Китайцы, однако, ошибались, надеясь, что отстранение Гаров от власти прекратит войну. В 700 г. тибетцы атакуют Лянчжоу, в 701 г. повторяют это нападение в союзе с тюрками. На северо-востоке возобновляются военные действия в районе Сунчжоу-Таочжоу. Но уже в следующем году цэнпо Дуйсон направляет посольство к танскому двору для переговоров о мире. Свою «мирную инициативу» он подкрепляет личным походом на Сичжоу, но как полководец терпит поражение. Тогда он вновь начинает переговоры и просит у танского двора в жены китайскую принцессу. Переговоры постоянно перемежаются военными действиями. В 703 г. они вспыхивают в районе г. Маочжоу. Одновременно против тибетцев начались восстания в Непале и Гималайской Индии, к восставшим примыкают предки современных мосо. Дуйсон, который вновь лично становится во главе войск, отправленных на подавление восстаний, в 704 г. погибает в сражении против дзанг (мосо) из района Мьява в государстве Наньчжао. Смена власти в Тибете совпадает с таковой и в Китае. Императрица У-хоу скончалась, и вместо нее к власти приходит император Чжун-цзун. Обе стороны заинтересованы в прекращении войны. Переговоры 706 г. дают первые результаты. Был составлен проект «клятвенного союза годов под девизом царствования Шэнь-лун», по которому разграничивались два государства — танский Китай и Тибет. В следующем, 707 г. китайская сторона дала согласие на то, чтобы договор был квалифицирован как хэ цинь — договор о мире и установлении родственных отношений, и в 710 г. в Тибет была отправлена принцесса Цзинь-чэн [Сицзан цзяньши, 1993, с. 38].
Неясно, чьей она стала женой, особенно первоначально. После смерти Дуйсона на трон был посажен его сын Лха Балпо. Однако вскоре он был лишен власти в пользу Меагцома (Тидэ Цуггэна). Но Лха Балпо не был убит, и полагают, что именно он первоначально получил в жены принцессу Цзинь-чэн. За Цзинь-чэн в приданое тибетцам были дарованы земли Хэси цзюцюй, района к востоку от оз. Кукунор и по обеим берегам верхнего течения р. Хуанхэ [тати же, с. 39]. Куда делся Лха Балпо, неясно, но только с 713 г. принцесса Цзинь-чэн стала женой Тидэ Цуггэна.
Тидэ Цугтэн (официальные годы правления 704-754), вошедший в историю Тибета под прозвищем Меагцом — Седовласый, был любимцем вдовствующей государыни, его бабушки Тимало. Именно бабушка организовала его приход к власти. С самого детства Меагцом был свидетелем ожесточенной борьбы за власть, которая то тайно, то явно велась при дворе цэнпо. Сообщается, что ему было 17 лет, когда принцесса Цзинь-чэн стала его женой. Танский двор поставил перед принцессой одну задачу — приостановить нашествия тибетской конницы на Китай. В Лхасе ей жилось плохо. Она не обнаружила расцвета буддизма в стране, даже статуя Будды, привезенная ее предшественницей принцессой Вэнъчэн, все еще стояла замурованной за дверью храма («в период трех поколений статуя владыки находилась в темнице»), и только по просьбе Цзинь-чэн статую извлекли из заточения и поместили в храме. Принцесса страдала от ревности тибетских жен цэнпо. Жизнь ее, таким образом, была нелегкой, а ее пребывание в Лхасе практически бесполезным для Китая. Она хотела бежать из Лхасы, но помочь ей в этом было некому.
В 714 г. война Тибета с Китаем разгорелась с новой силой. Она возобновилась большим рейдом тибетских армий на Линътао-Ланьчжоу с выходом на р. Вэй. В 716-717 гг. тибетцы атакуют границы Тан на территориях нынешних провинций Сычуанъ и Ганъ-су. В это время на западе они действуют заодно с арабами. Они помогают арабскому полководцу Кутейбу ибн Муслиму захватить Фергану. Правитель Ферганы Башак бежал ко двору Тан. Гибель Кутейбы и рейд китайских войск на Фергану, возможно, вернули Башаку на время власть над Ферганой. Американский исследователь Ч. Беквит пишет: «Значение того, что случилось в 715 г., не было понято в то время. С точки зрения китайцев династии Тан, арабы были ещё очень далеким и поэтому сравнительно незначительным народом. Арабы, кажется, понимали, что они достигли границ империи Тан, но в тех обстоятельствах они не отдавали себе отчет в том, что это значит. К сожалению, фрагментарность источников не позволяет нам даже приблизительно догадываться о том, как тибетцы смотрели на эти события. Но невзирая на неспособность этих стран понять их значение, события 715 г. ясно показали, что был достигнут верстовой столб евразийской истории. Арабы с запада, китайцы с востока и тибетцы с юга — эти три великих экспансионистских государства ранней средневековой Азии сошлись в одной точке».
