XXIX. Что он был притворщик и лицемер, я сейчас покажу. Отрешив от должности того Либерия, о котором я только что упоминал, он назначил на его место Иоанна, родом египтянина, по прозвищу Лаксарион. (2) Когда это стало известно Пелагию, бывшему с Либерием в большой дружбе, он спросил у автократора, правда ли то, что говорят о Лаксарионе. (3) И тот сразу же отрекся, уверяя, что он ничего подобного не делал, и вручил ему послание для Либерия с повелением крепко держаться своего поста и никоим образом его не упускать. (4) Ибо в настоящее время он не желает отрешать его от должности. У Иоанна же был в Визaнтии дядя по имени Евдемон; достигнув консульского звания и приобретя большие богатства, он в ту пору ведал частным имуществом василевса 284 . (5) Когда этот Евдомен услышал то, о чем я упомянул, то со своей стороны тоже спросил у василевса, прочна ли власть у племянника. (6) Тот, отрекшись от того, что он написал Либерию, направил послание Иоанну, повелев ему всеми силами предъявить права на власть, (7) ибо он по этому поводу нового решения не выносил. Убежденный этим, Иоанн приказал Либерию удалиться из дома архонта, ибо он отрешен от должности. (8) Либерий ответил, что никоим образом ему не подчинится, разумеется также побуждаемый к этому посланиями василевса. (9) И вот Иоанн, вооружив свою свиту, пошел на Либерия; а тот со своими людьми решил ему противостоять. Когда произошла схватка, пали многие, в том числе и сам Иоанн, обладатель должности. (10) Либерий был немедленно вызван в Визaнтий, поскольку на этом упорно настаивал Евдемон, и сенат, проведя расследование случившегося, оправдал этого человека, ибо убийство было совершено не вследствие того, что он напал, а потому, что он защищался. (11) Тем не менее василевс не отступался от него до тех пор, пока не наказал его денежным штрафом, наложенным тайно. 
(12) Вот как, воистину, Юстиниан умел быть правдивым и действовать прямо. Я думаю, не будет неуместным сказать и о том, что не имеет прямого отношения к рассказу. Этот Евдемон немного времени спустя умер, и хотя у него осталось много родственников, он не приготовил никакого завещания о своем имуществе и ничего не высказывал относительно него. (13) Приблизительно в то же время окончил свою жизнь и некий человек, по имени Евфрат 285 , глава придворных евнухов, оставивший племянника; имуществом своим, которое было у него весьма значительным, он тоже никак не распорядился. (14) Василевс забрал имущество их обоих, по собственному произволу возведя себя в их наследники, а законным наследникам не дал и трех оболов. (15) С таким почтением относился этот василевс к законам и родственникам близких ему людей. (16) Точно так же он забрал имущество и Иринея, скончавшегося задолго до этого, хотя у него не было на это никаких прав 286 . 
(17) Не могу обойти молчанием и сходное с этими событие, произошедшее примерно в то же время. Был некто Анатолий, занимавший первое место в списках аскалонитов 287 . Его дочь взял в жены один из кесарийцев, но имени Мамилиан, принадлежавший к весьма славному дому. (18) Поскольку девица была единственным чадом Анатолия, она была его наследницей. (19) Искони законом было установлено, что, когда советник 288 какого-либо города уходит из этого мира, не оставив чада мужского пола, четвертая часть оставшихся от него богатств отдается городскому совету, а все остальное переходит к наследникам умершего. Но и здесь обнаруживая свой нрав, василевс незадолго до этого успел обнародовать закон, трактующий это дело противоположным образом, а именно: что, когда советник умирает, не имея детей мужского пола, наследники получают четвертую часть имущества, а все остальное вносится в казну и совет города. (20) Между тем с тех пор как существуют люди, ни казна, ни василевс никогда не могли претендовать на богатства советников. (21) Итак, когда был издан этот закон, для Анатолия наступил последний день его жизни, дочь же его в соответствии в этим законом разделила его наследство с казной и городским советом, и василевс и члены городского совета Аскалона дали ей расписки в том, что она освобождается от судебного разбирательства, так как причитающееся им они получили правильно и по закону. (22) Позже и Мамилиан, приходившийся зятем Анатолию, ушел из жизни, оставив единственную дочь, которая, естественно, одна и владела имуществом отца. (23) Затем и она, в то время как мать ее была еще жива, отмерила дни своей жизни. Она была замужем за одним из именитых людей, но ей не суждено было стать матерью детей ни мужского, ни женского пола. (24) Юстиниан тотчас же завладел всеми ее богатствами, изрекши некое удивительное положение, а именно, что было бы нечестивым делом, если бы дочь Анатолия, уже старуха, обогатилась бы деньгами и мужа, и отца. (25) Но чтобы женщина не оказалась в числе нищих, он распорядился, чтобы ей ежедневно выдавался золотой статер, пока она будет жива, внеся в документ, по которому он присвоил эти богатства, что статер этот он выделяет из благочестия. «В обычае у меня,— сказал он,— поступать свято и благочестиво». 
(26) Но довольно об этом, дабы рассказ не оказался чрезмерным, так как никто из людей не в состоянии упомянуть обо всем. (27) Но то, что, когда речь заходила о деньгах, он не щадил и венетов, которые, казалось, пользовались его благосклонностью, я сейчас покажу. (28) Был в Киликии некто Малфан, зять того самого Льва, который, как я упоминал ранее, имел должность так называемого референдария 289 . (29) Его [Малфана] он [Юстиниан] послал для подавления возмущения в Киликию. Воспользовавшись этим предлогом, Малфан начал совершать жестокие и возмутительные поступки по отношению к большинству киликийцев и, грабя их деньги, часть их посылал василевсу, а остальное считал справедливым забирать для собственного обогащения. (30) Все прочие переносили свое положение молча, но те из жителей Тарса 290 , которые принадлежали к венетам, уверенные, что благорасположение василевса дает им вольность говорить то, что они хотят, публично на агоре осыпали Малфана бранью в его отсутствие. (31) Когда Малфан узнал об этом, он вместе с множеством солдат тут же явился ночью в Тарс, и, направив солдат, как только забрезжил рассвет, по домам, отдал им приказ разместиться в них. (32) Венеты, думая, что это нападение, стали защищаться, как могли. Помимо многих других бед, случившихся в этой тьме, раненный стрелой, пал муж из совета — Дамиан. (33) Этот Дамиан был главой тамошних венетов. Когда [весть о случившемся] дошла до Визaнтия, охваченные недовольством венеты подняли по всему городу великий шум и чрезвычайно досаждали василевсу по поводу этого дела, а Льва и Малфана всячески поносили, [сопровождая это] самыми страшными угрозами. (34) И автократор делал вид, что ничуть не меньше рассержен случившимся, и тотчас же написал послание, чтобы было проведено расследование дела и осуществлено наказание Малфана за его проступки, совершенные тогда, когда он исполнял государственное дело. (35) Но Лев, вручив ему много золота, сразу же умерил и его гнев, и его любовь к венетам, и, несмотря на то, что дело оставалось нерасследованным, василевс, когда Малфан явился в Византий, принял его с большой приязнью и оказал ему почет. (36) Венеты же подстерегли его, когда он уходил от василевса, и во дворце принялись осыпать ударами и убили бы его, если бы этому не помешали люди, которые оказались здесь тайно, заранее получив деньги от Льва. (37) И однако кто бы не посчитал достойным сострадания такое государство, в котором василевс за взятку оставляет вину нерасследованной, а стасиоты, в то время как василевс пребывает во дворце, осмеливаются без колебаний выступить против одного из архонтов и поднять на него беззаконные руки? (38) Тем не менее, никакого наказания за это дело не было ни Малфану, ни тем, кто против него возмутился. И пусть всякий, кто пожелает, судит на этом основании о нраве Юстиниана. 
XXX. А думал ли он о благополучии государства, станет ясно из того, что он сделал с государственной почтой и с разведчиками. (2) В прежние времена римские автократоры, заботясь о том, чтобы их извещали обо всем как можно быстрее и чтобы все передавалось без промедления, касается ли дело того, что учиняют враги в какой-то отдельной области, или восстаний в городах, или другой непредвиденной беды, или того, что повсюду в Римской державе совершается начальствующими лицами да и всеми прочими, а также, наконец, заботясь о том, чтобы те, кто пересылает им ежегодные подати, могли делать это безопасно, без промедления и риска, повсюду устроили скорое почтовое сообщение следующим образом. (3) На расстоянии в один день пути для человека налегке были расположены подставы, иногда восемь, иногда меньше, однако, как правило, не менее пяти. (4) На каждой подставе было до сорока лошадей, соответственно числу лошадей на всех подставах было и конюхов. (5) И, часто меняя лошадей, которые были отменными, те, на кого была возложена эта обязанность, безостановочно мчались, покрывая, случалось, за один день расстояние в десять дней пути, выполняя все то, о чем я только что сказал. И хозяева земель повсюду и особенно, если их землям довелось находиться во внутренней части [страны], имели от этого огромную выгоду. (6) Ибо отдавая ежегодно в казну, то, что у них осталось от прошлого урожая на прокорм лошадей и конюхов, они имели большой доход. (7) Итак, оказывалось, что казна постоянно получала наложенные на каждого подати, а те, кто их вносил, тотчас получали свое назад, и это давало возможность выполнять все государственные дела. 
(8) Так обстояло с этим делом раньше. Этот же автократор, упразднив сначала почту на пути от Халкидона до Дакивизы, заставил всех совершенно против их желания плыть морем от Визaнтия прямо до Еленополя 291 . (9) И так как плыть им приходилось на маленьких судах, на каких здесь обыкновенно совершают переправу, если случалась буря, они подвергались большой опасности. Ибо поскольку необходимость заставляла их спешить, у них не было возможности выжидать подходящего времени и ждать, когда море успокоится. (10) Далее, в то время как на пути, ведущем в Персию, он позволил оставить конные подставы в прежнем виде, на всем остальном Востоке вплоть до Египта он разрешил держать на дорогах длиной в целый день пути по одной подставе, причем не коней, а ослов, и в небольшом количестве. (11) Поэтому известия о том, что случилось в каждой области, доходили с трудом и слишком поздно, когда события давно уже произошли, и, естественно, ничем нельзя было уже помочь. Землевладельцы же, поскольку их урожай гнил и лежал без пользы, постоянно терпели убытки. 
(12) А с разведчиками дело обстояло так. Издревле за счет казны содержались многие люди, которые отправлялись в пределы врагов, проникали в царство персов под видом торговцев или под каким-либо иным предлогом, и, тщательно все разведав, по возвращении в землю римлян могли известить начальствующих лиц о вражеских секретах. (13) Те же, заранее предупрежденные, были настороже и ничто не становилось для них неожиданностью. То же самое издавна существовало и у мидийцев. Хосров, увеличив, как говорят, жалованье разведчикам, выгадал от такой предусмотрительности. (14) Ибо ничто из того, что происходило у римлян, не оставалось для него тайной. Юстиниан же не потратил на них ничего и даже самое звание разведчиков искоренил на римской земле. Вследствие этого наряду с тем, что было совершено и много других промахов, и Лазика оказалась покорена врагами, поскольку римляне так и не смогли разузнать, в какой части земли находится царь персов со своим войском. (15) Издревле казна обыкновенно содержала и большое количество верблюдов, которые следовали за движущимся на врага римским войском, таща на себе все необходимое. (16) И не приходилось в те времена ни крестьянам под принуждением обеспечивать перевозки, ни солдатам ощущать недостаток в провианте. Но Юстиниан почти все это уничтожил. Поэтому теперь, когда войско римлян идет на врага, оказывается невозможным получить самое насущное. 
(17) Государственным делам подобным образом были нанесены тяжелейшие удары. Здесь кстати будет упомянуть об одной из его шуток. (18) Среди риторов Кесарии был некто Евангел, муж не безвестный, который при благоприятном течении судьбы оказался обладателем всякого рода богатств, особенно же крупных земельных владений. (19) Впоследствии он купил за три кентинария золота и одну приморскую деревню, называвшуюся Порфирион 292 . Узнав об этом, василевс Юстиниан немедленно отобрал у него это имение, отдав ему малую часть стоимости, и при этом изрек, что Евангелу, пребывающему в риторах, никак не подобает быть господином такой деревни 293 . (20) Но прекратим свой рассказ об этом, поскольку так или иначе мы о нем упомянули. 
(21) Среди новшеств, введенных в государстве Юстинианом и Феодорой, есть и следующее. Издревле сенат, являясь к василевсу, обычно воздавал ему почет следующим образом. Муж-патрикий приветствовал его, припадая к правой стороне его груди. (22) Василевс же, поцеловав его в голову, отпускал его. Все остальные же удалялись, преклонив перед ним правое колено. (23) Поклоняться же василисе никогда не было в обычае. При Юстиниане же и Феодоре и все прочие [сенаторы], и те, которые имели сан патрикия, оказавшись в их присутствии, тотчас подали перед ними ниц с распростертыми руками и ногами и поднимались не прежде, чем облобызают им обе ноги. (24) Ибо и Феодора не отказывалась от такой почести, она даже считала подобающим для себя принимать послов персов и других варваров и одаривать их богатствами, словно Римская держава лежала у ее ног — дело испокон века небывалое. (25) Прежде те, кто являлся к василевсу, именовали его «василевс», а жену его — «василиса», а прочих начальствующих лиц — в соответствии с саном, которым они в то время обладали. (26) Теперь же, если кто-либо в беседе с тем или другим из них упомянет слово «василевс» или «василиса», но не назовет их «владыкой» или «владычицей» и отважится назвать кого-либо из архонтов иначе, чем их рабами, того считали невежей и невоздержанным на язык, и, как совершивший тягчайшее преступление и нанесший оскорбление тем, кому менее всего допустимо это делать, он удалялся из дворца. 
(27) В прежние времена немногие и с большим трудом получали доступ во дворец. С тех же пор как они [Юстиниан и Феодора] овладели царством, и архонты, и все прочие беспрерывно пребывали во дворце. (28) Дело в том, что прежде архонты имели право по собственному разумению творить суд и поддерживать законопорядок. (29) Итак, архонты, совершая свои обычные дела, оставались на своем месте, а подвластные им, не видя и не слыша ни о каком притеснении, естественно, не надоедали василевсу. (30) Эти же [властители], на погибель подданным постоянно забирая все дела в свои руки, вынуждали всех, как рабов, находиться при них. И почти ежедневно можно было видеть все суды по большей части пустыми, в царском же дворце — постоянно толпу, оскорбления, великую толкотню и сплошное раболепие. (31) И те, которые считались близкими к ним, вечно стояли здесь в продолжение целого дня и значительной части ночи, находясь без сна и без пищи в привычные часы, чем бывали доведены до смерти. Вот чем оборачивалось для них их кажущееся счастье. (32) Свободные же от всего этого люди спорили меж собой о том, куда девались богатства римлян. (33) Одни уверяли, что все они у варваров, другие же говорили, что они заперты в многочисленных тайниках у василевса. (34) Итак, когда Юстиниан, если он человек, уйдет из жизни, а если он владыка демонов, освободится от бренного тела, те, кому тогда доведется еще быть в живых, узнают правду.

Констанций объявляет цезарем своего двоюродного (по отцу) брата Галла, выдав за него замуж сестру свою, Констанцию. (2) Магненций тоже назначил цезарем за Альпами родственника своего, Деценция. (3) В ...

Например, физик лондонского университета David Bohm считает, что согласно открытию Aspect, реальная действительность не существует, и что несмотря на ее очевидную плотность, вселенная в своей основе -...

Развитие рынка жилья, активное строительство, являются причинами быстрого оборота помещений. В связи с этим, за несколько лет, появилось большое количество фирм и частных лиц, оказывающих услуги по пр...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира Бизнес идеи