Содержание материала

     
     Вот справедливые  законы,   которые   установил   Хаммурапи,
могучий  царь,  тем самым давший стране истинное счастье и доброе
управление.
     Я — Хаммурапи,  царь  совершенный,  не  был  невнимателен  к
черноголовым,   которых  даровал  мне  Эллиль  и  пастырство  над
которыми вручил мне Мардук.  Я  не  был  нерадив.  Я  отыскал  им
безопасные  места,  открывал  выход из тяжких бедствий и заставил
свет взойти над ними.
     Могучим оружием,  врученным  мне  богом  Забабой  и  богиней
Иштар,  мудростью,  определенной мне богом Эа,  мощью, данной мне
богом Мардуком, я истребил врагов на севере177 и на юге178.
     Я искоренил междоусобицы,  улучшил положение страны, поселил
людей в надежных местах и избавил их от страха. Великие боги меня
призвали,  и поэтому я  —  пастырь-миротворец,  скипетр  которого
прям. Моя благая сень распростерта над моим городом, и я держу на
своем лоне людей страны Шумера и Аккада.  С помощью  моей  богини
покровительницы они стали преуспевать, я привел их к благополучию
и укрыл их своей мудростью.
     Чтобы сильный   не   притеснял   слабого,   чтобы    оказать
справедливость сироте и вдове,  чтобы в Вавилоне — городе,  главу
которого вознесли Анум и Эллиль,  и в Эсагиле — храме,  фундамент
которого  прочно установлен,  точно небеса и земля,  — судить суд
страны,  выносить  решения   страны   и   притесненному   оказать
справедливость,  я  начертал  свои  драгоценные  слова  на  своем
памятнике  и  установил   перед   своим,   царя   справедливости,
изображением.
     Я — царь, превосходящий прочих царей, мои слова отменны, моя
мудрость не имеет себе равных.  По велению Шамаша, великого судьи
небес и земли,  да воссияет в стране моя справедливость; по слову
Мардука,  моего владыки,  пусть мои указы не имеют нарушителя.  В
Эсагиле,  храме,  который я люблю, пусть мое имя вечно поминается
во благо!
     Угнетенный человек,  который обретет  судебное  дело,  пусть
подойдет   к   моему,  царя  справедливости,  изображению,  пусть
заставит прочитать мой написанный памятник,  пусть он услышит мои
драгоценные  слова,  а  мой  памятник пусть покажет ему его дело,
пусть он увидит свое решение,  пусть успокоит свое сердце и пусть
с силой скажет: «Хаммурапи-де владыка, который является для людей
как бы родным отцом,  он склонился перед  велением  Мардука,  его
владыки,  и  одержал  победы  Мардука на севере и на юге,  сердце
Мардука,  его  владыки,   он   удовлетворил   и   устроил   людям
благоденствие179 навеки,  а страну управил по справедливости!», и
пусть он от полного сердца благословит меня перед Мардуком,  моим
владыкой,   и   Царпанит180,   моей   владычицей.  Бог-хранитель,
богиня-хранительница,  боги,  вступающие  в  Эсагилу,  и   кирпич
Эсагилы пусть ежедневно одобряют мои помыслы перед Мардуком, моим
владыкой, и Царпанит, моей владычицей.
     На будущие времена,  навсегда: царь, который будет в стране,
пусть  хранит  справедливые  слова,  которые  я начертал на своей
стеле;  пусть не изменит  законы  страны,  которые  я  установил,
решения страны,  которые я решил; пусть не отвергнет моих указов.
Если  этот  человек  будет  иметь  разум  и  сможет   справедливо
управлять  своей  страной,  то  пусть  относится  с  почтением  к
постановлениям,  которые я начертал на своей стеле,  и пусть  эта
стела  укажет  ему стезю и направление,  закон страны,  который я
установил,  решения  страны,  которые  я  решил,   и   пусть   он
справедливо  управляет  своими черноголовыми,  пусть разбирает их
тяжбы,  пусть  решает  их  решения,  пусть  истребит   в   стране
преступников и злых, пусть улучшит положение своих людей.
     Я — Хаммурапи,  царь справедливости,  которому Шамаш даровал
правду! Мои слова отменны, мои деяния не имеют равных! Только для
неразумного они — пустое, но мудрому они созданы для соблюдения.
     Если этот  человек  будет  относиться  с  почтением  к  моим
постановлениям,  которые я начертал на своей стеле,  не отвергнет
моих законов,  не исказит моих слов, не изменит моих указов, этот
человек, — пусть Шамаш сделает долгим его скипетр, как мне, пусть
он руководит своими людьми в справедливости.
     Если же  этот  человек  не  будет  чтить  мои постановления,
которые я начертал на своей стеле, будет презирать мои проклятия,
не   побоится   проклятий  богов  и  отменит  законы,  которые  я
установил,  исказит мои слова,  изменит  мои  указы,  сотрет  мое
начертанное  имя  и  напишет свое имя или же из-за этих проклятий
подучит  другого  сделать  это,  то  —  будь  то  царь,  будь  то
властитель и будь то кто-либо из людей, названных именем, — пусть
великий Анум,  отец богов,  призвавший меня к власти, отвратит от
него  царский  ореол,  пусть  он  сломает  его скипетр,  пусть он
проклянет его судьбу.
     Пусть Эллиль  —  владыка,   определяющий   судьбы,   веления