В 724-727 гг. война разгорелась с новой силой, несмотря на попытки цэнпо Меагцома в 716, 718 и 719 гг. заключить с Китаем мир. Сохранилось письмо Меагцома к танскому императору Сюань-цзуну, в котором тибетский цэнпо, в частности, обещал прекратить совместные действия с тюрками против Тан. В связи с этим Ч. Беквит пишет, что на этот раз возобновление военных действий было начато китайцами, а не тибетцами. Интересно, что одновременно тибетцы проявляют интерес к исламу. Они просят арабов прислать к ним проповедника, который объяснил бы им, что такое ислам [Весkwith, 1993, р. 88]. (Кстати сказать, в период этих контактов с арабами от тибетцев в мусульманский мир попал мускус.)
В 726 г. тибетцы нападают на Ганьчжоу. Отходящие оттуда тибетские войска в районе оз. Кукунор внезапно атакуют китайские отряды генерала Ван Цзюнь-чу, и тибетцы терпят поражение. Стоял февраль 727 г., были сильные морозы, и много тибетцев, особенно раненых и больных, замерзли. Ван сжег траву, и тибетские кони падали от бескормицы. В отместку в сентябре 727 г. тибетцы снова атаковали Ганьчжоу и взяли в плен отца Ван Цзюнь-чу — Ван Шоу, а сам Ван Цзюнь-чу в ноябре попал в засаду, устроенную в районе Ганьчжоу уйгурами, и погиб. Осенью следующего, 728 г. произошли новые столкновения — тибетцы снова напали на Ганьчжоу, а китайцы опять подкараулили их у Кукунора и разбили. Тибетцы пытались склонить на свою сторону тюркского Бильге-кагана, но тот на союз с тибетцами не согласился, более того, известил китайский двор о тибетских происках. Это привело к тому, что тюркско-ти-бетской солидарности в совместных действиях против Тан был нанесен серьезный удар. В апреле 729 г. тибетцы терпят еще одно поражение от китайцев, но затем берут реванш, нанеся серьезный урон китайским войскам. Прошедшие сражения привели к той ситуации, которая была определена китайским сановником Чжан Юэ «как наличие примерного равенства в победах и поражениях» [Малявкин, 1992, с. 140] китайцев и тибетцев. Обе стороны обвиняли в развязывании военных действий «пограничных военачальников» и говорили об извечном стремлении сторон к миру с одной целью — облегчить страдания народа.
В 730 г. закончилась вторая 60-летняя тибетско-китайская война (670-730). Был заключен мир, в чем большую роль сыграли принцесса Цзинь-чэн и тибетский посол, именуемый в китайской передаче Миншиле, человек, хорошо владевший китайским языком. Известно, что в процессе переговоров из Китая в Тибет были посланы пять китайских классических книг, конфуцианское «Пятикнижие» («У цзин»). К великому сожалению, текст договора 730 г. не сохранился. Он известен только в изложении. Обе стороны согласились, что границей между государствами станет горный хребет Чилин (ныне отождествляется с горами Жиюешань в уезде Хуанъюань совр. пров. Цинхай [Цзанцзу цзяныпи, 1985, с. 40]), по-монгольски Улан-Дабан, и хребет Ганьсунлин (в пределах совр. уезда Сунпань, пров. Сычуань). В горах Чилин (Красные горы) надлежало устраивать рынки, а вдоль хребта должны были быть поставлены стелы с памятными надписями о заключении мирного договора. Стороны обязывались не нападать друг на друга, произошел обмен дарами.
Внимательно изучив все китайские источники о заключении мира 730 г., А.Г. Малявкин высказал предположение, что демаркация границы по хребту Чилин и другим не состоялась. В октябре 734 г. один из местных китайских военачальников, Ли Цюань, был «послан в район хребта Чилин, чтобы с тибетцами произвести разграничение и установить стелы». Как писал А.Г. Малявкин, «скорее всего, данное мероприятие, предусмотренное соглашением 730 г. и застрявшее на несколько лет на стадии» уточнения и согласования деталей, «не было доведено до конца» [Малявкин, 1992, с. 148]. «Эти две нации остались разделенными и равными, даже в глазах китайцев» — так резюмирует исход мирных переговоров 730 г. Ч. Беквит [Весkwith, 1993, с. 106]. 60-летняя война закончилась в 730 г., чтобы через семь лет разразиться вновь, положив начало третьей тибетско-китайской войне, которая продолжалась сорок шесть лет.

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть I. История Тибета до XIX в.

Порфирородные Зоя и Феодора, дочери Константина VIII, были последними представительницами Македонской династии на византийском престоле. Со смертью их обеих - бездетных - угас род Василия Македонянина...

Таинственные, загадочные, а порой вполне объяснимые случаи исчезновения с карты Земли географических объектов история насчитывает немало. Неприятно осознавать, что обстановка в твоем доме изменяется д...

Система ТАМАТЕ на Банксовых островах состоит из целого  ряда  сообществ(на одном острове Мота Риверс насчитал их 77), причем обычно человек состоитчленом нескольких из них одновременно.     Местом соб...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира