Бхишмапарва
(Книга о Бхишме)
На Курукшетре. Вечером и ночью накануне битвы шли последние приготовления. Были установлены условные слова и значки, по которым воюющие могли бы отличать во время сражения своих сторонников.
Противники договорились также между собой о соблюдении определённых правил в битве. По этим правилам каждый из воинов обязан был сражаться только с воином противной стороны, соответствующим ему по роду оружия: колесничий с колесничим, всадник со всадником, пехотинец с пехотинцем и т.д. Не дозволялось поражать воина в то время, как он бьётся с другим в поединке, воина, лишившегося оружия или отступающего с поля битвы и т.д. Не участвующие в сражении трубачи, возницы и лагерная прислуга также не должны были подвергаться нападению. Впрочем, надо сказать, что этим хорошим правилам обе стороны во время битвы следовали недостаточно твёрдо; во всяком случае, нарушали их нередко даже самые доблестные воины.
К престарелому Дхритараштре явился его отец, Вьяса. Святой мудрец, обладавший даром совершать чудеса, предложил наделить Дхритараштру способностью видеть и слышать всё, что будет происходить на огромном поле боя, и таким образом наблюдать из Хастинапура за перипетиями будущей битвы. Дхритараштра, предвидя, как ужасно будет это зрелище, отказался, но просил Вьясу одарить такой способностью его возницу Санджаю, а тот будет обо всём сообщать слепому царю. В дальнейшем весь рассказ о битве на Курукшетре ведётся уже от лица Санджаи .
На рассвете две огромные армии, подобные двум океанам, готовым сокрушить всё живое в конце махаюги, когда должно погибнуть всё на земле, начали строиться в боевой порядок. Кауравы выстроили свои войска в восточной части Курукшетры, а их противники - в западной. Стройные ряды бесчисленных войск, слоны, стоявшие подобно горам, колесницы, украшенные золотом и драгоценными камнями, блеск оружия, разноцветные развевающиеся по ветру стяги - всё это представляло собой грандиозное зрелище. Шум голосов воинов, грохот барабанов, звуки труб, рёв слонов, ржанье лошадей, стук колёс стоял такой, что казалось, будто раскалывается пополам земля.
Бхагавадгита. Здесь в "Махабхарату" вставлен один из самых важных и интересных древнеиндийских религиозно-философских трактатов, называемый "Бхагавадгитой".
Арджуна просит своего возничего Кришну вывезти колесницу вперёд и остановить её между враждующими армиями. Взглянув на бесконечные ряды войск той и другой стороны, Арджуна увидел, что в обеих армиях находятся братья, отцы и сыновья, дядья по материнской линии и сыновья их сестёр, тести и зятья, наставники и их ученики. И дрогнуло сердце у храброго Арджуны при виде этого зрелища: он ясно представил себе всю жестокость братоубийственного побоища.
Конечно, если победят Пандавы, они будут отомщены, захватят власть, станут богатыми, могущественными и смогут пользоваться всеми радостями жизни. Но какой ценой!
Убийство человека - грех, убийство родственника - самый большой грех, за него идёт в страну предков убийца и гибнет весь его род. Обдумав всё это, Арджуна решил не принимать участия в предстоящем сражении; пусть уж лучше вооружённые сыновья Дхритараштры убьют его, безоружного, не способного оказать сопротивление.
Приняв такое решение, опечаленный Арджуна отложил в сторону свой лук и стрелы.
Кришна стремится убедить Арджуну в необходимости сражаться. В связи с этим он формулирует доктрину долга, который должен определять поведение кшатрия.
Душа человека вечна, рассуждает он. Никто не может убить душу. Смерть человека означает только переход души из одной телеспой оболочки в другую. Но сами люди смертны. Зачем же тогда печалиться по поводу смерти человека? Зачем печалиться, когда кого-нибудь убивают, особенно если это происходит в честном бою? В таком убийстве нет греха; наоборот, кшатрий навлекает на себя грех, если он отказывается сражаться. Долг кшатрия сражаться; если он убивает врага, он приобретает славу, если его убивают в сражении - душа его наслаждается райским блаженством в царстве богов. Следовательно, победа или гибель в честном бою для кшатрия по своим результатам одинаково почётны. Но если он откажется сражаться, он навеки обесславит себя как трус, а бесчестье хуже смерти.
Человек не может жить бездеятельной жизнью, не совершая никаких поступков. Но характер его поступков зависит от того, в какой он родился варне. Деление на варны установлено самими богами; образ жизни варн также предписан богами. Уклоняться от выполнения своего долга, это значит нарушать вечный божественный закон. Долг кшатрия - сражаться, когда это необходимо в интересах государя.