которого  неотменяемы,  возвеличивший мое царство,  раздует в его
жилище неподавляемое восстание, губительную для него смуту; пусть
определит  ему  в качестве судьбы тяжкое правление,  краткие дни,
голодные годы,  беспросветную тьму,  внезапную смерть,  пусть  он
повелит  своими почтенными устами погибель его города,  рассеяние
его людей,  порабощение его царства,  уничтожение  в  стране  его
имени и его названия.
     Пусть Нинлиль181,  великая  матерь,  повеления которой имеют
вес в Экуре,  владычица,  одобряющая мои помыслы,  — сделает  его
дело  скверным  перед  Эллилем в месте суда и решений;  пусть она
вложит в уста Эллиля-царя опустошение его страны, уничтожение его
народа, излияние его души подобно воде.
     Пусть Эа  — великий государь,  чьи определения первенствуют,
мудрейший среди богов, всеведущий, продлевающий дни моей жизни, —
отнимет  у  него  ум  и  разум  и введет его в безумие,  пусть он
заткнет его реки у их истоков,  пусть он не даст вырасти  на  его
земле хлебу — жизни людей.
     Пусть Шамаш  — великий судья небес и земли,  направляющий на
верный путь всех живых существ, моя опора — сокрушит его царство,
не разберет его тяжбы, запутает его дорогу, сотрясет до основания
его   войско;   пусть   определит   ему   при   гаданиях   плохое
предзнаменование  об  уничтожении  его  страны;  пусть его быстро
настигнет злое слово Шамаша,  пусть  он  исключит  его  из  живых
наверху и заставит его дух жаждать воды внизу, в преисподней.
     Пусть Син  —  владыка  небес,  бог,  создавший  меня,  блеск
которого сияет среди богов,—  отнимет  у  него  венец  и  царский
престол;  пусть  наложит  на него тяжкое наказание за его великий
грех,  который неистребим на его теле,  и пусть он  заставит  его
кончить  дни,  месяцы  и  годы  своего  правления  во  вздохах  и
стенаниях,  пусть даст ему увидеть супостата его  царства,  пусть
определит ему в качестве судьбы жизнь, которая подобна смерти.
     Пусть Адад — владыка изобилия,  ороситель небес и земли, мой
помощник — лишит его дождей из небес и половодья  из  источников;
пусть  погубит  его  страну  голодом  и нуждой;  пусть он яростно
гремит над его городом и превратит его  страну  в  наносный  холм
потопа.
     Пусть Забаба   —  великий  витязь,  первородный  сын  Экура,
шествующий у меня справа,  — разобьет его оружие на месте  битвы,
пусть  он  ему  обратит  день в ночь и пусть над ним поставит его
врага.
     Пусть Иштар — владычица войны  и  сражения,  обнажающая  мое
оружие, моя благая богиня-хранительница, любящая мое правление, —
проклянет его царство в своем гневном  сердце,  в  своей  великой
ярости;  пусть  превратит  его  благо во зло,  пусть разобьет его
оружие на месте боя и сражения,  пусть определит ему восстание  и
мятеж;  пусть  она  поразит  его воинов и напоит землю их кровью;
пусть она набросает в степи груды трупов его бойцов  и  пусть  не
проявит жалость к его людям;  его самого пусть предаст в руки его
врага и приведет его связанным в страну его супостата.
     Пусть Нергал  —  могучий  среди  богов,  несравненный  боец,
давший  мне  добиться  триумфа,  — своей великой силой сожжет его
людей,  точно страшный огонь — тростники,  пусть он рассечет  его
своим могучим оружием,  пусть раздробит его тело,  точно глиняную
статую.
     Пусть Нинту — высокая княгиня стран, матерь, создавшая меня,
— лишит его наследника,  не даст ему иметь имени в потомстве,  не
создаст человеческого семени среди его людей.
     Пусть Нинкаррак — дочь Анума,  благословляющая меня в Экуре,
—  даст  выступить  из  его  членов  тяжкой болезни,  злой хвори,
болезненной ране, которую не исцелить, в которой лекарь несведущ,
которую   даже  перевязкой  нельзя  успокоить,  которую,  подобно
смертельному укусу,  не искоренить,  и пусть он  оплакивает  свою
прежнюю мужскую силу, пока его жизнь не угаснет.
     Пусть великие   боги   земли   и   небес,   ануннаки   в  их
совокупности,  богохранитель храма и кирпич Эбарры проклянут злым
проклятием  его самого,  его семя,  его страну,  его бойцов,  его
людей и его войско..
     Пусть Эллиль непреложным речением своих  уст  проклянет  его
громкими проклятиями, и пусть они настигнут его тотчас182.

"Кто борется за свободу совести, за  свободу  науки,  за  политическую,общественную  и   экономическую   свободу,   -   говорит   писатель   Андрей Немоевский, - того раньше или позже назовут масоном"...

XXV. Два месяца спустя после того, как Сергий уехал отсюда, Гонтарис учинил тиранию следующим образом. Дело в том, что, возглавляя военные отряды в Нумидии и поэтому живя там, он тайно стал подстрекат...

Судьба ойратских правителей Тибета сложилась следующим образом. До 1660 г. сыновья Гуши-хана, Даши-батур и Даян-хан, правили Тибетом совместно. В том году они решили поделить наследие отца. Даян-хан о...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Полезная информация