая за все это отомстить вандалам, василевс Лев снарядил против них войско. Говорят, что численность этого войска доходила до ста тысяч человек. Собрав флот со всей восточной части моря, он проя...

Из этого огромного естественного колодца в карстовой воронке древние майя, несмотря на засуху никогда не брали воду для орошения или питья. Священный колодец в Чичен-Ице был местом религиозного паломн...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира Полезная информация Бизнес идеи