Послушание и преданность государю всячески восхваляются в "Махабхарате". Огромному большинству воинов, приготовившихся к кровопролитной схватке, в сущности не было никакого дела до распрей внутри царского рода Куру, а многие из ближайших сподвижников Дурьйодханы даже считали его дело неправым. Тем не менее, все они готовы были убивать по велению царя людей, не сделавших лично им ничего дурного, и даже своих родственников.
В "Бхагавадгите" (формулируется также учение о верховном божестве, причём в данном случае им объявляется Вишну. Он - создатель вселенной и её разрушитель, он - жизнь во всём живом, он - блеск в огне, мужество в людях, семя всего сущего. Все боги рассматриваются как воплощение тех или иных проявлений верховного божества. Верующие в различных богов идут, хотя и разными путями, к единой цели.
Много ещё такого же рода вопросов было затронуто во время беседы Арджуны с Кришной. Все сомнения Арджуны рассеялись, и он уверовал в то, что убийство других, даже если они родственники, не грех, раз того требует долг.
Первый день битвы. Сражение вот-вот должно было начаться, но тут Юдхиштхира, отложив в сторону своё оружие и сойдя с колесницы, направился в сторону Кауравов. Его братья, удивлённые и недоумевающие, Кришна, а также некоторые их сторонники пошли за ним. Оказалось, что Юдхиштхира, понимая какой грех они собираются совершить, решил заручиться формальным согласием своих родных на начало братоубийственной битвы. Подойдя к колеснице Бхишмы - старшего в их царском роде, Юдхиштхира с почтением приветствовал его и попросил разрешения начать битву. Бхишма, удовлетворённый такой почтительностью и проявлением величия души у старшего из Пандавов, дал разрешение начать битву и предсказал Юдхиштхире победу. Затем Юдхиштхира обратился с той же просьбой к наставникам Дроне и Крине, а также к царю мадров Щалье - брату Мадри, матери близнецов Пандавов. Они также разрешили начать битву и заверили Пандавов, что те одержат победу, так как их дело правое. Сами же они вынуждены сражаться за неправое дело, так как зависят от Кауравов.
После этого Юдхиштхира и его спутники вернулись к своему войску, и битва началась.
Впереди на колесницах мчались прославленные воины. Пуская тучи стрел, трубя в рога и издавая воинственные крики, они с яростным воодушевлением бросились друг на друга. Сражение разбилось на множество поединков, участники которых проявляли чудеса стойкости, храбрости и искусства владеть оружием.
Вслед за прославленными воинами вступили в бой основные силы враждующих армии, также на колесницах. Огромные массы людей бились, словно одержимые демонами, забыв обо всём, кроме желания сразить врага. Сын не узнавал отца, отец - сына, брат - брата, племянник - дядю, брата матери. Стрелы в своем полёте наталкивались на стрелы врагов, колесницы наезжали на колесницы, слоны сшибались, как тучи на небе, и в бешенстве поражали друг друга бивнями. Крики сражающихся, вопли раненых людей и оглушительный рёв слонов, ржание лошадей, лязг оружия потрясали небеса. Точно птицы, носились по полю всадники, точно змеи, мелькали в воздухе стрелы. И хотя по обычаю пехотинцам надо было сражаться с пехотинцами, всадникам с всадниками, воинам на колесницах с воинами на колесницах, а воинам на слонах с такими же воинами среди врагов, на поле всё очень быстро перемешалось - слоны нападали на колесницы и на всадников, а те, вопреки правилам, поражали пехотинцев; поле покрылось телами убитых и раненых, проклинающих свою несчастную долю и зачинщиков всей этой ужасной резни.
Вечером враждующие армии отступили с поля боя на отдых. Ни одной из сторон не удалось добиться ощутимого перевеса. Но потери Пандавов были более значительными. Погибли сыновья Вираты - Уттара, убитый Щальей, и Щвета, убитый Бхишмой. Особенно опечалила Пандавов гибель Щветы: он был могучим воином, и командовал войском матсьев. Огорчённых Пандавов подбодрил Кришна, уверенно предсказавший им конечную победу и решительное поражение Кауравов.
Последующие дни битвы. На следующий день утром обе армии, построившись в боевом порядке, возобновили битву с не меньшим ожесточением, чем в первый день. И так продолжалось день за днём.
Описанию сражения в "Махабхарате" уделено очень много места. Подробнейшим образом указывается боевой порядок враждующих армий в начале каждого дня, описываются подвиги, совершенные в течение каждого дня битвы главными героями. А подвиги эти удивительны и необычайны. Герои посылают из лука мощные потоки стрел, закрывающие солнце и воина, выпускающего их; своими стрелами они отражают такие же потоки стрел, направленных против них; выпустив с быстротой молнии несколько ширококонечных стрел, они разрубают на лету брошенную палицу или летящее копьё врага; поражённые многими сотнями стрел, иногда даже в голову, они как ни в чём не бывало продолжают сражаться; один герой способен убить сразу много тысяч врагов. В описании подвигов героев поэтическая фантазия сказителя неудержима.
Потери с обеих сторон были огромны, но каждый день с восходом солнца битва разгоралась с прежней силой. Зрелище кровавых событий на поле боя было таким ужасным, что от него вставали дыбом волоски на теле. Один день был удачным для Кауравов, другой - для Пандавов, но ни одной из сторон не удавалось добиться решающего успеха.
Огромная роль в битве принадлежала командующему войсками Кауравов Бхишме. Его полководческое искусство позволяло ему наилучшим образом расставлять войска и умело руководить ими во время сражения. Когда на каком-то участке огромного поля Кауравы терпели неудачу, появлялся могущественнейший и храбрейший из воинов Бхишма; своим личным вмешательством он выправлял положение и наносил огромные потери Пандавам.
Уже окончился девятый день сражения, погибло множество воинов, а обе стороны были так же далеки от победы, как и в тот момент, когда на Курукшетре пролилась первая кровь. Пандавам, в конце концов, стало ясно, что им не добиться победы, пока во главе Кауравов стоит непобедимый Бхишма. На военном совете у Юдхиштхиры было решено в следующий день битвы сосредоточить все усилия на том, чтобы погубить Бхишму. Но как это сделать? Кришна выразил даже готовность нарушить свой обет - не принимать непосредственного участия в битве - и сразиться с Бхишмой в поединке (он и раньше не раз порывался вмешаться в битву, когда приходилось туго Пандавам). Но Юдхиштхира отклонил предложение Кришны, не желая, чтобы он стал клятвопреступником.
Юдхиштхира предложил дpyroii план. Он вспомнил, что когда перед началом сражения он беседовал с Бхишмой, тот сказал ему, что никогда не будет сражаться на стороне Юдхиштхиры, так как долг его быть с Дурьйодханой, но что если понадобится, он может дать Пандавам совет, как добиться победы. Это обстоятельство, по мнению Юдхиштхиры, и следовало использовать. Добродетельный Бхишма не откажется от своих слов и вынужден будет дать совет, как вернее всего его самого погубить.
С этим намерением Юдхиштхира, его братья, а также Кришна явились в лагерь Кауравов, в палатку Бхишмы. Отягощённый годами, желая закончить свой жизненный путь, Бхишма посоветовал Арджуне завтра во время боя приблизиться к нему, поместив перед собой сына Друпады Щикхандина. Бхишма не поднимет оружия против Щикхандина, которого он считает женщиной: Щикхандин - не кто иной, как дочь Друпады, несколько лет назад волшебством превращённая в мальчика. Это даст возможность Арджуне поразить командующего войсками Кауравов, оставаясь для него неуязвимым.
Десятый день битвы. Смертельное ранение Бхишмы. Утром десятого дня битвы сражение возобновилось. По своей насыщенности трагическими событиями этот день превзошёл все предыдущие.
Пандавы, знавшие, что Бхишма будет сражаться в центре расположения своих войск, в первых рядах по совету Кришны поместили Щикхандина; рядом с его колесницей расположили свои колесницы Арджуна и Бхима.
В этот день Бхишма совершил необычайные подвиги. Своими стрелами он уничтожал войско Пандавов, как лесной пожар уничтожает деревья. Колесница его словно дышала огнём. Его лук был пламенем, меч, метательные копья и палицы были топливом, а потоки стрел были подобны искрам того огня, который в этой битве пожирал кшатриев. Слыша звон тетивы его лука, подобный раскатам грома, все враги на поле боя содрогались от ужаса.
Многие тысячи воинов на колесницах и слонах, всадников и пехотинцев отправил Бхишма в царство Ямы - бога смерти. Воспрянули духом Кауравы, увидев такую доблесть и безмерное могущество своего предводителя.
Может быть, этот день боя и был бы последним, и победили бы Кауравы, если бы перед Бхишмой не оказывался неизменно Щикхандин, сопровождаемый Арджуной. Уже не раз Щикхандин поражал старого богатыря, оставаясь сам невредимым. Ещё большее количество стрел выпустил Арджуна, прикрывавшийся Щикхандином. Но Бхишма продолжал доблестно сражаться, производя настоящее опустошение в рядах врагов. Все же прикрываясь Щикхандином, Арджуна, Бхима, Дхриштадьюмна и многие другие лучшие воины Пандавов сумели незадолго до заката солнца окружить Бхишму. То место, где он находился, напоминало могучий водоворот, который бывает в месте впадения Ганга в море.
