В предыдущих главах немало внимания было уделено ношениям Адамса с португальцами, испанцами и голландца. Пора остановиться и на его взаимоотношениях с соотечественниками. Они последними прибыли в Японию, и им не суждено было там задержаться надолго. Безусловно, англичане знали о существовании этой страны еще задолго до того, как там оказался Уильям Адамс, и были заинтересованы в торговле с ней. Кое-какие сведения о Японии, возможно, проникли в Англию из испанских источников, а какую-то информацию об этой стране анАдамсне почерпнули из книг. В 1577 году, например в Англии вышла книга под названием "История путешествий в Вест- и Ост-Индию", в четвертой части которой содержалась глава "Об острове Джапане и о прочих малых островах, лежащих на пути из Катая (Китая) к Молуккским островам" - Скорее всего именно эта книга и явилась первым источником сведений о Японии на английском языке. Через два года был издан перевод на английский язык записок Марко Поло, в которых также упоминалось о Японии. Перевод на английский язык в 1598 году "Итенерария, или Рассказов о путешествиях" голландца Линшотена не только взбудоражил воображение англичан, но и пробудил в них алчность, так как Линшотен описывал Японию как страну чрезвычайно богатую серебром, отмечая, что португальцы немало разбогатели на торговле с Японией, вывозя оттуда большое количество слитков серебра. 
Поэтому неудивительно, что приблизительно в это время англичане также стали изыскивать возможности установления торговых связей с этой далекой и загадочной страной. В 1580 году Джекман и Пет, два капитана, служившие на судах "Маскови компани" в Лондоне, предприняли плавание с целью открыть северо-восточный проход в Ост-Индию. В полученной ими инструкции содержался следующий приказ: "Найти возможность доплыть до Японии", где можно встретить "христиан, иезуитов из многих стран христианского мира и, возможно, даже англичан". 
Однако Джекману и Пету не удалось достичь берегов Японии. И не приходится сомневаться, что Уильям Адамс оказался действительно первым англичанином, ступившим на японскую землю. Безусловно, англичанам было известно также о пребывании Адамса в Японии и его огромном влиянии на правителя этой страны, что не могло не сыграть роль в решении Ост-Индской компании послать в Японию купцов и наладить торговые отношения. Это подтверждается инструкцией, которую Ост-Индская компания дала в апреле 1611 года капитану первых английских судов, направленных в Японию. Ему предписывалось по прибытии в страну встретиться с "Уильямом Адамсом, англичанином, проживающим в настоящее время там и находящимся, по нашим сведениям, в большой милости у короля". Руководство Ост-Индской компании могло узнать о положении, занимаемом Адамсом в Японии, от голландцев, хотя возможны и другие источники. Вскоре им стало о нем известно непосредственно из писем, которые он с оказией отправлял на родину - они попали в руки руководства Ост-Индской компании от английских купцов, находящихся в Бантаме в Ост-Индии. 
Первое из сохранившихся писем датируется 22 октября 1611 года и начинается весьма патетически: 
"Моим незнакомым друзьям и соотечественникам в надежде, что вы не откажете в любезности переслать это письмо либо его копию или оповестить о нем кого-нибудь из моих друзей в Лаймхаусе, или в каком-либо другом городе, или в Джиллингеме графства Кент (Рочестер). 
Узнав, что на острове Ява находятся английские купцы, я решил воспользоваться этим и написать несколько слов, да простит мне мою дерзость Достопочтенное руководство компании, с которым я не имею чести быть лично знакомым... И то, что я все же осмелился написать, объясняется исключительно моей безграничной любовью к моим соотечественникам и родной стране..."* 
*(Rundall Т. Memorials of the Empire of Japan, c. 17 - 18.) 
Далее в этом же письме Адамс уделяет много внимания перспективам выгодной торговли с Японией и настоятельно; советует Ост-Индской компании не медлить с отправкой туда судов. Экономисты того времени подчеркивали огромное значение для роста могущества страны накопления в ней больших запасов золота и серебра, и именно этот аргумент Адамс приводил в письме Ост-Индской компании. Он указывал на то, что голландским купцам удалось вывезти из Японии огромное количество золота и серебра без каких-либо препятствий со стороны местных жителей. Более того, японцы охотно меняли золото и серебро на такие товары, как шелк-сырец, ткани, свинец и промышленные изделия. Адамс писал: 
"Поймите, голландцы имеют здесь доход не меньший, нежели в Индии, и им более нет нужды плыть за золотом и серебром из Голландии в Ост-Индию, поскольку в Японии достаточно этих благородных металлов, чтобы они могли использовать их для своих торговых сделок в Ост-Индии. Здесь большим спросом пользуются шелк-сырец, камчатная ткань, черная тафта, тонкие черные и красные ткани, свинец и другие подобные товары, которые приносят немалый доход..."* 
*(Rundall Т. Memorials of the Empire of Japan, c. 31.) 
В другом письме, написанном 12 января 1613 года Августину Спалдингу, представителю фактории в Бантаме, Адамс доказывал, что расходы Ост-Индской компании на установление торговых связей с Японией будут минимальными. Фактически, кроме обычной выплаты жалованья экипажу корабля и купцам, дополнительные затраты связаны лишь с подарками, которые время от времени необходимо подносить сёгуну и отдельным его приближенным, чтобы завоевать их расположение. 
В том случае, если английская Ост-Индская компания внемлет его доводам и решит послать торговые суда в Японию, Адамс советовал плыть к восточному побережью страны, а не в Хирадо, который расположен на крайнем западе. Было бы неразумно направлять корабли в Хирадо, так как этот порт является торговым центром голландцев, и если англичане обоснуются там, неминуемо столкнутся с жестокой конкуренцией. Более того, указывал Адамс, необходимо время от времени посещать двор сёгуна, который расположен как раз в восточной части Японии, и потому поездки английских купцов ко двору из Хирадо были бы весьма длительными и утомительными. К тому же и берег в восточной части страны более удобен для подхода кораблей, нежели в других районах, да и перспектив для торговли там гораздо больше, так как голландцы еще не успели широко развернуть свою деятельность. 
По его словам, суда должны подходить "к восточной части Японии на широте 35° 1', там, где находятся резиденции короля и императора. Если же наши корабли придут в Ферандо (Хирадо) , где обосновались голландцы, то поездка ко двору, расположенному приблизительно в 230 л [игах], будет трудной и утомительной. Город Эдо (Токио) расположен на широте 36°, и именно в этой восточной части страны находятся самые лучшие гавани и подход к берегу очень удобен, так как там на расстоянии полумили от берега нет ни отмелей, ни рифов. Этот район также хорош для торговли. Для большей безопасности подхода кораблей посылаю вам карту Японии, которую я составил сам, объехав вокруг восточного побережья на судне, построенном мною для императора. Так что я хорошо знаю берег, лежащий на широте 36°. 
Бели какой-либо ваш корабль подойдет к восточной части страны, пусть экипаж непременно справится обо мне. Меня здесь называют по-японски "Ау-Дзю сама"*. Под этим именем меня знают на всем побережье, и не стесняйтесь обратиться ко мне. Я направлю к вам лоцманов, которые проведут ваши суда в любую гавань. Заверяю, что, прислав сюда суда, многоуважаемая компания найдет в моем лице преданного слугу и Ваши представители останутся довольны моей службой...**" 
*(Андзин-сама ("Г-н Штурман"). Адамс также известен под именем Миура Андзин, первая часть его имени указывает на полуостров в Токийском заливе, где находилось его поместье в Хэми. {Примеч. авт.)) 
**(Rundall Т. Memorials of the Empire of Japan, с 43 - 45.) 
Однако руководство Ост-Индской компании еще задолго до того, как вышеупомянутые письма дошли до адресата, решило направить торговый флот на Дальний Восток, чтобы установить торговые отношения с Японией, немало рассчитывая на помощь Адамса. 4 апреля 1611 года капитан Джон Сэрис получил от компании инструкции, в которых говорилось, что он должен принять на себя командование флотилией, состоящей из трех судов - "Клоув", "Гектор" и "Томас", направляющихся на Дальний Восток. Его задача состояла в том, чтобы затру, зить в Индии два судна пряностями и другими ценными товара, ми, после чего отправить их обратно к берегам Англии. Сэрису же предписывалось на "Клоуве" плыть дальше к берегам Японии. 
Далее в инструкции указывалось: "...желательно, чтобы, прибыв в Японию, Вы нашли удобную и безопасную гавань, где можно было бы вести торговлю, предложив для продажи ткани, свинец, железо и другие наши отечественные товары, и постарались бы при этом выяснить, какие товары пользуются там наибольшим спросом... а также поговорить и посоветоваться с представителями других факторий, в особенности с Уильямом Адамсом, англичанином, который в настоящее время проживает в этой стране и, как мы слышали, пользуется неограниченным расположением короля. В частности, крайне важно выяснить у него, каким образом можно вручить письма Его Величества, которые мы с Вами посылаем, какие и кому преподнести подарки, кто должен их вручать и как вообще должна происходить эта церемония... Далее, если вышеупомянутый Уильям Адамс, хорошо знакомый с жизнью и обычаями этой страны, заверит Вас в успехе предприятия и гарантирует его безопасность со стороны королевской власти, и если Вы будете уверены, что товары Компании найдут хорошего покупателя и принесут немалый доход, то с согласия Ричарда Кокса и других представителей Компании, находящихся на борту Вашего судна, можете основать там факторию, оставив в Японии на Ваше усмотрение наиболее подходящих представителей Компании для Адамсизации предприятия, а также необходимое количество товаров для налаживания торговли и функционирования фактории... Кроме того, в том случае, если Уильям Адамс перед Вашим отплытием из Японии обратится к Вам с просьбой отвезти его на родину, чтобы навестить жену и детей, предоставьте ему удобную каюту и обеспечьте, насколько это возможно, всем необходимым...*" 
*(Satow E. The Voyage of Captain John Saris to Japan. Introduction. L., 1900, с XII - XIV.) 
Отправившись в путь 18 апреля 1611 года, Сэрис 24 октября того же года прибыл в Бантам в Ост-Индии. После того как пряности и другие товары были погружены в трюмы "Гектора" и "Томаса", согласно инструкции он отправил их назад в Англию, а сам на "Клоуве" 15 января 1613 года покинул Бантам и взял курс на Японию. 12 июня 1613 года судно прибыло в Хирадо. Наконец мечта Адамса сбылась. Его соотечественники, подобно представителям других крупнейших морских держав Западной Европы, прибыли в Японию, чтобы вести с ней выгодную торговлю, и в этом была немалая заслуга самого Адамса. 
12 июня 1613 года судно "Клоув" вошло в порт Хирадо, "о Адамса в то время там не оказалось - он находился довольно далеко, в восточной части страны, в Эдо. В конце 1612 года Адамсу уже было известно, что Ост-Индская компания намеревается послать в Японию какие-то суда. Об этом он узнал из письма главы Ост-Индской компании, которое доставило голландское судно - оно прибыло в Хирадо из Паттани в сентябре 1612 года. Адамс долго жил в Хирадо, поджидая соотечественников, но в конце концов дела вынудили его покинуть этот город и уехать в Эдо. Адамс просил немедленно известить его, если английские суда прибудут в Хирадо в его отсутствие. 
Сэрис, узнав по прибытии в Хирадо, что Адамса нет в городе, написал Уильяму короткое письмо с просьбой как можно скорее вернуться. По распоряжению губернатора Хирадо Мацуура письмо было тотчас же отправлено Адамсу со специальным гонцом. Прибывший в Эдо гонец не застал там Адамса, так как тот уже уехал в Сидзуока*. Гонец рассудил, что Адамс наверняка находится в своем поместье в Хэми, и направился туда, где ему и сообщили, что Уильям - в Сидзуока. Посланник вновь двинулся в путь, на этот раз в Сидзуока, где наконец вручил письмо Адамсу. Из-за столь длительного путешествия, которое совершило послание Сэриса, Адамс смог прибыть в Хирадо лишь в конце июля. Властолюбивый Мацуура пришел в неописуемую ярость, узнав, как долго выполнялся его приказ, ведь все это время капитан Сэрис бездействовал. Поэтому Мацуура навсегда изгнал несчастного гонца из Хирадо. 
