Китайцы, однако, ошибались, надеясь, что отстранение Гаров от власти прекратит войну. В 700 г. тибетцы атакуют Лянчжоу, в 701 г. повторяют это нападение в союзе с тюрками. На северо-востоке возобновляются военные действия в районе Сунчжоу-Таочжоу. Но уже в следующем году цэнпо Дуйсон направляет посольство к танскому двору для переговоров о мире. Свою «мирную инициативу» он подкрепляет личным походом на Сичжоу, но как полководец терпит поражение. Тогда он вновь начинает переговоры и просит у танского двора в жены китайскую принцессу. Переговоры постоянно перемежаются военными действиями. В 703 г. они вспыхивают в районе г. Маочжоу. Одновременно против тибетцев начались восстания в Непале и Гималайской Индии, к восставшим примыкают предки современных мосо. Дуйсон, который вновь лично становится во главе войск, отправленных на подавление восстаний, в 704 г. погибает в сражении против дзанг (мосо) из района Мьява в государстве Наньчжао. Смена власти в Тибете совпадает с таковой и в Китае. Императрица У-хоу скончалась, и вместо нее к власти приходит император Чжун-цзун. Обе стороны заинтересованы в прекращении войны. Переговоры 706 г. дают первые результаты. Был составлен проект «клятвенного союза годов под девизом царствования Шэнь-лун», по которому разграничивались два государства — танский Китай и Тибет. В следующем, 707 г. китайская сторона дала согласие на то, чтобы договор был квалифицирован как хэ цинь — договор о мире и установлении родственных отношений, и в 710 г. в Тибет была отправлена принцесса Цзинь-чэн [Сицзан цзяньши, 1993, с. 38].
Неясно, чьей она стала женой, особенно первоначально. После смерти Дуйсона на трон был посажен его сын Лха Балпо. Однако вскоре он был лишен власти в пользу Меагцома (Тидэ Цуггэна). Но Лха Балпо не был убит, и полагают, что именно он первоначально получил в жены принцессу Цзинь-чэн. За Цзинь-чэн в приданое тибетцам были дарованы земли Хэси цзюцюй, района к востоку от оз. Кукунор и по обеим берегам верхнего течения р. Хуанхэ [тати же, с. 39]. Куда делся Лха Балпо, неясно, но только с 713 г. принцесса Цзинь-чэн стала женой Тидэ Цуггэна.
Тидэ Цугтэн (официальные годы правления 704-754), вошедший в историю Тибета под прозвищем Меагцом — Седовласый, был любимцем вдовствующей государыни, его бабушки Тимало. Именно бабушка организовала его приход к власти. С самого детства Меагцом был свидетелем ожесточенной борьбы за власть, которая то тайно, то явно велась при дворе цэнпо. Сообщается, что ему было 17 лет, когда принцесса Цзинь-чэн стала его женой. Танский двор поставил перед принцессой одну задачу — приостановить нашествия тибетской конницы на Китай. В Лхасе ей жилось плохо. Она не обнаружила расцвета буддизма в стране, даже статуя Будды, привезенная ее предшественницей принцессой Вэнъчэн, все еще стояла замурованной за дверью храма («в период трех поколений статуя владыки находилась в темнице»), и только по просьбе Цзинь-чэн статую извлекли из заточения и поместили в храме. Принцесса страдала от ревности тибетских жен цэнпо. Жизнь ее, таким образом, была нелегкой, а ее пребывание в Лхасе практически бесполезным для Китая. Она хотела бежать из Лхасы, но помочь ей в этом было некому.
В 714 г. война Тибета с Китаем разгорелась с новой силой. Она возобновилась большим рейдом тибетских армий на Линътао-Ланьчжоу с выходом на р. Вэй. В 716-717 гг. тибетцы атакуют границы Тан на территориях нынешних провинций Сычуанъ и Ганъ-су. В это время на западе они действуют заодно с арабами. Они помогают арабскому полководцу Кутейбу ибн Муслиму захватить Фергану. Правитель Ферганы Башак бежал ко двору Тан. Гибель Кутейбы и рейд китайских войск на Фергану, возможно, вернули Башаку на время власть над Ферганой. Американский исследователь Ч. Беквит пишет: «Значение того, что случилось в 715 г., не было понято в то время. С точки зрения китайцев династии Тан, арабы были ещё очень далеким и поэтому сравнительно незначительным народом. Арабы, кажется, понимали, что они достигли границ империи Тан, но в тех обстоятельствах они не отдавали себе отчет в том, что это значит. К сожалению, фрагментарность источников не позволяет нам даже приблизительно догадываться о том, как тибетцы смотрели на эти события. Но невзирая на неспособность этих стран понять их значение, события 715 г. ясно показали, что был достигнут верстовой столб евразийской истории. Арабы с запада, китайцы с востока и тибетцы с юга — эти три великих экспансионистских государства ранней средневековой Азии сошлись в одной точке».
В 724-727 гг. война разгорелась с новой силой, несмотря на попытки цэнпо Меагцома в 716, 718 и 719 гг. заключить с Китаем мир. Сохранилось письмо Меагцома к танскому императору Сюань-цзуну, в котором тибетский цэнпо, в частности, обещал прекратить совместные действия с тюрками против Тан. В связи с этим Ч. Беквит пишет, что на этот раз возобновление военных действий было начато китайцами, а не тибетцами. Интересно, что одновременно тибетцы проявляют интерес к исламу. Они просят арабов прислать к ним проповедника, который объяснил бы им, что такое ислам [Весkwith, 1993, р. 88]. (Кстати сказать, в период этих контактов с арабами от тибетцев в мусульманский мир попал мускус.)
В 726 г. тибетцы нападают на Ганьчжоу. Отходящие оттуда тибетские войска в районе оз. Кукунор внезапно атакуют китайские отряды генерала Ван Цзюнь-чу, и тибетцы терпят поражение. Стоял февраль 727 г., были сильные морозы, и много тибетцев, особенно раненых и больных, замерзли. Ван сжег траву, и тибетские кони падали от бескормицы. В отместку в сентябре 727 г. тибетцы снова атаковали Ганьчжоу и взяли в плен отца Ван Цзюнь-чу — Ван Шоу, а сам Ван Цзюнь-чу в ноябре попал в засаду, устроенную в районе Ганьчжоу уйгурами, и погиб. Осенью следующего, 728 г. произошли новые столкновения — тибетцы снова напали на Ганьчжоу, а китайцы опять подкараулили их у Кукунора и разбили. Тибетцы пытались склонить на свою сторону тюркского Бильге-кагана, но тот на союз с тибетцами не согласился, более того, известил китайский двор о тибетских происках. Это привело к тому, что тюркско-ти-бетской солидарности в совместных действиях против Тан был нанесен серьезный удар. В апреле 729 г. тибетцы терпят еще одно поражение от китайцев, но затем берут реванш, нанеся серьезный урон китайским войскам. Прошедшие сражения привели к той ситуации, которая была определена китайским сановником Чжан Юэ «как наличие примерного равенства в победах и поражениях» [Малявкин, 1992, с. 140] китайцев и тибетцев. Обе стороны обвиняли в развязывании военных действий «пограничных военачальников» и говорили об извечном стремлении сторон к миру с одной целью — облегчить страдания народа.
В 730 г. закончилась вторая 60-летняя тибетско-китайская война (670-730). Был заключен мир, в чем большую роль сыграли принцесса Цзинь-чэн и тибетский посол, именуемый в китайской передаче Миншиле, человек, хорошо владевший китайским языком. Известно, что в процессе переговоров из Китая в Тибет были посланы пять китайских классических книг, конфуцианское «Пятикнижие» («У цзин»). К великому сожалению, текст договора 730 г. не сохранился. Он известен только в изложении. Обе стороны согласились, что границей между государствами станет горный хребет Чилин (ныне отождествляется с горами Жиюешань в уезде Хуанъюань совр. пров. Цинхай [Цзанцзу цзяныпи, 1985, с. 40]), по-монгольски Улан-Дабан, и хребет Ганьсунлин (в пределах совр. уезда Сунпань, пров. Сычуань). В горах Чилин (Красные горы) надлежало устраивать рынки, а вдоль хребта должны были быть поставлены стелы с памятными надписями о заключении мирного договора. Стороны обязывались не нападать друг на друга, произошел обмен дарами.
Внимательно изучив все китайские источники о заключении мира 730 г., А.Г. Малявкин высказал предположение, что демаркация границы по хребту Чилин и другим не состоялась. В октябре 734 г. один из местных китайских военачальников, Ли Цюань, был «послан в район хребта Чилин, чтобы с тибетцами произвести разграничение и установить стелы». Как писал А.Г. Малявкин, «скорее всего, данное мероприятие, предусмотренное соглашением 730 г. и застрявшее на несколько лет на стадии» уточнения и согласования деталей, «не было доведено до конца» [Малявкин, 1992, с. 148]. «Эти две нации остались разделенными и равными, даже в глазах китайцев» — так резюмирует исход мирных переговоров 730 г. Ч. Беквит [Весkwith, 1993, с. 106]. 60-летняя война закончилась в 730 г., чтобы через семь лет разразиться вновь, положив начало третьей тибетско-китайской войне, которая продолжалась сорок шесть лет.

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть I. История Тибета до XIX в.

V. Когда Велисарий вернулся в Карфаген, он стал подготавливать всех вандалов к тому, чтобы с наступлением весны отправить их в Византий; войско же он посылал, чтобы вернуть римлянам все то, над чем вл...

1. В наступившем году Иоанн был снят с командования, так как он оказался неспособным выступить против персидского войска, хотя и получил на свою долю гораздо больше военных сил. 2. На его место был на...

Бизнес домашнего мыловарения – уникальная находка для начинающих предпринимателей: на сегодняшний день это ниша является достаточно свободной, с минимальным уровнем конкуренции.По оценкам специалистов...

Еще статьи из:: Мировая история Бизнес идеи Тайны мира