Прототипом обширной серии доказательств, собранных Темплом, была линза Лейярда. Именно этот камушек находится в самом начале его тридцатилетней эпопеи и в силу огромного значения, который он представляет для глубокого пересмотра истории, хранится в отделе древностей Западной Азии Британского музея. Линза была найдена во время раскопок, производившихся Остином Генри Лейярдом в 1849 г. в Ираке в одном из залов дворца в Калху, известном также как город Нимрод. Она представляет собой только часть комплекса находок, в который входит огромное количество предметов, принадлежавших ассирийскому царю Саргону, жившему в VII в. до н.э. Речь идет о предмете из горного хрусталя, эллипсоидной фор-1 мы, 4,2 см длиной и 3,43 см шириной, со средней толщиной в 5 мм. Первоначально у этой линзы была оправа, возможно, из золота j или другого драгоценного металла, пригнанная с большой тщательностью, но ее похитили и продали рабочие с раскопа. Однако самое удивительное то, что речь вдет о настоящей плоско-выпуклой линзе, которая была вырезана в форме торроида, совершенно неправильного на взгляд неспециалиста, и с многочисленными прорезями на плоской поверхности. При этом абсолютно очевидно, что она использовалась для коррекции астигматизма. Поэтому диоптрическая градуировка на этой линзе разная в разных ее частях, от 4 до 7 единиц, и уровни повышения диоптрий колеблются от 1,25 до 2. Изготовление подобного прибора требовало высочайшей точности работы. Ее поверхность сначала была полностью плоской с обеих сторон и обладала совершенной прозрачностью — качеством, которое, естественно, сейчас во многом утеряно благодаря многочисленным трещинам, грязи, забившейся в микропоры, и другим воздействиям, неизбежно оставляющим свои следы на артефакте древностью в 2,5 тысячи лет. Весьма существенно, что линза имеет размеры глазного яблока и даже совпадает по параметрам с некоторыми современными стандартными линзами. Когда Темпл наткнулся на историю этой линзы и закончил ее анализ, началась его работа, приведшая сегодня к выявлению и изучению более 450 линз по всему свету. Первооткрыватель Трои Шлиман нашел 48 линз в развалинах мифического города, из которых одна особенно выделялась совершенством выделки и следами знакомства с инструментами гравера.В Эфесе найдено целых 30 линз, и, что характерно, все они были вогнутыми и уменьшали изображение на 75 процентов, а в Кноссе, на Крите, как выяснилось, линзы изготавливали в таких количествах, что даже удалось найти настоящую мастерскую минойской эпохи по их производству. В Каирском музее хранится экземпляр круглой линзы III в. до н.э., пяти миллиметров в диаметре, сохранившейся в прекрасном состоянии и увеличивающей в 1,5 раза. В скандинавских странах количество обнаруженных древних линз приближается к сотне, а на развалинах Карфагена их найдено 16 — все плоско-выпуклые, все из стекла, за исключением двух, сделанных из горного хрусталя. Очевидно, что после выхода книги «Хрустальное солнце» и ее перевода на другие языки отыщутся новые линзы, зажигательные стекла, «смарагды» и иные свидетельства оптического искусства древности» безо всякого толка пылившиеся в музеях в течение многих десятилетий или даже столетий. Однако не стоит видеть в этих свидетельствах следы пребывания на нашей Земле инопланетян или существования неких забытых цивилизаций с чрезвычайно развитыми технологиями. Все они лишь указывают на нормальное эволюционное развитие науки и технологий, опирающееся на изучение природы при помощи накопления эмпирических знаний, путем проб и ошибок. Иначе говоря, перед нами свидетельство изобретательности человеческого гения, и только человек в ответе как за возникновение подобных чудес, так и за их забвение.

Выстрелы, прогремевшие в Сараеве 28 июня 1914 года, стали первыми выстрелами Первой мировой войны. Были ли виновны только юные террористы или вдохновителями заговора были другие, более высокопоставлен...

Пожалуй, ни в одной паре гаксаграмм их противоположность не выступает столь заметно, как в данной гексаграмме и в предшествующей. Это ощущалось всегда настолько, что названия данных гкесаграмм создали...

В своих потугах во что бы то ни стало оправдать преступную деятельность инквизиции, Жозеф де Местр писал, что она, подобно всем институтам, созданным для свершения великих дел, «возникла неизвестно ка...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Бизнес идеи Полезная информация