Англичане начали переговоры с правительством Тибета. Цинский амбанъ к переговорам допущен не был. 7 сентября 1904г. Янгхазбенд подписал с тибетцами Лхасскую конвенцию. Приведем слова участника церемонии подписания этого важного документа: «7 сентября 1904 г. состоялось заключение дружеского трактата между Британией и Тибетом. Церемония происходила с большой пышностью в новой тронной комнате Далай-ламы, в замке Потала. Британский коммиссионер, в сопровождении других членов миссии и военного эскорта, в процессии поехал к северным воротам крепости. Наши войска окаймляли дорогу, стоя от подножия холма до больших ворот почтенного старого дворца, мрачно смотревшего на всю картину» [там же, с. 312]. Далее А. Уодделъ писал: «Развернули трактат: это был длинный пергаментный свиток с тремя вертикальными параллельными колонками, заключавшими в себе тибетский, китайский и английский тексты соглашения. Имелось пять копий, и каждую следовало подписать, или, вернее, заштемпелевать, в семи различных местах, а потому операция заняла долгое время. Сначала поставили свои печати чиновники низших рангов и представители Национального собрания, потом монахи трех больших монастырей и советники; предпоследним был регент, последним — британский коммиссионер. Когда эти два лица прикладывали свои подписи, все присутствующие встали с кресел и не садились до конца церемонии. Замечательно, что регент, видевший исполнение своих желаний и потому весь сиявший улыбками, не сам поставил большую печать Далая на трактате, но, дотронувшись до этого высокого знака, приказал одному из монахов приложить штемпель вместо него». По условиям Лхасской конвенции правительство Тибета обязывалось признать границу между Сиккимом и Тибетом, установленную Англо-китайской конвенцией 1890 г., открыть рынки для торговли в Гьянцэ, Гартоке и Ятуне, не облагать не согласованными взаимно пошлинами англо-индийские товары. Тибет должен был выплатить контрибуцию в 500 тыс. фунтов стерлингов в возмещение всех убытков, понесенных британской миссией во время похода в Лхасу. До окончания выплаты контрибуции англичане оставляли свои войска в долине Чумби. Более того, английские власти могли продолжать оккупацию этого района Тибета и позже, до тех пор, пока открытые по договору рынки в трех городах не станут функционировать в течение трех лет. Таким образом, цели, официально поставленные лордом Керзоном перед миссией Янгхазбенда, были достигнуты. Тибет обязался признавать Англо-китайскую конвенцию 1890 г. и Торговые правила 1893 г. Однако главные требования Керзона к Тибету оказались сформулированы в IX статье Конвенции. Здесь было зафиксировано следующее: «Тибетское правительство гарантирует, что без предварительного согласия британского правительства
 
а) никакая часть тибетской территории не будет уступлена, продана, заложена или каким-либо иным способом передана какой-либо иностранной державе;
б) вмешательство в тибетские дела не будет дозволено ни одной иностранной державе;
в) никакие представители или агенты любой иностранной державы не будут допускаться в Тибет;
г) никакие концессии на железные дороги, шоссейные дороги, телеграф, горно рудные разработки и никакие другие права не будут предоставляться никакой иностранной державе или ее подданным. В случае, если такое согласие на концессию будет дано, то одинаковая или равноценная концессия должна быть предоставлена и британскому правительству;
д) никакая статья государственного дохода Тибета не будет отдана в залог или переуступлена ни в ритуальном виде, ни в денежном выражении какой-либо иностранной державе или ее подданным».
 
В тот же день Янгхазбенд подписал с тибетскими представителями Отдельную статью Лхасской конвенции. Правительство Тибета, согласно условию этой статьи, разрешало британскому торговому представителю в Гьянцэ посещать Лхасу в случае необходимости. С тибетской стороны были поставлены печати Далай-ламы, Совета, монастырей Дэггун, Сэра, Ганден и печать Национальной ассамблеи. Предыстория подписания Отдельной статьи ясно отражает расхождение в политике Лондона и властей Британской Индии. Керзон предписал Янгхазбенду учредить британское представительство в Лхасе. Но правительственная директива из Лондона запрещала действовать в этом направлении. Янгхазбенд вынужден был выбрать «срединный» путь. С одной стороны, он добился возможности для английского представителя приезжать в столицу Тибета и находиться там, причем сроки пребывания не были определены. С другой стороны, эта статья не была прямо включена в Конвенцию.
 
Условия Конвенции, навязанные тибетцам, показывают, что колониальная администрация Британской Индии, и прежде всего сам Керзон, стремилась максимально использовать военные успехи Янгхазбенда для установления британского влияния в Тибете и «ограждения» его от какого-либо влияния других держав, в известном смысле также и Китая. Но в этом вопросе стремление администрации Британской Индии не получило поддержки правительства Великобритании. Глобальная политика Великобритании в начале XX в. требовала сохранения китайского присутствия в Тибете, хотя бы номинального. Это позволяло англичанам не допускать «политического вакуума» в Тибете, т.е. возникновения независимого Тибета и появления здесь влияния каких-либо других держав, прежде всего России. Между правительствами Великобритании и Цинской империи к этому времени уже сложилось определенное взаимопонимание в отношении проблем Тибета. Обострение отношений с Цинами по поводу положения в Тибете никоим образом не входило в планы Лондона. В глубокой тайне в Калькутте, а потом в Пекине начались англо-китайские переговоры, о результатах которых будет сказано несколько позже.
 
Сообщения о вступлении на территорию Тибета английской военной экспедиции Янгхазбенда с тревогой воспринимались в России — царем, военным руководством, общественным мнением. Общее представление о происходящем сводилось к тому, что «англичане обошли русских» и нарушили определенное равновесие сил в этой части Азии. Интересы России в Тибете лежали преимущественно в религиозной сфере: российские буряты и калмыки — буддисты признавали Далай-ламу своим духовным главой. Представители «протибетского лобби» в кругах петербургской элиты (князь Э.Э. ухтомский, П.А. Бадмаев, вел. князья Николай Михайлович и Константин Константинович, востоковеды П.П. Семенов-Тянь-Шанъский, Ф.И. Щербатской и др.) побуждали правящие круги занять более решительную позицию в тибетском вопросе. 14 января 1904 г. по просьбе Э.Э. Ухтомского и по согласованию с военным министром А.Н. Куропаткиным Николай II принял в Зимнем дворце подъесаула 1-го Донского казачьего полка Н.Э. Уланова и бакши (вероучителя) Д. Ульянова — будущих руководителей группы калмыков-буддистов, направляемых в Лхасу. Куропаткин так записал в своем дневнике об этой аудиенции: «Докладывал о посылке калмыка, подъесаула Уланова, в Тибет разузнать, что там делается и особенно что там делают англичане... Государь соизволил, чтобы это была частная поездка на свой страх и риск. Приказал посоветовать Уланову „разжечь там тибетцев против англичан"» [Андреев, 1997, с. 11].
 
6 февраля 1904 г. калмыки выступили в путь и после длительного путешествия 20 мая 1905 г. достигли Лхасы (во время пути скончался Н. Уланов, и руководство миссией перешло к Д. Ульянову). Английская экспедиция к этому времени давно уже покинула столицу Тибета. Калмыки нанесли визиты тибетским руководителям и амбаню, посетили монастыри Дэпун, Сэра и Ганден, осмотрели Лхасу, приобрели буддийские трактаты. Уланов подал регенту монастыря Ти-римпоче доклад, в котором со ссылками на мифологию буддизма проводил мысль, что тибетцам следует искать покровительства России и Китая, а не Англии. В августе 1905 г. миссия выступила в обратный путь в Россию. Записки Д. Ульянова об этом путешествии были опубликованы в «С.-Петербургских ведомостях» [СПб. ведомости, 1906, № 119]. Подписание Лхасской конвенции, а в особенности ее IX статья вызвали протест России. Поверенный в делах в Лондоне С.Д. Сазонов (будущий министр иностранных дел) заявил британскому министру иностранных дел Лэнсдауну, что условия статьи IX ставят Тибет под политический и экономический контроль Англии. Это — действия, направленные к получению односторонних выгод. Правительство России не считало возможным поддержать призывы Далай-ламы XIII к созданию независимого Тибета. В Петербурге Тибет всегда рассматривался как часть Китая. Тем не менее стремление Далай-ламы установить официальные и более тесные связи с Россией требовало от Великобритании учитывать российскую позицию. Была еще и более важная причина. В правящих кругах Великобритании к началу XX в. главным соперником все более и более стала рассматриваться быстро усиливавшаяся Германия. Великобритания шла на сближение с франко-русским союзом. 8 апреля 1904 г. был подписан англо-французский договор. После окончания русско-японской войны Англия предприняла шаги для установления более тесных отношений с Россией.
 
В дальнейшем вопрос о Тибете стал одним из пунктов переговоров при наметившемся англо-русском сближении.
 
23 сентября 1904 г. англичане покинули Лхасу. 11 ноября 1904 г. новый генерал-губернатор Индии Эмфтил ратифицировал Лхасскую конвенцию. Эмфтил уменьшил тибетскую контрибуцию втрое и сократил оккупацию англичанами долины Чумби до 3 лет (с гипотетических 75 лет). В то же время он не утвердил Отдельную статью Лхасской конвенции. Сама Лхасская конвенция в дальнейшем не получила утверждения со стороны парламента Великобритании, правительства и короля Эдуарда VII.
 

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть III. Тибет в конце XIX — начале XX в.

Когда во время первого плавания Колумба команде его судна осточертело плыть в неизвестность и она была готова сместить капитана, Колумб объявил, что земля совсем близко и тот моряк, который первым ее ...

24. На другой день войска обеих сторон сосредоточились у Сорикарии; наши начали вести траншеи. Помпей, видя, что его хотят отрезать от его укрепления Аснавии, находящегося от Укубиса в расстоянии пяти...

Реакцией на начало ограничения извне является следующий момент, - когда самые незначительные силы вновь приобретенного значения начинают свое положительное продвижение вперёд. Всё прошлое - и в этом с...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история