stalinizmИстория Второй мировой войны в СССР подвергалась чудовищным фальсификациям, призванным скрыть злодеяния коммунистической хунты. К сожалению, до сих пор мы продолжаем смотреть на события войны через искажения и ложь советской пропаганды, и лишь некоторые современные книги дают объективную картину истории. Одна из таких книг – это учебник А.А. Грицанова и А.Е. Тараса «Научный антикоммунизм и антифашизм» (Минск, 2010). Предлагаем вниманию читателей главу из этой интереснейшей книги.  Сталин уничтожил в СССР все партии, кроме большевистской. Разгромил явную и вымышленную оппозицию. И начал готовиться к «Великому походу» в Европу. Именно с этой целью в стране проводились индустриализация, коллективизация и культурная революция. Ради великой цели «победивший пролетариат» получил семидневную рабочую неделю и был прикреплен к станку с 14 лет. Ради нее у крестьян отобрали хлеб, землю и паспорта, загнали в колхозы и совхозы. Для этого ускоренными темпами развивалась тяжелая промышленность, топливно-энергетическая база, а параллельно усиливалась эксплуатация всех слоев населения. В военной стратегии Сталина можно условно выделить три этапа. На первом целью являлось возвращение под власть Москвы всех бывших колоний империи. Эта задача в основном была решена в период 1939-1945 годов. Удалось снова захватить страны Балтии (Эстонию, Латвию, Литву), западные области Беларуси и Украины, Бесарабию, Туву, южный Сахалин, Курильские острова и Квантунский полуостров в Китае. Монголия фактически превратилась в 17-ю республику СССР (достаточно сказать, что там размещались несколько лагерей ГУЛАГа). Не удалось «наложить лапу» на Финляндию и Польшу. На втором этапе (1946-1949 годы) Сталин установил марионеточные коммунистические режимы в пяти странах восточной Европы — Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Болгарии. Кроме того, была превращена в формально независимое государство (ГДР) советская зона оккупации Германии. На Дальнем Востоке северную половину Корейского полуострова Сталин преобразовал в «народно-демократическую республику», во главе которой он поставил политработника Красной Армии Ким Ир Сена. Еще в двух странах — Югославии и Албании — тоже пришли к власти коммунисты, однако они не плясали под дудку Кремля. Совершенно независимо вели себя с момента прихода к власти китайские коммунисты во главе с Мао Цзедуном. На третьем этапе Сталин планировал всем «социалистическим лагерем» вступить в «последний и решительный бой» с мировым «империализмом». К счастью, до этого дело не дошло. Иначе нас бы сегодня не существовало.

ГИГАНТСКАЯ ВОЕННАЯ МАШИНА
Как уже сказано, главной, можно даже сказать единственной целью индустриализации являлось создание огромных вооруженных сил.
Уже к 1935 году Красная Армия представляла собой внушительную силу. В сухопутных войсках было 119 дивизий (87 стрелковых, 32 кавалерийских) и 17 отдельных бригад (12 танковых, 5 стрелковых). Личный состав этих войск насчитывал 980 тысяч человек, они имели 4.400 танков, танкеток и бронеавтомобилей. В авиации и на флоте служили еще 220 тысяч человек. Армию и флот существенно дополняли пограничные и внутренние войска НКВД.
Военные заводы работали в три смены без выходных. Масштабы производства были огромны. Покажем это на примере авиации и бронетехники.
За 15 лет (1925-1939) авиационная промышленность выпустила более 15 тысяч истребителей, свыше 9 тысяч бомбардировщиков, примерно 7 тысяч разведчиков и около 12 тысяч учебных машин. К ним надо добавить до 2 тысяч гидросамолетов (1.365 бомбардировщиков-разведчиков МБР-2 и почти 700 легких амфибий Ш-2). В сумме — свыше 45 тысяч самолетов!
Теперь рассмотрим производство танков. МС-1 по 7 тонн (до 1931 г.) — 950 единиц; танкетка Т-27 по 2,7 тонны (до 1933 г.) — 3.300 единиц; Т-37 по 3,2 тонны (до 1936 г.) — 2.627 единиц; Т-38 по 3,3 тонны (до 1939 г.) — 1.382 единицы; Т-26 по 8-10 тонн (до 1941 г.) — 11.218 единиц; БТ по 11-13 тонн (до 1941 г.) — 8.060 единиц; Т-24 по 18,5 тонн (до 1933 г.) — 25 единиц; Т-28 по 27,8 тонн (до 1940 г.) — 523 единицы; Т-35 по 50 тонн (до 1939 г.) — 61 единица.
Итого — 28.146 бронированных гусеничных машин. Желающие могут сами подсчитать, сколько понадобилось для их выпуска металла, электроэнергии и человеко-часов.
В 1934-39 годы советская промышленность ежегодно выпускала более 5.000 артиллерийских орудий и минометов.
В отношении военно-морского флота господствовала концепция «легких сил»: подводные лодки + торпедные катера + морская авиация.
Было построено (спущено на воду) за 11 лет (1 ноября 1928 — 1 сентября 1939 гг.) 189 подводных лодок. В том числе 34 большие, 94 средние, 61 малая. Для сравнения: флоты «владычицы морей» Англии, а также Франции и Нидерландов, обладавших обширными колониями, вместе взятые имели к 1 сентября 1939 года только 170 субмарин (69 + 77 + 24). А флоты Германии и Италии — 157.
В строю к июню 1941 года было около 270 торпедных катеров, значительно больше, чем во всех флотах мира вместе взятых. На втором месте находился итальянский флот — 60 катеров.
Пушек, минометов, пулеметов, винтовок у большевиков тоже было больше всех в мире. Одним словом, «генеральный секретарь ЦК ВКП(б) товарищ Сталин» выполнил свои обещания «партии и народу» — создал самую большую в мире военную машину. Осталось только дождаться удобного момента («когда империалисты передерутся между собой»), чтобы направить эту машину в Европу.
СНАЧАЛА — УСПЕХ
Поначалу события развивались в таком духе, что Сталин имел все основания быть довольным собой. В самом деле, благодаря сговору с Гитлером в августе 1939 года, Советский Союз в период с сентября 1939 по август 1940 года оккупировал Западную Беларусь и Западную Украину, Бесарабию и Северную Буковину, Эстонию, Латвию и Литву. Потери в войсках были только в западной Беларуси и Украине, но небольшие.
Правда, с Финляндией произошла осечка. Финны сопротивлялись столь яростно и умело, что пришлось отказаться от плана оккупации всей страны и ограничиться Карельским перешейком. (Генштабу РККА пришлось сосредоточить против Финляндии половину всех сухопутных войск РККА. Потери тоже впечатляют. 130 тысяч красноармейцев погибли, еще 320 тысяч были ранены, контужены или обморожены. Итого 450 тысяч «советских» против 66 тысяч «финских» (23 тысячи убитыми, 43 тысячи раненых и контуженных).) Но все же приличия были соблюдены и здесь — Финляндия войну проиграла.
Далее свежеиспеченные союзники поссорились — не сошлись в цене. В ноябре 1940 года Гитлер предложил Сталину и Молотову принять участие в войне против Англии. В качестве платы за это он выставил Иран и Ирак. Однако Сталин потребовал еще и Финляндию, Румынию, Болгарию, а также черноморские проливы.
Германское руководство не могло согласиться с такими претензиями. Финляндия обеспечивала Германию древесиной и никелем, Румыния — нефтью, Болгария — продовольствием. Разумеется, Сталин обещал немцам полную компенсацию путем поставок из СССР, но Гитлер не хотел зависеть от коварного восточного хитреца. Сталин был уверен, что немцы в конце концов согласятся на его условия. Но ответ оказался иным. 18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву №21, более известную как «План Барбаросса».
РАЗГРОМ «НЕПОБЕДИМОЙ» КРАСНОЙ АРМИИ
К настоящему времени доказано, что Сталин готовил удар в спину своему союзнику. Он решил, что пришло время для долгожданного «Великого освободительного похода» в Европу. Правда, точная дата удара РККА, как и его основное направление по плану «Гроза», пока не установлены. Возможно, что в мае — июне 1941 года Сталин еще не принял окончательного решения.
Одни исследователи доказывают, что главной целью являлся Берлин, другие — что Красная Армия должна была устремиться через Балканы в район проливов Босфор и Дарданеллы. Вторая точка зрения представляется нам более вероятной, так как наибольшее количество войск и техники было сосредоточено к июню 1941 года на территории Украины.
Немцы не хотели воевать на два фронта. Но иного выхода у них просто не было. Высшее руководство Третьего рейха в общих чертах знало о подготовке советского вторжения (в частности, об этом говорил фельдмаршал Вильгельм Кейтель на Нюрнбергском процессе). Оставалось только одно: атаковать первыми.
Для нападения на СССР германское командование развернуло в районах, непосредственно прилегающих к границе, 128 расчетных дивизий. В них состояло 3 млн. 562 тыс. человек, 37.100 орудий и минометов, 3.865 танков и штурмовых орудий. ВВС выделили три воздушных флота — 1-й (для поддержки группы армий «Север»), 2-й (группа армий «Центр») и 4-й (группа армий «Юг»). В сумме 3909 самолетов всех классов и типов.
Союзники Германии — Финляндия, Венгрия, Румыния — развернули 38 расчетных дивизий. В них было около 745 тысяч человек, 5.502 орудия и миномета, 306 танков и 886 самолетов.
Таким образом, общие силы вторжения Германии и ее союзников насчитывали около 4 млн. 307 тыс. человек (166 расчетных дивизий), 42.600 орудий и минометов, 4.170 танков и штурмовых орудий, 4.846 самолетов.
Кроме того, в резерве находились еще 27 германских расчетных дивизий и артиллерийские части Главного командования. Позже на фронте появились итальянские войска (62 тыс. чел.), словацкие (42,5 тыс. чел.) и хорватские (1,5 тыс. чел.).
К этому времени армия и авиация СССР были крупнейшими в мире. Сухопутные войска РККА насчитывали 4 млн. 605 тыс. чел., войска НКВД — 340 тыс. (пограничники — до 168 тыс., внутренние войска — до 172 тыс.). В авиации служило почти 476 тыс. чел., на флоте — до 354 тыс. Все эти войска имели на вооружении 25.886 танков (больше, чем у вооруженных сил Германии, Италии, Великобритании и Франции вместе взятых), более 5.000 бронеавтомобилей, 117.580 орудий и минометов, 24.488 самолетов.
В состав РККА входили 27 армий и 100 корпусов (62 стрелковых, 29 механизированных, 5 воздушно-десантных, 4 кавалерийских).
В свою очередь, эти армии и корпуса состояли из 303 дивизий (198 стрелковых, 61 танковой, 31 моторизованной, 13 кавалерийских) и 32 бригад (16 воздушно-десантных, 10 противотанковых артиллерийских, 5 стрелковых, 1 танковой).
Кроме того, имелись 3 корпуса и 9 бригад ПВО, 40 бригадных районов ПВО;
45 отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов;
94 корпусных, 29 гаубичных, 14 пушечных артполков большой мощности резерва Главного командования;
29 мотоциклетных полков;
34 отдельных инженерных полка и 20 батальонов;
8 дивизионов бронепоездов.
В военно-воздушные силы входили 5 корпусов дальней бомбардировочной авиации, 79 авиадивизий, 5 отдельных авиабригад, 218 авиаполков.
Официальная версия гласит, что войска Германии и ее союзников имели огромное численное превосходство над войсками СССР:
«Враг превосходил советские войска по численности личного состава в 1,8 раза, по танкам — в 1,5 раза, по боевым самолетам новых типов — в 3,2 раза, по орудиям и минометам — в 1,25 раза, на главных направлениях было еще большее превосходство». (СИЭ, том 13. М., 1971, стр. 617.)
Но это — вранье.
В пяти приграничных округах дислоцировались 174 дивизии из 303 (57,4 %).
Войска НКВД имели 14 дивизий, 18 бригад и 21 отдельный полк. Среди них 7 дивизий, 2 бригады и 11 отдельных полков находились в западных округах. На их основе буквально накануне войны были сформированы еще 3 дивизии НКВД.
Советские войска первого стратегического эшелона на западном направлении насчитывали в мае 1941 года около 3 млн. 88 тыс. человек (2 млн. 719 тыс. в сухопутных войсках, около 154 тыс. — в войсках НКВД, до 216 тыс. — в ВМФ). Они имели 57.040 орудий и минометов, 13.924 танка, 8.974 самолета (плюс к ним 1.769 самолетов трех флотов — Балтийского, Северного, Черноморского и нескольких речных флотилий, всего 10.743 самолета).
Но и это еще не все. С мая 1941 года началось выдвижение в западные округа войск второго стратегического эшелона из внутренних военных округов, с Дальнего Востока и Средней Азии. К 22 июня уже прибыли 16 дивизий — 10 стрелковых, 4 танковые и 2 механизированные. Они насчитывали 202 тысячи человек личного состава, 1.763 танка, 2.746 орудий и минометов.
И если 4.170 танков немцев и их союзников — инструмент агрессии, то что такое 15.687 советских? Неужели средство обороны? Сам термин «оборона» применим к танку лишь для обозначения тех боевых порядков, которые он должен прорывать. Сравним также соотношение самолетов — 4.846 и 10.743, орудий и минометов — 42.600 и 59.786.
Совершенно верно историк Владимир Бешанов подчеркнул:
«Никогда, ни до войны, ни в ходе ее Красная Армия не была так хорошо укомплектована, оснащена, вооружена и материально обеспечена, как в начале лета 1941 года». (Бешанов В.В. Танковый погром 1941 года. Минск, 2007, с. 117.)
Куда же подевалась эта гигантская масса войск, это огромное количество техники, горы боеприпасов и амуниции? Первым, будучи потрясен катастрофой на фронте, дал ответ на этот вопрос сам Сталин. 28 июня, осознав полное крушение своего плана «Великого освободительного похода» в Европу, он сказал соратникам на заседании Политбюро: «просрали»!
Возьмем для примера танки. К тем 25.886, что имелись в войсках на 22 июня 1941 года, советская промышленность до конца года прибавила еще 4.742 машины. Но к январю от этих более чем 30 тысяч танков осталось в строю всего лишь 1.730. Элементарная арифметика показывает, что за 6 месяцев и одну неделю боевых действий РККА потеряла около 28 тысяч танков! Меньшая часть их погибла в боях, но основную массу советские танкисты бросили из-за невозможности пополнить топливо и боеприпасы. Немцы подобрали и отправили в рейх на переплавку.
Из 134 подводных лодок, имевшихся в строю к 22 июня в западной части страны, за тот же срок были потеряны 37 (27,6%), из 130 торпедных катеров — 33 (25,4%), из 48 эсминцев — 22 (45,8%).
Успехи своего флота оказались микроскопическими — на Балтике советские подводники потопили 1 немецкую субмарину и 1 пароход (бывший советский, захваченный немцами), на Черном море — 3 парохода (1 румынский, 2 итальянских), на Севере — ничего. Экипажи торпедных катеров не могли похвастать даже такими «достижениями».
Германский военный флот за 68 месяцев боевых действий (1 сентября 1939 — 8 мая 1945) потерял 781 подводную лодку, не считая еще 200, затопленных собственными экипажами в своих портах или у побережья в последние дни войны. Из них в результате действий советского флота погибли только 9 субмарин — 5 на Балтике и 4 в Арктике. Это всего лишь 1,15 % от общих потерь подводных сил Кригсмарине.
Зато безвозвратные потери подводных сил советского ВМФ за 47 месяцев составили 103 лодки. А ущерб, который советские подводники причинили противнику на Балтике, в Арктике и на Черном море, был просто ничтожен.
Советская авиация только в первые сутки войны потеряла около 1.200 самолетов, причем 960 из них (свыше 80%) были уничтожены на аэродромах, остальные 240 сбили германские истребители либо зенитная артиллерия. До конца года погибли две трети всей авиации страны. А всего за 46 месяцев войны с Германией и месяц войны с Японией советская авиации потеряла около 106 тысяч машин — цифра, которую трудно с чем-нибудь сравнивать. Достаточно сказать, что ВВС Германии потеряли за 68 месяцев боевых действий до 97 тысяч самолетов, ВВС США (за 45 месяцев) 59 тысяч.
По официальным советским данным, за 3 недели боевых действий (с 22 июня по 12 июля) войска группы «Север» продвинулись на 500 км, группы «Центр» — на 550 км, группы «Юг» — на 350 км. За указанный срок они полностью захватили Литву, Латвию и Молдавию, две трети Беларуси, половину Украины.
Войска Северо-Западного фронта и Балтийского флота потеряли безвозвратно убитыми, пропавшими без вести, сдавшимися в плен за 18 дней 75.202 человека; войска Западного фронта — 341.073 человека; Юго-Западного фронта — 173.323 человека; Южного фронта и Черноморского флота — 8.519 человек. В сумме — 598.117 человек. Но это — по официальным данным, как доказано ныне — сильно заниженным, особенно в отношении пленных.
Красноармейцы сдавались в плен сотнями тысяч, не желая воевать за Сталина и большевиков. Общий счет пленных шел на миллионы. Ныне установлено, что за время войны сдались противнику 5.734.528 бойцов и командиров РККА — больше всего ее численного состава на июнь 1941 года. При этом около 3 млн. 800 тысяч (66%) сдались в плен в 1941 году.
И вот такой разгром, такое повальное бегство и повальную сдачу в плен Сталин уже после войны назвал «планомерным отходом наших войск на заранее подготовленные позиции». Ничего себе отход — размером в две Франции! Как тут не вспомнить Энгельса, совершенно справедливо утверждавшего, что Россию в критические моменты ее истории всегда спасали необъятные просторы и численное преимущество населения.
Германские войска демонстрировали полное превосходство в оперативном искусстве. В 1941-42 годах было правилом, что немецкий батальон (неважно, пехотный, моторизованный или танковый) громил советский полк; немецкий полк — советскую бригаду или даже дивизию, немецкая дивизия — советский корпус, немецкий корпус — советскую армию!
Не обращая внимания на разрозненные части РККА, остававшиеся у них в тылу, немецкие войска стремительно рвались вперед.
Итог 1941 года известен: войска Германии и ее союзников вышли примерно на линию Ленинград — Тихвин — Новгород — Осташково — Калинин (Тверь) — Вязьма — Елец — Белгород — Харьков — Ворошиловград (Донецк) — Ростов-на-Дону. В течение 10 месяцев 1942 года немцы продолжали наступать, они добрались до Волги и Северного Кавказа. Напомним, что красный флаг Третьего рейха был водружен на вершине Эльбруса!
В нашу задачу не входит описание и анализ боевых действий. Смысл приведенных фактов в ином. Самая большая в мире армия и самая крупная в мире авиация оказались мало пригодными для использования по прямому назначению. Гигантский военный монстр развалился у всех на глазах.
К январю 1942 года, через 6 месяцев после начала немецкого вторжения, войска кадровой Красной Армии в западной части страны либо погибли, либо сдались в плен. Кадровые части остались только в Закавказье, в Средней Азии и на Дальнем Востоке.
К весне 1942 года у Сталина фактически не было ни авиации, ни бронетехники, ни кадровой армии. В армию пришли миллионы резервистов, штатских людей. Именно они сумели добиться перелома в ходе войны. Но сначала Сталину пришлось изгнать из войск ненавистных комиссаров (в октябре 1942 г.), выпустить из лагерей и тюрем еще уцелевших командиров РККА, реабилитировать священнослужителей и казаков, заявить всей стране, что война идет не за какую-то «мировую революцию», и не за родную «коммунистическую партию», а за Отчизну!
Кроме того, совершенно бесценную помощь оказали союзники. Только после этого и многого другого, о чем нет возможности рассказать здесь, советские граждане в своем большинстве действительно начали воевать с врагами.
Но и на сторону противника перешло огромное войско — более 1 млн. 600 тысяч человек! Столь массового сотрудничества с врагом не знает ни одна страна в мире!
Ну ладно, — может сказать здесь какой-нибудь «ура-патриот». Возможно, все это и так. Но войну-то мы выиграли!
Да, выиграли. Но за счет чего?
Сталин утверждал, что победу обеспечили преимущества социалистического устройства общества. Этот тезис давно похоронен. Не было никаких преимуществ. Семьдесят лет во главе государства стояли самые настоящие бандиты. Но во время войны интересы сатрапов власти и народа временно совпали. И народ ценой невероятных жертв, обусловленных в первую очередь потрясающей бестолковостью партийно-советских чиновников, равно как и военных командиров всех уровней, отстоял свое Отечество! Однако, спасая свою родину от внешних поработителей, народ тем самым сохранял поработителей внутренних — клику уголовников-большевиков во главе с преступником №1 — Сталиным. Вот в чем заключается истинная трагедия Великой Отечественной войны!
Нынешние российские идеологи (историки, публицисты, политологи) утверждают, что победу обеспечил «подвиг» народа. Смеем считать, что это объяснение далеко от истины. Как «подвиг» в России обычно квалифицируют тот факт, что Советский Союз понес наибольшие людские и материальные жертвы в войне. Да, числом погибших солдат и гражданского населения он действительно превзошел всех. Но кто виноват в том, что Красная Армия не могла воевать так, как обещал до войны «непобедимый маршал рабочего класса Клим Ворошилов» — «малой кровью, могучим ударом»?! Кто виноват в том, что война стала бойней, беспощадно истреблявшей народы СССР?
Ответ может быть только один: виновна сама СИСТЕМА советской власти, виновна диктатура преступного сообщества негодяев — партии большевиков (или коммунистов, как они предпочитали себя называть).
Факторы победы давно «вычислены»:
«— Гигантские горы трупов красноармейцев, искореженного советского оружия, разбитой советской техники, под которыми погибали враги. Соотношение 1 : 10 до 1943 года, 1 : 5 в последующий период войны в пользу противника.
— Боевые действия на Западе и сверхценная материальная помощь союзников, спасшая СССР в самый критический период войны — с осени 1941 по лето 1943 года.
— Режим всеобъемлющего беспощадного террора на фронте и в советском тылу, не оставлявший людям никакого иного выбора, кроме смерти (на фронте) или труда на износ (в тылу).
— Нехватка живой силы и материальных ресурсов у противника.
— Серьезные стратегические ошибки верховного германского командования.
— Предельно недальновидная политика немцев по отношению к населению оккупированных территорий.
Наконец, огромные пространства Страны Советов, ее бездорожье и климат (зимой — лютые морозы, весной и осенью — распутица». (Захаревич С.С. Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг. Минск, 2009, с. 6.)
Где тут «преимущества социалистического строя»? И при чем здесь «подвиг»? Океан пролитой крови — да; океан пролитых слез — да. Десятки миллионов загубленных жизней и растоптанных судеб — да. Но подвиг? Нормальные люди воюют, потому что у них нет другого выбора, и меньше всего стараются совершать при этом что-нибудь «героическое».
| Источник: Аналитическая газета "Секретные исследования"

Новым явлением в культурной сфере, начиная с Августа, становится государственное меценатство. Римская культура утрачивает полисный (узкоэтнический) и приобретает космополитический характер. Распростра...

1. Когда началась весна[58] и теплая пора пришла на землю, Филиппик уехал из столицы. Когда он прибыл в Амиду[59], персы отправили к нему посольство с предложением почетно закончить эту войну: они пре...

В области Луристан, на юго-западе Ирана, на возвышенных долинах горной цепи Загрос можно разыскать остатки древней цивилизации, наиболее замечательной особенностью которой была развитая техника обрабо...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира