30. …Пересекши Срединное море[1], он [Александр] прибыл в Африку. Полководцы афров, выйдя ему навстречу, умоляли его избавить их город от римлян. Он, зная их бездеятельность, отвечал: — Или станьте сильнее их, или платите дань тем, кто сильнее вас. — Оттуда в сопровождении немногих воинов он через всю Ливию приходит к святилищу Аммона... (текст испорчен) …погрузив их на суда, велит им плыть к острову Фаритиде и там ожидать его. Сам же он поклонился Аммону, принес ему жертву, помня слова матери, что он рожден от Аммона, и, помолившись, сказал: Отец, если истинно утверждение моей матери, что я родился от тебя, то дай мне предвещание. — Сказав это, он прождал день. Заснувши, он увидел во сне Аммона в объятиях Олимпиады. И вот он встает ото сна и, познав мощь этого бога, устраивает ему святилище... (текст испорчен) …из собственной надписи: «Отцу, богу Аммону, посвятил Александр». Он попросил бога дать предвещание, где же основать приснопамятный город, носящий имя Александра. И видит во сне бога, говорящего ему:

Царь, услыши мое, козерогого Феба[2], вещанье:
Если желаешь ты юным пребыть на вечные веки,
Там, где остров Протея[3], воздвигни ты град многославный;
И владыка Плутон, покровитель незыблемый, будет
Сам с пятихолмных вершин беспредельной вселенною править.

Получив, такое предвещание, Александр стал разведывать, что это за остров Протея и какой же там местный бог... (текст испорчен) …Принеся жертву своему отцу Аммону, он отправился в путь, и в какой-то ливийской деревне войско расположилось на отдых.
31. Во время прогулки Александр заметил крупного оленя, пасущегося около своего логова. Он крикнул и велел лучнику пустить в зверя стрелу. Тот недостаточно проворно натянул тетиву, стрела отклонилась... (текст испорчен) …он огорчился, не попав в зверя. Александр сказал: — Эх ты, недотянул... — И было названо то место Паратонием — из-за того восклицания Александра[4].
Отправившись оттуда в путь, он приходит в Тафосирис и узнает от местных жителей, что тамошнее святилище — могила Осириса. Принеся жертву этому богу, он немедленно выступил в путь. Очутившись на равнине, он видит огромную, простирающуюся беспредельно область с шестнадцатью поселками. Поселки были следующие: Стейрамфейс, Фаненти и Эвдем, Акам, Эвпир, Ракотис, Гегиоса, Ипон, Крамбейты, Крапаты и Лиидий, Пасес, Тересис на Нефеле, Мения, Пелас... (текст испорчен) …Знаменит был Ракотис. Он-то как раз и был главным городом. Некогда эти шестнадцать поселков лежали на двенадцати реках, впадающих в море... (ввиду плохой сохранности текста сделана небольшая купюра)
Длину города Александр определил от так называемой Пандисии до Гераклова устья, а ширину от Мендесия до малого Гермуполиса... (текст испорчен) …Однако Навкратиец Клеомен и родосец Динократ не советовали ему основывать такой большой город, потому что не хватит людей для его заселения. И даже если он будет заполнен, то торговцы не смогут обеспечить его продовольствием. Да и жители в самом городе будут склонны к раздорам, раз он так беспредельно велик. Ведь жители малых городов легко прислушиваются к добрым советам и занимаются полезными делами, между тем как множество разных племен, живущих в огромном городе, бывают даже и незнакомы друг с другом. Александр, уступая строителям, предоставил им начертать план города в угодных им размерах. Они определили длину города от Драконта, лежащего в нижней части Тафосирийской косы, до Агатодэмона, находящегося в низовьях Канопа, а ширину от Мендесия до Эврилоха и Мелантия. Александр приказал местным жителям поселиться в тридцати милях от города, подарив им землю и назвав их александрийцами. На главных подъездных путях оказались в ту пору Эврилох и Мелантий, поэтому их названия сохранились.
Александр отнесся с уважением и к другим строителям города, среди которых был навкратиец Клеомен, олинфиец Кратер и ливиец Герон, имевший брата по имени Гипоном. Гипоном посоветовал Александру, прежде чем закладывать основание города, провести каналы, изливающиеся в море. Александр послушал его и отдал такой приказ. Подобных каналов не было еще ни в одном городе. Каналы прозваны «гипономами» потому, что имя ливийца, предложившего их провести, был Гипоном.
Поистине нет города больше Александрии; все ведь города занесены на карты. Самый большой город Сирии, Антиохия — 8 стадиев и 72 фута. Карфаген в Африке — 16 стадиев 7 футов. Вавилон в варварских странах — 12 стадиев и 208 футов. Рим — 14 стадиев и 20 футов. Александрия же — 16 стадиев 395 футов.
32. Когда Александр прибыл в эту местность, он нашел реки, рвы и разбросанные тут и там деревни. Он увидел с суши какой-то остров в море и спросил, как называется остров. Местные жители отвечали: — Фарос. Там обитал Протей, а могильный памятник Протея находится у нас, и мы чтим его обрядами на одной очень высокой горе.
Его перенесли в так называемый теперь «героон»[5] и выставили гробницу для обозрения. Принеся жертву герою Протею и заметив, что его памятник обветшал за давностью лет, Александр распорядился немедленно восстановить памятник и нанести общие очертания города. Его пределы очертили, сыпля муку. И слетающиеся птицы всё... (текст испорчен) …склевали и улетели. Недоумевая, что значит это знамение, Александр вызвал толкователей знамений и рассказал им о случившемся. Они же отвечали: — Этот город после своего основания будет питать всю вселенную и повсюду будут рассеяны люди, в нем родившиеся. Ибо птицы облетели всю вселенную. Строить Александрию начали со Срединной площади, и место это получило прозвание «Начало», так как оттуда началось строительство города. Тем, кто там находился, всякий раз являлся Змей, наводил на них страх, и они бросали работу. Об этом было передано Александру. Он приказал на следующий день поймать змея, где бы его ни обнаружили. Рабочие, получив такое распоряжение, одолели и убили страшное животное, чуть только оно появилось подле того места, что теперь называется Стоя; а Александр приказал огородить там же священный участок и предать змея погребению. А поблизости он велел развесить венки в память явления благого божества.
Он приказал всю выбрасываемую при закладке фундаментов землю свалить не куда попало, а в одно место, и до настоящего времени там видна большая гора, которую называют Коприя. Заложив большую часть городских кварталов и составив план, он начертал на нем пять букв: Α, Β, Γ, Δ, Ε. «Α» означало ’Αλεξανδρος (Александр) , «Β» — βασιλευς (царь), «Γ» — γενος (род), «Δ» — Διος (Зевса), «Ε» — εκτισε (основал) город на вечные времена... (ввиду плохой сохранности текста сделана небольшая купюра)
33. Александр обнаружил... (текст испорчен) …на пяти самых высоких холмах... (текст испорчен) …что является солнцем, колоннами Гелиоса и святилищем героя. Искал он и святилище Сараписа согласно оракулу, данному ему Аммоном, самым могущественным из всех богов:

Царь, услыши мое, козерогого Феба, вещанье:
Если желаешь ты юным пребыть на вечные веки,
Там, где остров Протея, воздвигни ты град многославный;
И владыка Плутон, покровитель незыблемый, будет
Сам с пятихолмных вершин беспредельной вселенною править.

Так вот он стал искать всевидящего бога. Воздвигнув огромный жертвенник против святилища — он теперь называется «алтарь Александра» — он совершил богатейшее жертвоприношение и, помолившись, сказал: — Кто бы ты ни был, бог, покровитель этой земли, взирающий на беспредельную вселенную, прими эту жертву и стань мне помощником против моих врагов. — Сказав это, он возложил жертвы на алтарь. Внезапно слетел с вышины большой орел, схватил внутренности жертвенного животного и, пронесясь по воздуху, уронил их на какой-то другой алтарь. Следившие за его полетом сообщили царю Александру, где это место. Он немедленно прибыл туда, увидел внутренности, лежащие на алтаре, и храм, сооруженный на старинный лад, а внутри него сидячую статую — ее не могла распознать смертная природа. Рядом с неведомой статуей стояло огромное изваяние девы. Александр стал расспрашивать у тамошних жителей, что это за бог. Те отвечали, что не знают, но что у них есть предание от предков, что это святилище Зевса и Геры. В нем Александр увидал и те обелиски, что доныне находятся в Сарапее[6] вне устроенной теперь ограды. Они были испещрены священными письменами. Александр осведомился, чьи это обелиски. Ему сказали: — Царя, владыки мира Сесонхосиса. — Была среди прочих и такая надпись священными письменами: «Царь Египта Сесонхосис, владыка мира, посвятил это озирающему мир богу Сарапису». И вот Александр сказал, взглянув на бога: — Величайший Сарапис, если ты бог вселенной, яви мне это. — И во сне предстал ему величайший бог и сказал: — Александр, ты забыл твои слова при жертвоприношении? Разве не ты сказал: «Кто бы ни был ты, покровитель этой земли, взирающий на беспредельную вселенную, прими эту жертву и стань мне помощником против моих врагов». И внезапно налетел орел, похитил внутренности и бросил их на алтарь. Разве ты не понял из этого, что я пекущийся обо всем сущем бог? — Александр, все еще во сне, воззвал к богу и сказал: — Останется ли этот город, сооружаемый в честь моего имени, Александрией или мое имя будет заменено именем какого-нибудь другого царя, открой мне. — И вот он видит, что бог, держа его за руку, переносит его на величайшую гору и вопрошает: — Александр, можешь ли ты передвинуть эту гору на другое место? — Тому представилось, будто он отвечал: — Не могу, владыка. — И бог сказал: — Так и на место твоего имени не может быть перенесено имя другого царя. И всякими благами возвеличится Александрия, возвеличивая и города, бывшие до нее. — И сказал Александр: — Владыка, еще одно открой мне, когда и как предстоит мне отойти? Бог же сказал:

Прекрасно, беспечально драгоценное
Неведение смертных всех, какой же им
Назначен срок для жизни окончания.
Ведь кто родился смертным, тот не думает, —
5.   Пусть даже вкус беды и не знаком ему, —
Что жизнь бессмертна будет в пестроте своей.
И точно так же было б лучше для тебя,
Чтоб не хотел ты вовсе знать грядущее.
Но раз меня ты сам уж начал спрашивать,
10. То, так и быть, узнаешь вкратце вот о чем:
Ты под моим покровом с малолетства рос,
И быть тебе всех варварских племен царем…
...Ты будешь владеть желанным городом... 
(текст испорчен, стихотворный размер нарушен)
Наступят сроки, и с теченьем времени
15. Твой город процветет благоукрашенный,
Богов богатый храмами, святынями,
Прославлен красотою, многолюдностью.
И всякий поселенец в нем останется,
Забыв родные пашни ради города,
20. Его я стану мощным покровителем
...сев впереди... невидимых... (текст испорчен)
Там землю утвердив и небосвода строй,
Зажег огонь маячный над пучиною.
И путь закрыл я злому ветру южному,
25. Чтоб демонов дурных напасти вредные
Тревожить город никогда не смели бы.
Землетрясенья, голод, язвы, мор, война
Случись здесь, — их уж миновать никак нельзя,—
Пройдут чрез город легким сновидением.
30. При жизни, словно божеству, тебе всегда
И всюду поклоняться будут люди все,
А после смерти будешь сопричтен к богам.
Дары приимешь от царей. И обитать
Здесь будешь ты, умерший, но всегда живой:
35. Твой город будет усыпальницей тебе.
Теперь открою, Александр, кто я такой:
Сложи ты двести и один и сто, еще
Один, четыре раза двадцать с десятью
И букву первую опять в конец поставь,
40. Тогда постигнуть сможешь ты какой, я бог[7].

Дав предвещание, бог удалился к себе. Александр же, пробудившись от сна и вернувшись мысленно опять к предвещанию, узнал великого бога вселенной, Сараписа. Соорудив большой алтарь, он велел привести жертвенных животных, достойных этого бога, заколоть их и возложить на алтарь; прибавив туда же ладана и гору разных благовоний, он велел всем пировать.
Приказывает он и архитектору Пармениону изготовить статую для учреждаемого святилища — соответственно гомеровским стихам, — так ведь где-то сказал прославленный Гомер:

Рек, и во знаменье черными Зевс помавает бровями:
Быстро власы благовонные вверх поднялись у Кронида
Окрест бессмертной главы, и потрясся Олимп многохолмный[8]

Парменион и устроил так называемый Сарапей Пармениона. Так обстояло дело с устройством города.
34. Александр же с войском двинулся в Египет, а грузовые корабли отправил в Триполис[9] и велел ожидать его. Войско страдало от тяжелого перехода. По всем городам прорицатели встречали Александра, вынося изображения своих богов и провозглашая его новым Сесонхосисом, владыкой мира. Когда он прибыл в Мемфис, его посадили на трон в тронном святилище Гефеста и одели в пышное одеяние как царя Египта.
Александр видит статую из черного камня и надпись на подножии ее: «Бежавший царь вновь придет в Египет, не состарившись, а помолодев, и подчинит нам наших врагов персов». Александр спросил, чья это статуя. Ему отвечали: — Это наш последний царь Нектанеб. Когда персы выступили, чтобы завоевать Египет, он при помощи волшебства увидел, что египетские боги вышли навстречу неприятельским лагерным начальникам, и, поняв, что боги его предали, спасся бегством[10]. Когда же мы стали искать его и вопрошать наших богов, куда бежал наш царь, бог так вещал нам из святилища Синопейского храма: «Бежавший царь снова придет в Египет, не постарев, а помолодев, и наших врагов — персов — он подчинит нам.
Услышав это, Александр вскакивает на подножие статуи, обнимает ее и говорит: — Это мой отец. Я — его сын. Оракул бога вам не солгал. Впрочем, я удивляюсь, как это вы покорились варварам, между тем как у вас есть стены нерукотворные, которых не может разрушить неприятель: ведь кругом реки, они охраняют ваш город, и извилистые, труднопроходимые дороги, по которым не могут продвигаться огромные войска. Вот я пришел к вам с небольшим отрядом, да и то мы страдали от бездорожья. Но надо приписать промыслу богов и их справедливости то, что вы, обладатели плодородной земли и живительной реки, подпали под власть тех, у кого нет ни того, ни другого. Если бы вы, обладая дарами, какие есть у вас, еще бы и царили, то варвары, лишенные этих даров, вымерли бы. Поэтому они имеют военную мощь, а вы, обладающие земледельческим искусством, находитесь в услужении у тех, кто его не знает, так что неимущие получают от имущих.
Сказав так, Александр потребовал дани, которую они приготовили для Дария: — Не для того, — сказал он, — чтобы сделать вклад в собственную казну, а для того, чтобы я мог покрыть издержки по строительству вашего же города — Александрии, расположенной в Египте, но являющейся столицей вселенной. — После таких его слов они охотно дали деньги и с почетом проводили его через Пелусий[11].

______________________________

1 Средиземное море. 
2 Аммон называет себя козерогим Фебом, так как, подобно Аполлону, давал пророчества и изображался с рогами. 
3 Остров Фарос. 
4 От глагола παρατεινω — натягивать. 
5 Храм в честь героя. 
6 Храм Сараписа. 
7 Оракул основан на соответствии букв греческого алфавита цифрам: 200 = Σ; 1 = Α; 100 = Ρ 1 = Α; 80 = (4 x 20) = Π; 10 = Ι; Σ — Σαραπις (Сарапис). 
8 Илиада I, 528 сл. (пер. Н. Гнедича). 
9 Город в Финикии. 
10 Египетский царь Нектанеб II действительно бежал из Египта, побежденный персами в 341 г . до н.э.. 
11 Город в Египте.

Ахилл Татий (II в. н. э.)
Об основании и строительстве Александрии (История Александра Великого (пер. А. Егунова). Кн. I. 30–34).
Текст приводится по изданию: Поздняя греческая проза. М., 1961. С. 403–409.

COLUMBIA INTERNATIONAL COLLEGE - ПОДГОТОВКА В ВУЗЫ КАНАДЫ Название учебного заведения Columbia International College - подготовка в вузы Канады Страна Канада Город Ontario Телефон 1-90...

Араньяпарва(Лесная книга)Двенадцать лет провели Пандавы в лесу, посещая священные места и лесные обители, где проживали удалившиеся от мира отшельники. Много пережили они удивительных приключений, мно...

XX. На следующий день пехота вместе с супругой Велисария догнала нас и мы вместе отправились к Карфагену; мы подошли к нему поздно вечером и остановились на ночлег, хотя никто не мешал нам сразу же во...

Еще статьи из:: Полезная информация Тайны мира Мировая история Бизнес идеи