*(В описываемое время город Сидзуока, называвшийся тогда Сумпу, служил резиденцией Иэясу. (Примеч. авт.)) 
Сэрис тоже был чрезвычайно недоволен столь длительным отсутствием Адамса, но подавил раздражение и отдал приказ принять Уильяма с большими почестями, так как хотел создать благоприятную обстановку для переговоров. Адамс на лодке отправился на "Клоув". Он был весьма поражен, когда в 10 часов утра 29 июля, поднимаясь на палубу судна, был встречен торжественным залпом из трех орудий. На борту "Клоува" его ждали Сэрис и другие английские купцы. Нетрудно представить себе, какие чувства охватили англичанина в ту минуту, когда после столь длительного перерыва он вновь услышал родную речь. Наконец все были представлены друг другу; отзвучали последние слова взаимных приветствий и поздравлений. Сэрис пригласил Адамса и купцов последовать за ним в дом, который он арендовал у японцев в качестве английской резиденции.- Когда они подъехали к зданию, "Клоув" еще раз дал залп в честь Адамса, на этот раз из девяти орудий. Таким образом Сэрис продемонстрировал глубокое уважение к Адамсу всем жителям этого японского города, собравшимся, чтобы посмотреть, как процессия англичан шествует в свою резиденцию. Сэрис ступил на порог английской резиденции с чувством удовлетворения - он сделал все от него зависящее, чтобы Адамс остался доволен. 
Однако за время первой же длительной беседы восторг и радость встречи стали постепенно утихать. Более того, у Адамса и Сэриса они сменились взаимной антипатией, которая осталась у них на всю жизнь. Сэриса раздражали дифирамбы, которые Адамс расточал в адрес японцев. Впоследствии Сэрис записал в своем дневнике, что Адамс разговаривал и вел себя как "настоящий японец". Однако он постарался скрыть все растущее недовольство и недоверие к Адамсу, надеясь, что званый обед, который он дал в честь гостя, как-то скрасит первое неблагоприятное впечатление. После обеда он пригласил Адамса переночевать в своем доме и страшно оскорбился, когда Уильям отказался от этого предложения, сославшись на то, что уже пообещал каким-то японцам в Хирадо остаться на ночь у них в доме. Еще одним поводом к обиде послужил довольно грубый отказ Адамса от предложения английских купцов проводить его до того дома, где он остановился. После его ухода англичане единогласно пришли к выводу, что их первое впечатление о хваленом Уильяме Адамсе - не самое лучшее. По какому праву, говорили они, этот человек настолько заносится, что считает своих соотечественников недостойными появляться вместе с ним на людях... 
Несмотря на такое оскорбительное поведение Адамса по отношению к ним, англичане понимали, что не могут себе позволить выразить неудовольствие. Они были настолько заинтересованы в Адамсе, который должен помочь им установить торговые отношения с этой страной, что не только скрыли свое раздражение, но и продолжали всячески выказывать Адамсу знаки глубочайшего почтения и расположения. Так, на следующее утро, 30 июля Сэрис дал еще один званый обед в честь Адамса, на этот раз на борту "Клоува", и снова английские купцы как могли развлекали Адамса, всячески стараясь угодить ему и расположить к себе, что было очень важно для дальнейших деловых переговоров с ним. Но не успел обед закончиться, как появился посыльный и сообщил Адамсу, что в Хирадо по срочному, делу его ждут какие-то португальцы и испанцы. Адамс, к великому и уже плохо скрываемому негодованию хозяев, извинился перед ними и поспешил на берег для встречи со своими португальскими и испанскими деловыми партнерами. 
Сэрис, который отличался вспыльчивым и несдержанным характером, был вне себя от ярости, да и остальные не меньше возмутились поведением Адамса, столь неучтиво покинувшего своих соотечественников, с которыми не виделся долгие годы. И ради кого? Ради тех, кто с давних пор считался заклятым врагом Англии! Однако после того, как первые взрывы возмущения стихли, Сэрис и купцы серьезно призадумались над тем, каким же образом завоевать расположение Адамса и начать наконец деловые переговоры. Пришли к выводу, что необходимо преподнести ему в качестве подарка от Ост-Индской компании несколько рулонов ткани. 1 августа Сэрис лично от себя подарил ему шляпу, рубашку и носки, кожаные туфли, турецкий ковер и несколько рулонов ткани. В ответ на все эти роскошные дары Адамс со своей стороны расщедрился и подарил Сэрису баночку японского бальзама стоимостью, как потом выяснилось, 6 шиллингов. Нетрудно представить, что почувствовал английский капитан в тот момент, когда Адамс вручил ему этот более чем скромный подарок. Тем не менее, как впоследствии записал Сэрис в дневнике, он постарался скрыть свой гнев и "учтиво принял" эту маленькую баночку в ответ на богатые дары, преподнесенные Адамсу как лично от себя, так и от Ост-Индской компании. 
На 2 августа у Адамса был запланирован визит к голландским купцам, которые в это время находились в Хирадо. После долгих колебаний он наконец согласился взять с собой Кокса, одного из английских купцов. Впоследствии Кокс доложил Сэрису, что по просьбе голландцев Адамс отчитался за товары, которые для них продал. Это доказывало, что Адамс работает на тех, кто являлся в то время самым серьезным конкурентом Великобритании на Дальнем Востоке. Это еще больше настроило против него Сэриса и других членов экспедиции. 
- Голландцы ему ближе, чем соотечественники, - изрек Кокс, и, покачав головой, добавил: - Да простит его бог! 
Но все же, несмотря на крайнее возмущение поведением Адамса, Сэрису и английским купцам никак нельзя было без него обойтись, если они хотели основать в Японии торговую факторию, приносящую хорошие прибыли Ост-Индской компании. Поэтому 3 августа Сэрис вновь пригласил Адамса на обед. Лишь после настойчивых уговоров ему удалось наконец убедить Адамса остаться на ночь и обсудить с ним предстоящий визит англичан к сёгуну: ведь им надлежало получить дарственную на торговые привилегии. 
И вот долгожданные переговоры начались. Несколько раз, конечно, они прерывались гонцами, которых посылали к Адамсу его португальские партнеры с просьбами срочно с ними встретиться. Адамс отказал гонцам (возможно, что все это было специально подстроено самим Адамсом с целью показать свое влияние и силу), и англичанам все-таки удалось обсудить некоторые детали предстоящего визита. 
4 и 5 августа Адамс был снова неуловим. Вечером 5 августа кипящему от злобы Сэрису уже пришлось умолять Уильяма срочно встретиться с английскими купцами, чтобы окончательно решить все проблемы, связанные с поездкой ко двору, но Адамс лишь высказал сожаление по поводу того, что встреча не состоится, так как он зван на прием к своим испанским партнерам. Сэрису пришлось проглотить и это. Таким образом, 
Сэрис вынужден был трабатывать последние детали важного визита без помощи Адамса. Наконец 7 августа все приготовления были закончены, и небольшое посольство, состоящее из 11 англичан, включая Адамса, покинуло Хирадо и отправилось к сёгуну добиваться получения дарственной на торговые привилегии. 
Чтобы придать больший вес своей миссии, руководство Ост-Индской компании поручило Сэрису передать сёгуну письмо, подписанное королем Англии Яковом I. В письме говорилось: 
"Яков I, волею всемогущего госпада, 
король Великой Британии, Фарнции и Ирландии, защитник христианской веры, и прочее, и прочее, приветствует светлейшего и могущественного императора Японии и т.д. 
Высочайший и светлейший Император! 
Ничто на свете так не способствует приумножению славы и доброго имени суверенных монархов, как распространение их славы среди других далеких народов, поэтому, узнав в последние годы от некоторых наших подданных, которые ведут торговлю с различными странами, соседствующими с Вашей страной, о величии и могуществе Вашей державы, мы осмеливались поручить нашим подданным отправиться в Вашу страну, чтобы снискать Вашу дружбу и наладить с Вами отношения, дабы обмениваться такими товарами наших стран, которые представляют взаимный интерес для обеих держав. Мы не сомневаемся, что Ваше великодушие и расположение будут настолько велики, что Вы не только примите наших представителей со всей благосклонностью, но и окажете им всяческую поддержку и покровительство, дабы помочь им основать в Вашей стране торговую факторию, обладающую такой свободой и гарантиями, которые способствовали бы получению взаимовыгодных прибылей для обеих сторон. Что касается нас, то мы со своей стороны готовы создать все необходимые условия в нашем государстве и в странах нашего королевства для тех Ваших подданных, которые пожелали бы наладить с нами отношения. Мы молим всемогущего бога благословить Вас и ниспослать Вам всяческого процветания и побед над врагами. Написано в вестминстерском дворце января восьмого года нашего правления Великобританией, Францией и Ирландией*". 
*(Pratt P. History of Japan. (India Office Records. China. Vol. IX). Kobe, 1913, с. 13.) 
Когда настало время подать сие письмо, возникло множество проблем, так как Сэрис пожелал лично вручить письмо Иэясу, о чем и попросил Адамса уведомить секретаря сёгуна. 
В ответ на это секретарь велел передать Сэрису, что по японским обычаям подобные письма не принято вручать прямо в руки сёгуну. Последнее необходимо передать секретарю, а тот уже вручит его Иэясу. Услышав такое, Сэрис пришел в ярость и через Адамса заявил секретарю, что либо сам вручит письмо сёгуну, либо покинет двор и откажется принимать участие в данной церемонии. 
Однако этим ультиматумом Сэрис не запугал секретаря. Тот попросил объяснить Сэрису, что ни при каких обстоятель-ствах принятая в Японии придворная церемония не подвергается изменениям. Разгневанному Сэрису пришлось признать свое поражение, и церемония вручения письма английского короля прошла именно так, как того требовал секретарь: Сэрис удо-стоился чести войти к сёгуну с письмом, которое затем из его рук секретарь и передал Иэясу. 
После того как письмо оказалось в руках у Иэясу, тот произнес несколько приветственных слов в адрес Сэриса и на этом аудиенция закончилась. Тут был вызван Адамс, которого Иэясу попросил перевести доя него письмо коро-ля Якова I. Когда письмо бьшо прочитано, Адамс подробно ответил на все вопросы сёгуна об английском короле, его богатстве и могуществе. Наконец, удовлетворенный ответами, Иэясу повелел Адамсу известить Сэриса о том, что все прось-бы, если таковые имеются, должны быть изложены в пись-менной форме секретарю, который уже в свою очередь по-даст их на рассмотрение Иэясу, всегда готовому проявить содействие. 
Адамс сообщил об этом Сэрису, и на следующий же день они оба пришли к секретарю с прошением о предоставлении англичанам дарственной на торговые привилегии Эго проше-ние в письменном виде было передано через секретам Иэясу, который тщательно его изучил. Вновь послали за Уильямом Адамсом, и сёгун объявил, что с больгшим удовольствием выполнит просьбу Сэриса. И вновь последовали многочислен-ные вопросы о целях, которые преследуют англичане в Японии, и о том, нет ли у англичан намерения попытаться найти северо-западньш проход из Японии в Европу. 
Адамс объяснил, что англичане весьма заинтересованы в открытии этого прохода и уже потратили немало средотв, чтобы его отыскать и, возможно, поиски будут продолжены. Иэясу поинтересовался у Адамса, насколько реальной он считает возможность найти этот проход к северу от Японии. Адамс с помощью большой карты мира постарался объяснить, почему, по его мнению, существование такого прохода вполне вероят-но. На вопрос Иэясу, не желал ли бы он лично открыть этот проход, если таковой есть, Адамс ответил утвердително, до-бавив, что был бы счастлив участвовать в такой "благородной миссии", если Ост-Индская компания сочтет его подходящим для выполнения этой задачи. В знак похвалы Иэясу кивнул головой и в заключение беседы сказал, что, если Адамс когда-либо пожелает принять участие в таком походе, он может рас-считывать на полную поддержку сёгуна. 
9 сентября Сэрису была вручена официальная дарственная на привилегии, после чего делегация англичанвместе с Адамсом провела восемь дней в Сидзуока, где находился двор Иэясу, Адамс дипломатично посоветовал Сэрису перед возвращениев Хирадо заехать в Эдо и нанести визит Хидэтада, сыну Иэясу, Поэтому 17 сентября они отправились в Эдо, где преподнесли Хидэтада и его свите дары. Адамс предложил Сэрису также проехать в Урага, порт неподалеку от Иокосука, так как, по мнению Адамса, Урага - гораздо более подходящее место, чем Хирадо, для основания английской торговой фактории. Урага, по мнению Адамса, расположена довольно далеко от торговых центров португальцев и испанцев, а следовательно, там нет конкуренции с их стороны. Вторым, не менее важным обстоятельством является то, что Урага находится близко от двора сёгуна. Адамс мог бы, конечно, добавить, что Урага недалеко и от его собственного имения Хэми, но, по понятным причинам, не сказал этого. 
Во время пребывания Адамса и Сэриса в Урага гуда прибыл (любопытное совпадение!) испанский корабль, груженный различными товарами, которые Адамс, как посредник, должен был сбыть для своих испанских партнеров. Поэтому, после того как он описал Сэрису все преимущества Урага для размещения там предполагаемого английского правления по торговым делам, Адамс пригласил капитана осмотреть испанский корабль, а заодно и товары, находящиеся в трюмах. Он предложил Сэрису купить эти товары для Ост-Индской компании. Сначала цена, которую запросил Адамс, показалась Сэрису слишком высокой, но, осмотрев товары, он заявил, что купит их. Тут же на месте была совершена эта необычная сделка. 
В течение трех дней, с 22 по 24 сентября, пока в Урага шли различные переговоры и обсуждения, Сэрис со своими товарищами гостил в загородном имении Адамса в Хэми. Их пребывание там оказалось чрезвычайно приятным благодаря гостеприимству супруги Адамса, которая сделала все, чтобы гости мужа чувствовали себя как дома. Сэрис и его люди были Адамско благодарны ей за заботу и доброту и, покидая Урага 25 сентября, уговорили ее принять от них хотя бы подарки, поскольку она наотрез отказалась от денег, которые ей сначала предлагали. 
По дороге в Хирадо англичане еще раз заехали в Сидзуока, чтобы получить ответ Иэясу на письмо английского короля, а также уже готовую дарственную на привилегии, которую Сэрис не взял с собой в Урага. Ответ сёгуна королю Якову I был написан в поэтическом, витиеватом восточном стиле и гласил следующее: 
"Минамото-но Иэясу из Японии отвечает Его Чести Правителю Игаратэйра (Англии) через морского посланника, проделавшего изнурительный и долгий путь. Мы впервые получили от Вас письмо, из которого узнали, что правительство Вашей почтенной страны, как это явствует из письма, следует истинному пути. Я лично получил многочисленные подарки от Вашей страны, за что чрезвычайно признателен. Я последую Вашим советам отнАдамсльно развития дружественных отношений и налаживания взаимных торговых контактов между нашими странами. Несмотря на то что нас разделяют десять тысяч лиг туч и волн, наши страны, как оказалось, близки друг Адамс. Я посылаю Вам скромные образцы того, что может производиться в нашей стране. Все перечислено в сопроводительном листе. Выражаю свое почтение. Берегите себя: все в этом мире изменчиво. 
18-й год эры Кэйте (4 октября 1613 г.)"*. 
*(Satow E. The Voyage of Captain John Saris to Japan. L., 1900. Introduction, c. lxxvii.) 
Получив этот цветистый документ, Адамс и Сэрис 6 ноября 1613 года вернулись в Хирадо. Успех миссии, а также гостеприимство супруги Адамса благотворно сказались на их отношениях. Однако многочисленные жалобы на поведение слуги Адамса, которого оставили в Хирадо обслуживать остальных членов английской делегации (они не поехали с Адамсом и Сэрисом ко двору), снова привели к ухудшению отношений. Английские купцы сообщили Сэрису, что слуга их обманывал, и 15 ноября Сэрис решил поговорить с Адамсом. "Вполне дружелюбно", как позже записал он в своем дневнике, Сэрис рассказал Адамсу о том, как слуга пытался взять с купцов гораздо больше денег, чем в действительности потратил на продукты, купленные на рынке. К большому удивлению Сэриса, Адамс воспринял эту жалобу как личное оскорбление и пришел в такую ярость, что Сэрис счел благоразумным не затрагивать больше эту тему. Однако англичане отказались от помощи этого слуги, и в результате отношения между Сэрисом и Адамсом снова испортились. 
Их неприязнь еще больше обострилась 4 ноября, когда Адамс попросил Сэриса заплатить ему за товары, купленные в Урага, а также вернуть деньги, которые он одолжил Сэрису на расходы, связанные с поездкой ко двору. Адамс пожелал, чтобы Сэрис заплатил ему в испанской валюте, но поскольку у последнего было достаточно японских денег, от которых, конечно же, моряк хотел избавиться перед тем, как покинуть Японию, он настаивал на оплате японской монетой. Адамса это мало устраивало, так как, в свою очередь, он расплачивался со своими испанскими партнерами в их валюте, а поскольку при обмене японских денег на европейскую валюту нужно было дополнительно платить 5 процентов, то он терпел финансовые убытки. 
Однако основной причиной обострения отношений между Адамсом и Сэрисом стали расхождения по вопросу об организации постоянно действующего торгового поста в Японии. 
Адамс, как уже отмечалось, ратовал за то, чтобы этот пост был основан в Урага, в восточной части Японии, так как таким образом англичане избегали конкуренции со стороны португальцев, испанцев и голландцев, а также могли находиться недалеко от двора сёгуна и таких крупных городов, как Эдо, Осака и Киото. Сэрис же, напротив, склонялся к решению обосновать этот пост в Хирадо. Он намеревался уговорить Адамса подписать контракт с Ост-Индской компанией и при этом опасался, что если торговый пост будет находиться в Урага, то Адамс не станет уделять делам компании должного внимания, поскольку большую часть времени будет проводить в своем имении Хэми, расположенном неподалеку. 
У Сэриса имелись и другие основания отдать предпочтение Хирадо. По прибытии в Японию, ожидая приезда Адамса в Хирадо, Сэрис познакомился и подружился с Мацуура, губернатором города. Будучи достаточно суровым и требовательным на службе, в частной жизни Сэрис был сластолюбцем и в лице Мацуура нашел веселого собутыльника. Ожидая приезда Адамса, оба приятеля провели вместе немало веселых вечеров, и в этой непринужденной обстановке Мацуура без особых усилий удалось убедить Сэриса, что лучшего места для основания торгового поста, чем Хирадо, не найти. Это решение, чрезвычайно выгодное для Мацуура (в этом случае он получил бы дополнительный доход в виде пошлин и налогов с англичан), почти уже созрело в сознании Сэриса, когда он решил арендовать в Хирадо дом для временной резиденции английских купцов. 
Однако окончательное решение обосноваться в Хирадо было принято лишь перед отъездом из Японии на специальном совещании купцов 26 ноября 1613 года, и оно крайне разочаровало Адамса. Более того, такой выбор в какой-то степени даже оскорбил его - ведь это означало пренебрежительное отношение к его советам, в основе которых лежало хорошее знание Японии и условий торговли в этой стране. Из последующей истории торгового поста ясно, что, проигнорировав совет Адамса, Сэрис с самого начала обрек английскую торговлю в Японии на провал. В дальнейшем английские купцы, которых Сэрис оставил в Японии, наглядно убедились, насколько серьезными конкурентами, а иногда и безжалостными врагами оказались голландцы, обосновавшиеся в Хирадо.

Антифеодальные восстания, распри между боярами и полная недееспособность царя Федора ослабили самодержавную систему управления. Раздор между светской и ду­ховной властями и низложение митрополита Дион...

 ТРАГЕДИЯ В МЕДВЕДЕВСКОМ ЛЕСУ О расстреле политзаключенных Орловской тюрьмы 11 сентября 1941 г. в Медведевском лесу, километрах в десяти от г. Орла, сотрудники НКВД расстреляли 157 политических закл...

В процессе раздробления возникли отдельные индивидуумы. Процесс этот подвергался ограничению. Таким образом, индивидуальное представляло известную стойкость. Но для дальнейшего своего бытия, собственн...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира Полезная информация Бизнес идеи