После создания в 1928 г. нового Национального правительства Китая в Нанкине во главе с Чан Кай-ши начинаются контакты между центральным правительством в Нанкине и Далай-ламой. В 1928 г. на базе Палаты по делам Монголии и Тибета, существовавшей с 1914 г., был образован Комитет по делам Монголии и Тибета во главе с генералом Янь Си-шанем. В состав Комитета вошли и тибетцы: Кэлсан Цэрин (уроженец Батана, советник сы-чуаньских пограничных войск в Каме), Чилай Цзянцо («Живой будда красношапочной секты», в 1918-1923 гг. находился в тибетской тюрьме за выступления против Далай-ламы XIII, после 1923 г. бежал во внутренние провинции Китая) и др. [Богословский, 2002, с. 44-45]. Нанкин предполагал вести переговоры с Далай-ламой, передавать советы и распоряжения через созданный Комитет. В 1928 г. в Нанкин приезжает представитель Далай-ламы в буддийском центре Утайшань около Пекина Кенпо Лосан Пасан. Чан Кай-ши вручает ему письмо к Далай-ламе. В феврале 1930г. переводчица Комитета по делам Монголии и Тибета Лю Мань-цин привезла в Лхасу письмо от Чан Кай-ши к Далай-ламе, а затем в том же году в Лхасу прибыл настоятель монастыря Юнхэгун в Пекине Кончхок Джуннэ. Однако эти поездки не привели к началу официальных переговоров между Нанкином и Лхасой. Далай-лама, в частности, отверг возможность возвращения в Тибет Панчен-ламы IX, тем более в сопровождении китайских солдат, как хотел сам Панчен-лама. После возвращения Кончхока Джуннэ в Пекин через него поддерживались контакты между Далай-ламой XIII и Нанкинским правительством [Уа Наnhzang, 1993, р. 341-347]. В 1930 г. вновь началась открытая конфронтация тибетских и китайских войск в Каме. В конце года монахи монастыря Дачжэ совместно с тибетскими войсками из Дэргэ предприняли наступление на восток и заняли области Бери, Канцзэ (Ганьцзы) и Ньярон. На границе с Цинхаем тибетцы продвинулись до Джэкундо. Сычуаньский милитарист Лю Вэнь-хуэй летом 1932 г. начал контрнаступление, и его войска заняли Канцзэ, Ньярон, Дачжэ и, наконец, Дэргэ. На севере тибетцы потерпели поражение от цинхайского милитариста Ма Бу-фана, войска которого стали угрожать Чамдо. Тибетцы запросили перемирия, и оно было заключено 10 октября 1932 г. Разграничительной линией обе стороны вновь признали р. Янцзы. В условиях военных поражений в Каме Национальная ассамблея Тибета 6 декабря 1932 г. приняла обращение к британскому генерал-губернатору Индии с просьбой содействовать немедленному принятию Симлской конвенции 1914 г., т.е. оказать давление на Китай, с тем чтобы последний принял эту конвенцию. В январе 1933 г. Чан Кай-ши в телеграмме на имя Далай-ламы изложил позицию Нанкинского правительства. В телеграмме, в частности, говорилось: «На протяжении веков Китай и Тибет объединены, как принадлежащие одной семье. Ныне Китай стал республикой, и поэтому имеются все возможности свободно обсудить любой вопрос между нами... совершенно неуместно привлекать какое-либо лицо другой национальности в качестве посредника, как это практиковалось до сих пор» [Богословский, 2002, с. 60]. Чан Кай-ши предлагал прямые переговоры без британского посредничества. 15 июня 1933 г. тибетские представители подписали соглашение о мире с цинхайским милитаристом Ма Бу-фаном. Летом тибетцы заняли г. Чжундянь на севере Юньнани. В ноябре того же года тибетские войска перешли Янцзы и заняли Батан20. На западном берегу Янцзы были сосредоточены 10 тыс. тибетских солдат [там же, с. 63]. Назревал очередной вооруженный конфликт. 16 декабря Комитет по делам Монголии и Тибета Нанкинского правительства потребовал от Далай-ламы немедленно прекратить все военные действия. Смерть Далай-ламы приостановила столкновение в Каме. Но в феврале 1934г. тибетские войска начали наступление и в марте взяли Дэргэ. А 17 мая 1934г. генерал Лю Вэнь-хуэй подписал с тибетским командующим новое соглашение о перемирии. Сторонники нового регента Тубтэн Джампэл Еше выступали за установление позитивных отношений с центральным правительством Китая при условии невмешательства Нанкина во внутренние дела Тибета. 25 августа 1934 г. в Лхасу прибыл «специальный посол и уполномоченный по примирению», кандидат в члены ЦИК Гоминьдана, заместитель начальника генштаба генерал Хуан Му-сун. Он воздал почести умершему Далай-ламе в одном из храмов Лхасы. Тибетские власти встретили миссию доброжелательно и согласились на пребывание в Лхасе после возвращения Хуан Му-суна в Нанкин двух китайских офицеров связи. Они имели радиопередатчик и поддерживали постоянную связь с Нанкином. Хотя переговоры Хуан Му-суна с тибетскими властями не завершились подписанием какого-либо соглашения, тем не менее для понимания китайско-тибетских отношений того времени важно упомянуть позиции сторон на этих переговорах. Хуан Му-сун требовал, чтобы Лхаса признала Тибет частью территории Китая. Внешняя политика, оборона, коммуникации, утверждение высших должностных лиц переходили в ведение центрального правительства. Тибету обещалась автономия, но Нанкин имел право назначить специального уполномоченного, чтобы руководить этой региональной автономией [Уа Наnhzang, 1993, р. 388; Богословский, 2002, с. 72]. Представители Лхасы соглашались лишь на следующие условия: «В будущем любой важный договор между Тибетом и какой-либо страной должен заключаться совместным решением с китайским правительством». В случае вторжения извне тибетское правительство обещало консультироваться с центральным правительством в Нанкине о мерах обороны [Богословский, 2002, с. 73]. Тибетцы соглашались «уведомлять» Нанкин об избрании регента и назначении высших чиновников, а также на присутствие в Лхасе представителя Нанкина со свитой не более 25 человек. Этот представитель не имел права контролировать китайцев в Тибете, все они подчинялись местным властям и местным законам. Тибетцы требовали гарантий, что Тибет не будет превращен в китайскую провинцию [там же]. Они также требовали вернуть под юрисдикцию Лхасы Дэргэ, Ньярон, Хоркок и некоторые другие области в Каме и Амдо. Лхаса требовала от Нанкина «не предоставлять убежища или признавать в качестве представителя любого тибетца, монаха или мирянина, который восстал против тибетского правительства и бежал в собственно Китай» (речь тут шла о Панчен-ламе и других тибетцах, в частности работавших в Комитете по делам Монголии и Тибета) [там же]. Таким образом, представители Лхасы шли на переговоры и соглашались по ограниченному кругу вопросов рассматривать Тибет де-факто в составе Китайской Республики. Требуя гарантий, что Тибет не будет превращен в обычную провинцию Китая, представители Лхасы молчаливо соглашались на особый статус Тибета в рамках Китая. Как отмечал В.А. Богословский, «Лхаса пошла на переговоры с Нанкином прежде всего в целях урегулирования вопроса о границах» [там же, с. 72], но Нанкин, естественно, именно по этому вопросу не собирался вести какие-либо переговоры. В целом предложения сторон расходились весьма серьезным образом, впрочем, Хуан Му-сун и не имел полномочий заключать официальные соглашения по кардинальным вопросам. По возвращении в Нанкин Хуан Му-сун возглавил Комитет по делам Монголии и Тибета центрального правительства Китая. Летом 1934 г. в Тибет вновь прибыл Ч. Белл, но новое тибетское правительство не допустило его в Лхасу. В августе 1936 — феврале 1937 г. в Лхасе находилась британская миссия во главе с комиссаром в Сиккиме Б. Гоулдом. Член миссии бригадир Ним проинспектировал некоторые отряды тибетской армии и высказал крайне негативное мнение об их боеспособности. Попытки англичан добиться примирения между Лхасой и Панчен-ламой IX не имели успеха. После отъезда Б. Гоулда в Лхасе остался X. Ричардсон с радиопередатчиком. Протест Нанкина по этому поводу тибетское правительство отклонило [там же, с. 84-85]. В декабре 1938 г. регент отстранил Ютока от командования элитным гвардейским полком. Вслед за этим регент вынудил лончена Ландуна уйти в отставку и сосредоточил всю власть в своих руках. Регент в целом продолжал политику Далай-ламы XIII. Однако с уходом из жизни сильной личности и выдающегося политического лидера, обладавшего к тому же сакральным авторитетом и абсолютной властью (Далай-ламы XIII), как-то незаметно исчезли и многие позитивные импульсы в политической жизни Тибета. В этом отношении для характеристики внутреннего положения в Тибете в конце 30-х — начале 40-х годов нам представляется совершенно точным следующее высказывание В.А. Богословского: «Через несколько лет после смерти Далай-ламы XIII роль и значение центральной власти резко ослабевают. Ни о каких „реформах" не могло быть и речи. Более того, ослабление центральной власти повлекло за собой регресс, прежде всего в системе управления, регулирования хозяйства (торговли), организации обороны» [там же, с. 84]. В 1939 г. правительство Чан Кай-ши направило в Лхасу для участия в церемонии интронизации Далай-ламы XIV председателя Комитета по делам Монголии и Тибета У Чжун-синя. Со своей стороны, регент Джампэл Еше направил прошение центральному правительству в Чунцин с просьбой отменить церемонию избрания Далай-ламы с помощью жребия из золотой урны. Китайское правительство выразило свое согласие, утвердило кандидатуру нового Далай-ламы и послало для проведения церемонии 400 тыс. китайских долларов [Богословский, Москалев, 1984, с. 183; Уа Наnhzang, 1993, р. 408]. Тибетские власти предъявили У Чжун-синю требование о возвращении под власть Лхасы Дэргэ и Ньярона. Вскоре У Чжун-синь покинул Тибет, заявив, что в Лхасе остается начальник тибетского отделения Комитета по делам Монголии и Тибета Кун Цин-цзун, через которого следует осуществлять все дальнейшие контакты.

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть IV. Тибет в 1913-1949 гг.

Договор о признании царем Карталинским и Кахетинским Ираклием IIпокровительства и верховной власти России Во имя Бога всемогущего единого в Троице святой славимого. От давнего времени Всероссийская и...

Особое место среди украшений занимала шейная гривна, древнее название которой торк, торквес означало собственно гривну, сплетенную из нескольких прядей. Таких шейных гривен сохранилось мало. Чаще встр...

Вы не задумывались, какой может стать карта мира, если каждой стране отвести ровно столько места, сколько жителей ее заселяют? Ведь, действительно, не справедливо, когда самым густонаселенным государс...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира