Артемида вечно бродит вдали от Олимпа: она заботится о стадах, о диких  зверях, помогает пастухам и охотникам. Именно ей был посвящен самый  величественный храм древности, который вошел в число семи чудес света. Его  воздвигли в Малой Азии, в Эфесе. Рассказывали, что сама богиня помогала  архитектору и мастерам, работавшим в общей сложности 120 лет. К. 450 году до  нашей эры храм, наконец, был завершен и вызвал всеобщее восхищение своей  красотой, легкостью и изяществом. Он простоял около сотни лет - до того самого  дня, который принес всемирную славу двум весьма непохожим людям. Один из них,  царь Александр Македонский, в тот день родился. Другой - ничем не примечательный  житель Эфеса Герострат - решил увековечить свое имя в памяти потомков и поджег  знаменитый памятник - гордость малоазийских греков. И, надо сказать, столь  чудовищный способ вполне оправдал надежды безумного честолюбца. В эллинских  государствах было принято специальное постановление о том, чтобы предать имя  Герострата забвению. Писателям запретили упоминать о нем даже в рассказе о  пожаре в храме Артемиды. И все-таки имя пережило века. "Геростратова слава" -  так и поныне называют позорную известность тех, кто запятнал себя преступлением  или недостойным деянием. Ловкая, сильная, мужественная Артемида хозяйничает в лесах и горах, и нет  спасения от ее звенящих, не знающих промаха стрел. Она же нежно ухаживает за  детенышами диких животных, ревниво оберегает священные рощи, куда запрещено  вторгаться смертным, девственные луга и поля. Сердце ее холодно, и ей незнакомы  любовные томления. Но горе тому, кто посмеет посягнуть на ее непорочность, даже  кинуть взор на ее прекрасное тело. Единственный человек, которому довелось  увидеть ее обнаженной, - охотник Актеон - был превращен ею в оленя, которого  растерзали его собственные собаки. Правда, есть версия, что гнев богини был  вызван иным обстоятельством: Актеон будто бы хвастался, что он более искусный  охотник, чем Артемида. Разумеется, этого богиня стерпеть не могла. Вообще олимпийцы страшно беспокоились за свой авторитет, и высшей  дерзостью считалось, если кто-нибудь из людей хоть в чем-то посмеет сравнить  себя с ними. Подобные попытки пресекались решительно и жестоко. Переубеждать,  доказывать, спорить - этого боги не умели, да и просто не считали нужным. Какие  дискуссии, когда в руках безграничная власть и столь же безграничное право  использовать ее? Гордилась своим потомством фиванская царица Ниоба: ни у одной женщины не  было более прекрасных детей. Но царица посмела бросить вызов богине Латоне: что  такое ее близнецы - Аполлон и Артемида - по сравнению с семью сыновьями и семью  дочерьми Ниобы?! И расплата последовала мгновенно. Бог света и богиня охоты  убедительно доказали свое превосходство: они хладнокровно перестреляли из луков  беззащитных детей, а несчастная мать окаменела от горя, склонившись над телом  последней дочери. Такой изобразил ее известный скульптор IV века до нашей эры  Пракситель, на статую которого была сочинена эпиграмма: В камень живую меня обратили враждебные боги, Снова из камня живой сделал Пракситель меня. А Овидий рассказывал, что близ Трои, куда буря перенесла окаменевшую  царицу, стоит неподвижная скала, принявшая облик женщины. Давно уже покинула ее  жизнь, но слезы не иссякли до сих пор и текут из пустых глазниц по белоснежному  мрамору. Таким и остался образ Ниобы в сознании людей- памятник скорби и печали.  А может быть, напоминание о бессердечии богов? И как знать, не сводил ли каких-нибудь счетов с суровой богиней отчаянный  Герострат, вымещавший столь нелепым способом свою обиду или злость на храме,  воздвигнутом в ее честь? История, во всяком случае, дала немало примеров того,  как изничтожались произведения искусства, единственным, но вполне достаточным  пороком которых являлось то, что они были связаны с ненавистными именами и  воспоминаниями. Потом проходили годы, века, и новые поколения спокойнее  относились к прошлому, нередко переоценивали деятельность тех, кого прежде  безоговорочно осуждали, и все становилось на свое место - то самое место, о  котором заботится беспристрастная история.

Едва весть о низложении Исаака II Ангела достигла столицы, вельможи поспешили заочно выказать свою приверженность новому василевсу и отправились на поклон к супруге Алексея III Ефросинье. «Все, как ра...

Около того времени, — гласит старинный рассказ, — курфюрсту Фридриху Саксонскому приснился в его Швейницком замке диковинный сон. Привиделось ему, будто бы монах Мартин Лютер начертал несколько слов н...

Антикварное золото... Небольшая загадочная вещица из тусклого желтого металла, который заставлял жадностью гореть глаза не одно поколение авантюристов, кладоискателей, любителей легкой наживы. Откуда ...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира