Маусалапарва
(Книга о битве на палицах)
Рассказ о взаимном истреблении воинов племени ядавов. Эта книга посвящена главным образом описанию многих трагических событий, происшедших на тридцать шестом году после битвы на Курукшетре в родственном Пандавам племени ядавов.
К этому времени ядавы утеряли многие из тех положительных качеств, которыми они раньше славились; они стали пренебрегать брахманами, предками, богами, оскорблять старших, обманывать родственников. Многочисленные неблагоприятные приметы указывали на то, что приближаются какие-то несчастья. Кришна объяснял всё происходящее приближением срока исполнения проклятия Гандхари.
Мудрые риши предсказали, что все мужчины-ядавы, кроме Кришны и Баларамы, погибнут во время междоусобицы. Узнав об этом предсказании и желая предотвратить возникновение каких бы то ни было ссор, которые могли бы привести к вражде, царь ядавов Уграсена запретил делать и пить вино.
Кришна предложил отправиться в паломничество к берегу океана, чтобы совершить в его священных водах предписываемое религией омовение. Но прибыв к берегам океана, воины перепились неизвестно откуда появившимся вином. Пьяный Сатьяки начал поносить Критавармана за то, что тот участвовал вместе с Ащваттхаманом и Крипой в нападении на спящих. Критаварман, в свою очередь, напомнил Сатьяки один эпизод из битвы на Курукшетре, в котором тот играл весьма неблаговидную роль (он убил одного из вражеских воинов, который, отказавшись сражаться и сложив оружие, погрузился в благочестивые размышления). Взбешенный Сатьяки отрубил голову Критаварману. Другие воины бросились на Сатьяки и убили его. Схватка стала всеобщей. Ядавы в пьяном безумии с ожесточением нападали друг на друга: сыновья убивали отцов, отцы - сыновей. После гибели Сатьяки и сына Кришны, пришедшего к нему на помощь, в схватку вмешался сам Кришна и погубил многих воинов.
Если не считать немногих стариков, находившихся в городе, во время этого кровавого побоища погибли почти все воины-ядавы, до пятисот тысяч. Остались в живых только Кришна, Баларама, а также возница Кришны Дарука. Дарука был послан Кришной в Хастинапур к Арджуне с просьбой срочно явиться в город ядавов Двараку и взять на себя охрану семей погибших воинов и их имущества от разбойников.
Смерть Кришны. Кришна знал, что близится и его конец: проклятие Гандхари уже начало сбываться.
Оставив Двараку, Кришна отправился в лес, куда ещё раньше отправился для совершения аскетических подвигов его брат Баларама. Вскоре Баларама умёр на его глазах. Сам Кришна лёг на голую землю и мысленно начал готовить себя к уходу из этого мира. В это время по лесу проходил охотник, искавший добычу. Приняв издалека распростёртого Кришну за лежащего оленя, он пустил в него стрелу. Тело Кришны обладало чудесным свойством - его не могло поразить никакое оружие. Единственным уязвимым местом были ступни его ног, и как раз в его пятку вонзилась стрела охотника.
Так окончил это своё земное существование бог Вишну. Он исполнил своё назначение, истребив возможно большее число людей и облегчив тем бремя, которое вынуждена была нести земля; и исполнив его, он вернулся в свою небесную обитель, почтительно приветствуемый небожителями.
Нападение на караван. Между тем Дарука прибыл в Хастинапур и известил Пандавов обо всём случившемся. Немедленно Арджуна направился в город ядавов и нашёл его подобным жене, лишившейся мужа, или цветку лотоса в холодное время года. Здесь его встретили толпы рыдающих женщин и отец Кришны Васудева, который рассказал ему о смерти Кришны и Баларамы.
Арджуна решил переселить женщин, детей и стариков в Индрапрастху и распорядился сделать соответствующие приготовления. На другой же день умер Васудева. Ему были устроены торжественные похороны; четыре его добродетельные жены последовали за ним сначала на погребальный костёр, а затем и на небо.
Тела убитых героев-ядавов, Кришны и его брата были в соответствии с правилами древнеиндийской религии сожжены и затем похоронены.
Настал день отъезда. Арджуна взошёл на колесницу и двинулся первым. За ним тронулось в путь огромное количество колесниц и телег, запряжённых быками, мулами и верблюдами. Впереди процессии ехали 16 тысяч вдов Кришны, затем много миллионов вдов других погибших героев. Их сопровождали слуги и вооружённая стража. Кроме того, все остальное население - брахманы, кшатрии, вайшьи и богатые щудры - присоединилось к вдовам героев и покинуло город.
Как только последние жители покинули Двараку, море хлынуло на берег и поглотило город.
Караван, в котором были главным образом старики, женщины и дети, двигался медленно, часто останавливаясь на отдых. Прибыв в Пенджаб, Арджуна распорядился дать путникам длительный отдых. Во время стоянки на лагерь напало племя разбойников-абхиров, вооружённых дубинами. Арджуна справлялся раньше и не с такими врагами, однако на этот раз его постигла неудача. Оказалось, что могучий лук Гандива - подарок богов - не слушается его, а колчаны, раньше всегда наполненные, быстро истощаются. Арджуна сделал всё, что мог, чтобы отразить нападение абхиров, но он не был уже в состоянии сделать всё, что хотел: часть обоза была захвачена разбойниками, многие вдовы были угнаны силой или подчинились добровольно, и он не смог этому воспрепятствовать.
Он продолжал путь дальше с остатками каравана. Прибыв на Курукшетру, он расселил всех пришедших с ним по окрестным областям, царём Индрапрастхи назначил внука Кришны Ваджру, а сам, преисполненный печали, тяжело вздыхающий, направился в обитель Вьясы. Он рассказал своему деду о том, что произошло у ядавов, о мерти Кришны, о нападении на караван разбойников и о своём душевном смятении, вызванном этими событиями.
Вьяса объяснил Арджуне смысл всего происшедшего, значение воплощения Вишну в образе Кришны и причину смерти последнего. Теперь наступила очередь тех, кто оказал ему решающее содействие в истреблении рода людского, т.е. самих Пандавов. Поражение Арджуны в битве с разбойниками - это для Пандавов знамение и предостережение.
Выслушав всё это, Арджуна отправился в Хастинапур.
Литература: Ильин Г.Ф. Маусалапарва (книга о битве на палицах) //Старинное индийское сказание о героях древности "Махабхората"- М.:Академия наук СССР, 1958 - c.124-128