В наши дни город Джиллингем (графство Кент) занимает обширную площадь - от Медуэй на севере до деревушки Лидсинг, лежащей в пяти милях к югу от этой реки. Старая часть города расположена вокруг приходской церкви св. Марии Магдалины, стоящей на возвышенности, откуда открывается прекрасный вид на протекающую ярдах в ста от нее реку. В этой старой части города раньше жили рыбаки и моряки. Здесь, в тот же год, когда родился Уильям Шекспир, на свет появился, и Уильям Адамс. Точная дата его рождения неизвестна, но, согласно записи в приходской книге, мальчика крестили 24 сентября 1564 года. Скорее всего он происходил из простой семьи, так как фамилия Адамс не упоминается ни в одном из дошедших до нас документов городского архива. Вполне вероятно, что море кормило семью Адамса и поэтому отец всячески поощрял увлечение сына морским делом. Однако, какие бы предположения мы ни строили, не вызывает сомнений, что детство Уильяма прошло среди людей, тесно связанных с морем, так как река Медуэй в XVI веке имела огромное значение для торговли и судоходства страны - она фактически была в те времена гаванью королевского флота. Неудивительно, что в 1576 году двенадцатилетним мальчиком Уильям Адамс покинул родные места и уехал в Лаймхаус - город на берегу Темзы. Там он поступил в ученики к Николасу Диггинсу, известному корабельных дел мастеру. Ученичество в те времена продолжалось довольно долго. Только в 1588 году Уильям закончил обучение у Диггинса. Юному ученику явно больше нравилось плавать на судах, чем их строить, и, по-видимому, он не упускал случая выйти в море, так что вскоре стал первоклассным моряком. Уже в 1588 году он отправился в первое самостоятельное плавание в должности шкипера на судне "Ричард Даффилд" водоизмещением 120 тонн и с командой из 25 человек. Конечно, первое судно, которое доверили Уильяму Адамсу, было небольшим, однако то, что ему поручили командование в столь раннем возрасте, свидетельствует о его способностях. Видимо, талантливый ученик заслужил прекрасные рекомендации своего наставника. Уильям Адамс принял первое назначение в год, чрезвычайно важный в истории Англии. Именно в это время король Испании Филипп II двинул к английским берегам свою "Непобедимую Армаду", и Англии необходимо было собрать все силы, чтобы противостоять грозному противнику. Уильям Адамс также внес скромный вклад в победу над врагом. Во время длительного морского сражения, в результате которого "Непобедимая Армада" была разгромлена, "Ричард Даффилд" подвозил боеприпасы и продовольствие английским кораблям, непосредственно участвовавшим в битве с испанцами. Через несколько месяцев после победы над испанским флотом Уильям Адамс решил жениться. В Лондоне он познакомился с девушкой по имени Мэри Хин и 20 августа 1589 года обвенчался с ней в церкви св. Данстона в Степни. Однако после свадьбы Мэри редко видела молодого супруга. Начиная с 1589 года он почти все время находился в море. Адамс бороздил морские просторы от южной точки западного побережья Африки до архипелага Шпицберген на севере. Во время этих плаваний он совершенствовал свое мастерство штурмана и становился все более опытным и закаленным моряком. Позднее эти качества ему весьма пригодились. Одна из важнейших задач мореплавания во времена Уильяма Адамса состояла в том, чтобы найти северо-восточный проход в Ост-Индию, то есть путь мимо мыса Нордкап и далее - через моря Ледовитого океана, омывающие север России. В поисках этого нового пути особенно были заинтересованы голландцы, смелые моряки и предприимчивые торговцы. Восстание Нидерландов против испанского владычества привело к тому, что им закрыли доступ в испанские и португальские порты, где они раньше наполняли трюмы своих кораблей дорогими шелками и пряностями, которые испанские и португальские купцы привозили из Ост-Индии обычным морским путем вокруг мыса Доброй Надежды. Когда английский престол занимала королева Елизавета, англичан и голландцев связывали довольно дружеские отношения - и те и другие немало страдали от агрессивности испанцев. Елизавета разрешала восставшим голландским морякам входить в устье Темзы для ремонта и отдыха, и вплоть до конца своего правления оказывала Нидерландам военную помощь в их борьбе за независимость. Поэтому голландские корабли были частыми гостями на Темзе, - и молодой Уильям Адамс без труда завязал знакомство со многими голландскими моряками и купцами, к которым относился с большой симпатией. Без колебаний он согласился участвовать в голландских экспедициях, ставивших целью найти северо-восточный путь в Ост-Индию, и в течение двух лет (с 1593 по 1595 год) плавал на этих судах. Обогнув мыс Нордкап, их корабли смело продвигались вперед до тех пор, пока жестокие морозы, ледяные поля и снег не заставили повернуть назад. Хотя Адамсу и его голландским друзьям не удалось найти северо-восточный проход, длительная совместная служба, трудности, лишения и опасности тесно сплотили англичанина с голландцами. На протяжении всей жизни Адамс относился к голландцам с большой теплотой, высоко ценил их, считая прекрасными мореходами и верными товарищами. Однако он служил не только у голландцев. Долгое время Уильям Адамс плавал капитаном на судах Лондонской компании по торговле с берберами", которые ходили к берегам Северной Африки и вели оживленную торговлю с местными жителями, именовавшимися в те времена берберами. Голландцы тоже торговали в этом районе, и Уильям имел возможность часто встречаться со своими друзьями из Нидерландов. В свое время голландец по имени Брурс участвовал в основании голландской компании для торговли с побережьем Северной Африки. В 1598 году он же способствовал осуществлению еще одного смелого проекта, суть которого заключалась в том, чтобы отправить экспедицию на Дальний Восток через Атлантический и Тихий океаны с целью найти новые источники обогащения. Адамс не мог не знать об этом плане. Неизвестно, сам ли он предложил свои услуги голландским мореходам, или они первыми обратились к нему с предложением принять участие в новом походе, но в итоге Адамс отправился штурманом на одном из кораблей этой экспедиции. Этот шаг изменил всю его дальнейшую жизнь и привел к тому, что он никогда больше не увидел родную Англию. Пять кораблей, составлявших голландскую флотилию, по христианской традиции того времени носили религиозные названия: "Гелоф" ("Вера"), "Блейде Бодскап" ("Благовещенье"), "Троу" ("Обет"), "Хоп" ("Надежда"), "Лифде" ("Милосердие"). До этого похода последний из них назывался "Эразм Роттердамский" в честь великого голландского гуманиста XVI века. Впоследствии по каким-то причинам судно было переименовано. Несмотря на новое название, корму корабля по-прежнему украшала деревянная статуя Эразма. Когда "Лифде", единственному уцелевшему судну экспедиции, наконец удалось достичь берегов Японии, японцы сняли с корабля статую и поместили в один из храмов. У них не было сомнений, что это изображение Катэки-сама*, бога-покровителя мореплавания, и оказывали ему должные почести. В течение многих лет в Японии поклонялись этой статуе как божеству, прежде чем перенесли из храма в императорский музей в Токио, где она находится и по сей день. 
*(Здесь, видимо, речь идет о популярном божестве народных верований Компира, который считался покровителем мореплавателей и купцов. (Здесь и далее примеч. ред.)) 
В те времена экспедиция на Дальний Восток считалась чрезвычайно рискованным мероприятием. Дело осложнялось еще и тем, что участники экспедиций являлись протестантами, а путь лежал через Южные моря, где господствовали испанцы. Мэри, супруге Уильяма Адамса, вероятно, было грустно и тревожно, когда в июне 1598 года настало время прощаться с мужем, который отплывал в Роттердам, чтобы присоединиться там к своей команде. На этот раз предстоящая разлука была особенно тяжела для Мэри - ведь совсем недавно у них родилась дочь, которую назвали Деливеренс. Да и Адамсу наверняка нелегко было покидать жену и ребенка, отправляясь в столь далекое и опасное плавание, хотя для моряков расставания - дело привычное. 
Голландская экспедиция покинула Роттердам 27 июня 1598 года. В ее задачи входило: нападать на владения испанцев в Новом Свете и грабить их, открывать новые земли в Тихом океане и налаживать торговые отношения с Ост-Индией и Японией. Сначала флотилию возглавил голландец Якоб Маху, но вскоре он скончался и командование принял на себя другой голландец - Симон де Кордес. Кроме голландцев в составе экспедиции оказалось несколько англичан: Уильям Адамс, его брат Томас, близкий друг Адамса Тимоти Шоттен и некто Спринг. Всем им, за исключением Адамса, суждено было погибнуть во время этого плавания. 
В начале похода Адамса назначили штурманом На "Хоп", но вскоре его, перевели на "Лифде", которым командовал капитан Якоб Квакернак. Команда этого судна состояла из ста десяти человек, здесь же служил и младший брат Адамса - Томас. Адамсу очень повезло, что он перешел на "Лифде", так как во время перехода через Тихий океан судно "Хоп" бесследно исчезло и больше о нем никогда не слышали. 
Покинув Роттердам, флотилия взяла курс на юг, обогнула мыс Сан-Висенти, прошла вдоль побережья Северной Африки и островов Зеленого Мыса. С погодой не повезло: дули сильные встречные ветры. В сентябре корабли вынуждены были бросить якорь у мыса Лопес недалеко от берегов Западной Африки. Во время стоянки на берег отправили больных членов экипажа, многие из которых вскоре умерли. После отдыха корабли двинулись в Гвинейский залив к острову Аннобон, которого достигли 16 декабря. Две шлюпки, отправленные на берег, вернулись ни с чем, так как португальцы, владевшие этим островом, и местные жители не позволили морякам высадиться, несмотря на все попытки голландцев объяснить, что они пришли с миром и просят лишь дать им возможность пополнить запасы продовольствия и оказать помощь больным. 
В результате долгих переговоров португальцы разрешили чужеземцам приплыть на следующий день. Однако, когда на другое утро голландцы попытались сойти на берег, повторилось то же самое. Тогда Симон де Кордес приказал спустить на воду все шлюпки. Большой, хорошо вооруженный отряд высадился на берег и в боевом порядке с развевающимися знаменами направился к португальскому поселению. Заметив противника, португальцы подожгли свои жилища и отступили в горные районы острова. Голландцы же, захватив поселение, перенесли туда больных членов экипажа и стали залечивать раны после изнурительного плавания. По-видимому, португальцы постоянно совершали набеги на их лагерь, и Симон де Кордес вынужден был 24 декабря послать в горы вооруженный отряд из ста пятидесяти человек. В результате серьезной стычки португальцы были разбиты и наконец оставили голландцев в покое. 
2 января 1599 года путешественники, на прощание предав огню церковь и оставшиеся в поселении дома, отплыли с Аннобона. Они направились к Магелланову проливу через Южную Атлантику. Во время этого перехода, как указано в судовом журнале "Троу", произошел невероятный случай. 20 января один моряк-англичанин сидел на корме и завтракал. Вдруг он упал на палубу. Моряк лишился дара речи, вид у него был ужасный. К полудню он скончался. 
6 апреля 1599 года флотилия подошла к Магелланову проливу. К тому времени в Южном полушарии началась зима, и корабли вынуждены были укрываться в проливе до 24 сентября, когда с приходом южного лета установилась благоприятная погода. Зимовка в Магеллановом проливе оказалась очень тяжелой. Запасы продовольствия подходили к концу. Из-за лишений и голода несколько человек умерли. Трудности заставили путешественников вспомнить о боге. 2 августа, несмотря на глубокий снег, который все еще покрывал землю, Симон де Кордес собрал всех участников экспедиции на берегу и устроил молебен: оставшиеся в живых взывали к всевышнему и молили о защите. 
Во время стоянки в Магеллановом проливе командование уточнило дальнейший план экспедиции. После выхода в Тихий океан было решено напасть на испанские поселения на побережье Перу и разграбить их. На тот случай, если во время шторма или другого бедствия какой-либо из кораблей окажется оторванным от флотилии, место встречи назначили на широте 46° у берегов Чили. Командование своевременно предусмотрело такую возможность, так как сразу по выходе из Магелланова пролива все пять судов были действительно разметаны штормом. Однако "Гелоф", потерявший из виду флотилию, не направился к месту встречи, а вернулся в Магелланов пролив и оттуда - через Атлантику - домой, в Голландию. Экипаж "Троу" проявил такое же непослушание. Правда, судно направилось к берегам Ост-Индии, где в довершение всех испытаний было захвачено португальцами. "Блейде Бодскап" взял курс на север, минуя условленное место встречи, и в Вальпараисо попал в руки испанцев. 
На "Лифде", где находился Адамс, естественно, не знали, что произошло с остальными судами, так как всякая связь между ними после выхода из пролива была нарушена. Однако в соответствии с договоренностью судно прибыло в назначенное для встречи место и ждало там в надежде, что рано или поздно остальные корабли туда подойдут. После месяца тщетного ожидания у капитана "Лифде" не осталось сомнений, что произошло самое худшее. Тогда было решено самостоятельно продолжить намеченное плавание. Взяли курс к острову Моча, от него - к острову Мадре-де-Дьос у берегов Чили. Однако на этих островах не удалось запастись достаточным количеством провианта и пресной воды, и тогда 9 ноября 1599 года в местечке Пуанта ди Лавапье на побережье Чили с корабля отправили отряд в 23 человека, среди которых находился брат Адамса - Томас. Высадившийся на берег отряд попал в засаду, устроенную местными жителями, и погиб. 
После этой трагедии "Лифде" покинул негостеприимную землю и вернулся к острову Мадре-де-Дьос. Там печаль команды сменилась неожиданной радостью: моряки увидели, как от острова отплывало судно "Хоп" под командованием Тимоти Шоттена - друга Адамса. Как только смолкли взаимные приветствия и поздравления, состоялся военный совет, на котором присутствовали оба друга. Совет постановил незамедлительно покинуть берега Чили, так как оставаться там далее казалось опасным. Не было сомнений, что испанцы вскоре вышлют военные корабли, чтобы наказать незваных гостей. После жаркого спора совет принял решение, на котором особенно настаивали Адамс и Шоттен: не возвращаться в Голландию, а продолжать плавание. Путь экспедиции лежал через Тихий океан к берегам Японии. Трюмы обоих судов были наполнены тканями, а по сведениям голландцев, именно этот товар пользовался наибольшим спросом в Японии. 
Итак, не имея никаких известий о судьбе остальных трех кораблей, "Хоп" и "Лифде" 27 ноября 1599 года покинули остров Мадре-де-Дьос и отправились в длительное и опасное плавание через океан, который в те времена был еще мало исследован. Два одиноких судна старались держаться как можно ближе друг к другу в этих необъятных морских просторах на пути в неизведанное. Но в канун рождества поднялся сильный шторм, и корабли вынуждены были разойтись. Когда океан успокоился, "Хоп" бесследно исчез. 
В течение четырех с лишним месяцев "Лифде" одиноко бороздил Тихий океан. К сожалению, судовой журнал, рассказавывающий о последнем этапе плавания Адамса в Японию, не сохранился. Но все ужасы этого перехода Адамс позднее ярко описал в своих письмах домой в Англию. Запасы продовольствия истощались с каждым днем, и не было никакой возможности их пополнить. Команда слабела, и люди умирали один за другим Наконец в живых осталось лишь 24 человека, в том числе капитан и Уильям Адамс. Однако все они находились в такой стадии истощения, что с трудом могли передвигаться по палубе и выполнять работу, необходимую для продолжения плавания. И если бы 19 апреля 1600 года на "Лифде" не заметили наконец японский берег, без сомнения, вся команда погибла бы от голода и лишений. 
Когда судно достигло берегов Японии, только семь человек, включая Адамса, держались на ногах. Остальные в последние дни плавания лишь ползком передвигались по судну, а некоторые не способны были даже и на это. Из 24 членов экипажа "Лифде", которых поднявшиеся на борт японцы застали в живых, трое скончались на следующий день, несмотря на все усилия японцев спасти им жизнь, а спустя несколько дней за ними последовали еще трое. 
Таких страшных испытаний стоило Адамсу и его товарищам плавание к берегам Японии. Во время этого тяжелейшего перехода по бескрайнему Тихому океану они, вероятно, не раз глубоко раскаивались в том, что согласились продолжать плавание, а не вернулись домой. Наверное, Адамсу пришлось снести немало упреков и оскорблений в последние, особенно страшные недели похода, ведь именно он был самым ярым сторонником идеи довести экспедицию до конца. 
Несмотря на стойкость и мужество, вероятно, и самому Адамсу пришлось пожалеть, что он когда-то отстаивал это решение. Когда усталый Уильям с полным безразличием наблюдал, как проворные японцы карабкались по фальшборту "Лифде", сновали по палубе и, сгорая от любопытства, спускались в люки, в то время как немногие оставшиеся в живых моряки, истощенные и обессилевшие, беспомощно лежали в своих выцветших лохмотьях на палубе, он, видимо, в отчаянии качал головой и вопрошал: 
- За что такие жестокие испытания выпали на нашу долю? 
Он и не подозревал, что судьба привела его с товарищами в эту страну в один из решающих моментов в ее истории и ему лично суждено сыграть важную роль в событиях, которые изменят дальнейшую судьбу Японии, а его труд и страдания будут, хотя и весьма странным образом, щедро вознаграждены на земле, куда привело его судно "Лифде".

ПИРАМИДЫ В... АНГЛИИ  Несколько лет назад группа российских ученых вернулась из Англии, где занималась изучением... пирамид, сообщает Д. Васильев. Мы привыкли думать, что такие сооружения, как пирами...

Вот свидетельство доктора технических наук одного из разработчиков первых радиолокаторов Р. Ф. Авраменко, который в 1994 году во всеуслышание заявил, что после включения первого мощного радиолокатора ...

Лициний Валериан, по прозвищу Колобий[68], правил пятнадцать лет. Он был весьма знатного происхождения, однако неумен и бездеятелен; как по своему интеллекту, так и по поведению он был совершенно непо...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история