Доблестно сражался Бхишма один против многих, но положение его становилось всё тяжелее. Колесница была разбита, шит тоже, лук расщеплен стрелами Арджуны, копьё, которое он метнул в Арджуну, также оказалось расколото стрелами. На теле его не оставалось места и в два пальца шириной, не поражённого вражеской стрелой. Старый Бхишма упал с колесницы головой к востоку. Тело его так и не коснулось земли, а осталось в воздухе, покоясь на ложе из вонзившихся в него стрел.
Жизненный путь Бхишмы кончался. Бхишма обладал дарованной ему богами способностью самому определить день своей кончины. И он решил, что душа покинет его тело после дня зимнего солнцестояния, когда солнце двинется к северу: в день перед смертью старый воин решил в последний раз помолиться Солнцу. До его кончины оставалось ещё 20 дней.
Это трагическое событие, вызвавшее радость у вождей одной из сторон и горе - другой, произвело огромное впечатление на сражающихся. Битва прекратилась. Знатнейшие воины обеих армий, побросав оружие, столпились вокруг Бхишмы. Приветствуя их, Бхишма пожаловался, что его голова отвисает назад, и попросил собравшихся царей дать ему подушку. Цари предложили ему множество самых лучших пуховых подушек, но Бхишма отверг их и обратился с этой просьбой к Арджуне. Поняв, что ему нужно, Арджуна натянул свой могучий лук и вонзил три стрелы в землю под головой Бхишмы; на этих стрелах и поместилась голова старого воина.
Явились врачеватели, чтобы извлечь из его тела стрелы, но Бхишма не захотел отказаться от почётного для каждого кшатрия смертного ложа. Почтительно приветствовав на прощанье умирающего богатыря и оставив около него почётную охрану, воины, преисполненные горести и печальных дум, удалились на покой.
Утром воины обеих сторон опять собрались вокруг Бхишмы. Старый воин попросил воды. Ему немедленно было предложено несколько кувшинов чистой воды. Но он отверг поданную воду. Подозвав Арджуну, Бхишма попросил воды у него. Трижды объехав на своей колеснице тело старшего в роде, Арджуна натянул свой лук и вонзил стрелу в землю рядом с Бхишмой, к югу от места, где он лежал. Тотчас же оттуда, куда вонзилась стрела, забил фонтан холодной воды, вкусом напоминающий напиток богов. Утолив жажду, Бхишма похвалил непобедимого Арджуну, искуснейшего из лучников.
Затем он обратился к Дурьйодхане, убеждая его примириться с двоюродными братьями, отдать им то, что им должно принадлежать по праву и прекратить братоубийственную войну. "Пусть наступит мир с моей смертью... Пусть отцы получат обратно своих сыновей, а племянники - братьев своих матерей),- убеждал он Дурьйодхану. Но не внял сын Дхритараштры этим благотворным и мирным словам, преисполненным добродетели и пользы, и тем самым уподобился тяжелобольному, отвергающему лечение.
Когда все оставили Бхишму, явился Карна, чтобы засвидетельствовать старому воину своё уважение и проститься с ним. Согласно данному им обету, он все эти десять дней не принимал участия в битве и потому позже других узнал о смертельном ранении Бхишмы. Взглянув на умирающего воина, он забыл о своей ненависти к старому полководцу и, рыдая, упал к его ногам. Обняв его одной рукой, Бхишма стал уговаривать Карну перейти на сторону своих братьев. Несмотря на своё уважение к Бхишме, Карна, как и раньше в разговорах с матерью и Кришной, отказался оставить Дурьйодхану, от которого никогда не видел ничего дурного, и перейти на сторону своих братьев, от которых ничего, кроме дурного, никогда не видел.
Тронутый таким благородством, хотя и опечаленный, Бхишма разрешил Карне сражаться на стороне Кауравов и простил ему все прежние оскорбления.
Простившись с умирающим и поднявшись на свою колесницу, Карна направился к Дурьйодхане.
Литература: Ильин Г.Ф. Бхишмапарва (книга о Бхишме)//Старинное индийское сказание о героях древности "Махабхората"- М.:Академия наук СССР, 1958 - c.65-75

Феодор Ласкарис не ошибся в своем выборе - муж его дочери Ирины Иоанн Дука Ватац обладал всеми необходимыми василевсу качествами. Однако братья покойного, Алексей и Исаак, считали иначе. Бежав в Конст...

Страной, первой начавшей добычу и обработку золота, принято считать Египет, «коему дарованы превосходные пашни, а также неисчерпаемые месторождения камня, меди и золота», В Египте возводились монумент...

Тибетская цивилизация зародилась в юго-восточной части Тибетского нагорья как земледельческая. Ярлунской она названа по месту своего появления. Ярлун — речные долины к югу от р. Цанпо. Реки, образующи...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира