Сводка военного министерства России о действиях карательной экспедиции испанских войск в Марокко против рифов.

3 октября 1909 г.

Мелилла, ее положение и значение. Мелилла - небольшая испанская крепость на северном берегу Марокко, принадлежит Испании более 400 лет. Она расположена на выступе восточного берега полуострова Тре-Форкас. Гавань города, образуемая двумя каменными дамбами, неглубока и доступна лишь для судов с осадкой до 9.

Укрепления Мелиллы состоят из верков старого типа, окружающих город и не защищающих его ни с моря, ни с суши, и из 5-ти вынесенных вперед фортов старой конструкции, годных только для борьбы с плохо вооруженными туземцами. Впереди этой линии фортов, верстах в 5 к югу, в 1893 году построен шестой, более современного типа форт Сиди Айриах, составляющий важнейший пункт всей укрепленной позиции.

Значение Мелиллы до настоящего времени заключалось лишь в том, что она служила местом ссылки и тюрьмой на 800 каторжников, также небольшим портом для торговли с местными жителями. С открытием же железных и свинцовых рудников испанской компанией Las Minas del Rif и французской Norte Africano и с началом постройки железной дороги к этим рудникам значение Мелиллы, как оплота испанцев среди туземцев, значительно возросло.

 

Гарнизон Мелиллы. Гарнизон Мелиллы, к началу 1909 года, составляли два африканские пехотные полка двухбатальонного состава, с кадрами для третьих батальонов, дисциплинарная бригада двухротного состава, эскадрон конных егерей, две полевые 66 мил[лиметровые ] батареи, одна саперная рота и две крепостные артиллерийские роты. Всего 4,5 батальона, 1 эскадрон, 12 орудий, 1 саперная рота, 2 крепостные артиллерийские роты; всего около 5000 человек.

 

Рифяне. Что касается до местного населения, то сведения о нем крайне ограничены. Принадлежа к племени берберов (или кабилов), рифяне отличаются смелостью, храбростью, ловкостью и презрением к смерти. Вооружены они довольно хорошо магазинными винтовками, ввезенными в Марокко контрабандой; орудий и пулеметов нет, если не считать одиночных орудий старейших образцов, имеющихся в некоторых деревнях.

Часть рифян, живущая вблизи Мелиллы и рудников и уже познакомившаяся с испанской культурой и ее произведениями, остается более или менее верною испанцам, будучи непосредственно заинтересована в рудничных работах. Живущие же в горах и за р. Зелуан рифяне - скорее разбойничье племя; не имея непосредственной материальной выгоды от испанцев, оно всегда только ждало удобных случаев для набегов на испанские владения, а также на мирные рифянские деревни - дуары.

 

Повод к столкновению. Весною 1908 года начаты были испанцами работы по сооружению железнодорожных линий к рудникам компаний Las Minas del Rif и Norte Africano. Пока линия строилась в пределах владений испанцев, все шло гладко, но как только испанцы вышли из этих пределов, работы по постройке должны были быть прекращены, вследствие враждебности рифян. В текущем году работы были возобновлены с большей энергией и к 27 июня (9 июля) линия была достроена до станции Ата-Лайонг, а на дальнейшем участке до ст. Падор укладывались рельсы, когда рифяне внезапно напали на испанских рабочих, занятых постройкой, и убили 4 из них. Что побудило это племя напасть  на рабочих - неизвестно, хотя ходят слухи, что мароккский султан внушил им защищать землю от нашествия европейцев.

 

1-я экспедиция генерала Марина. Тотчас по получении известия об этом в Мелилле, карательная экспедиция под начальством генерала Марина, в составе 12 пех. и 1 кр. артил. рот, полуэскадрона, двух батарей и Отделения сапер, выступила к месту происшествия. Рифяне были оттеснены, испанцы овладели Аталайонгским перевалом и сожгли несколько рифянских деревень, потеряв при этом убитыми и ранеными 3-х офицеров и 35 нижних чинов.

Испанские морские силы также принимали участие в этом деле; канонерки дважды бомбардировали прилегающие к морскому побережью кабильские деревни.

Этим боем испанцы достигли довольно значительных результатов, так как, овладев названным перевалом, они обеспечивали себе свободный путь к рудникам.

Два дня спустя, 29 июня (11 июля), рифяне вновь атаковали испанцев, стремясь занять командующие линией фортов высоты (горы Ата-лайонг и Джебель-Гуругу), однако были отбиты. В ближайшие дни атака была повторена несколько раз; особенно энергично она велась 4 (17) и 11(24) июля. Вводя в дело огромное число бойцов и выбирая для атаки ночное время, рифяне демонстративно с настойчивостью и остервенением атаковали испанские позиции; после направления на атакованный пункт испанских резервов, рифяне приложили все усилия заранее приготовленным отрядом овладеть незащищенными или малозащищенными орудиями. Кроме того, будучи недостаточно обеспечены патронами, туземцы все время стремились, пробиваясь небольшими кучками сквозь испанские позиции, захватить патронные ящики и тем пополнить свои запасы на испанский счет.

За все эти стычки испанцы потерпели значительный урон, точная цифра которого скрывается; по частным сведениям, однако, число выбывших из строя оценивается 2200 человек (800 убитых и 1400 раненых); при этом процент выбывших офицеров весьма велик. Потери рифян нет возможности определить; они конечно больше испанских, но все же они не должны многим превышать последние.

Результатом этих стычек были: во-первых, отступление генерала Марина к Мелилле и во-вторых, ежедневное увеличение числа рифян, действующих против испанцев, примерно до 40 т., присоединением к ним нескольких племен, до того времени относившихся благосклонно к испанцам. Этой изменой рифянских кабилл, на преданность которых генерал Марина рассчитывал, отчасти и объясняются его неудачи.

 

Посылка подкреплений из Испании. Таким образом, события в окрестностях Мелиллы, начавшиеся незначительными стычками, приняли весьма серьезный оборот. Потребовалась отправка подкреплений из метрополии, где мобилизация вызвала серьезные беспорядки. Первой прибыла из Испании в конце июля (н. ст.) Мадридская бригада генерала Пинтоса из состава дивизии генерала Товара, в числе 6 егерских батальонов, эскадрона драгун, одного пулеметного отделения, 3 горных батарей и 2 саперных рот. Всего около 7 т. человек.

 

Бой 14/27 июля (2-я экспедиция). Так как войска, охранявшие железную дорогу и занявшие в числе около 2000 человек построенное в голове ее укрепление, были отрезаны от крепости, вследствие разрушения рифянами железной дороги, и терпели недостаток в провианте, то генерал Марина решил 14 (27) июля отбросить рифян с занятых ими гор Ата-лайонг и Джебель-Гуругу и отправить охраняющему линию отряду поезд с необходимыми припасами. 

Высланные для атаки рифян войска (около 4 т. человек) вели наступление недостаточно энергично и огнем противника были вынуждены отступить. После двухчасового обстрела позиции рифян огнем полевых батарей и орудий крейсера Нуманция и канонерской лодки Пинцон, испанцы вновь повели наступление и после огромных усилий и потерь отбросили рифян далее в горы и восстановили железнодорожную линию, но преследовать рифян они не могли. Поезд с продовольствием достиг пункта назначения, сдал свои запасы и вернулся обратно. Вслед за ним отошли и наступавшие испанские войска под сильным огнем засевших на командовавших вершинах рифян и прекративших его лишь под влиянием орудийного огня полевых батарей и судовых орудий.

Потери испанцев в этом бою достигали убитыми 200 человек, в том числе и генерал Пинтос, и 600 человек ранеными. Кроме того рифянам досталось 1500 ружей и 75 000 патронов. Такой значительный урон испанцев объясняется тем, что генерал Марина направил войска для атаки горы Джебель-Гуругу, не обстреляв ее предварительно достаточным артиллерийским огнем. Рифяне же, засев за камнями, расстреливали испанцев, терпя сами незначительный урон.

 

Дальнейшие действия генерала Марина. С 14-го по 25-е июля (27 июля - 7 августа) происходили ежедневные небольшие стычки с туземцами, стремившимися разрушить железную дорогу и прервать связь выдвинутых для охраны ее частей с городом. Для обеспечения этих частей и для охраны линии, генерал Марина начал строить вдоль железнодорожной линии блокгаузы. Работы велись при весьма трудных условиях, иногда при полном отсутствии питьевой воды; при этом они постоянно прерывались и затруднялись ночными набегами рифян.

 

Прибытие дальнейших подкреплений. В это время из Испании прибыли остальные две бригады егерской дивизии генерала Товара (генералов Имаса и Парейры), каждая в составе 6 егерских батальонов, одного эскадрона конницы, одного пулеметного отделения, 3 горных батарей и 3 саперных рот. Всего 12 батальонов, 2 эскадрона, 2 пулеметные отделения, 6 горных батарей и 4 саперные роты. Кроме того, дивизии были приданы железнодорожная и воздухоплавательная роты; численность новых подкреплений достигала 14 т. человек.

26 и 27-го июля (6 и 7 августа) прибыли две пехотные бригады (генералов Агвилера и Сен-Мартина) первой дивизии генерала Ороско в со-стве 12 батальонов, без кавалерии и артиллерии. Таким образом, к 27 июля (7 августа) силы испанцев в Марокко достигали 33/т. человек.

27 июля (7 августа) испанцы снова потерпели неудачу. Рифянам удалось ночью оттеснить их с занятых ими позиций впереди линии фортов и прервать сообщение с выдвинутыми вперед для охраны железной дороги отрядами, разрушив железнодорожное полотно на протяжении 200 саженей.

Получив ныне достаточное количество подкреплений, генерал Марина намеревается перейти в энергичное наступление. Целью этого наступления является овладение вновь рудниками и занятие касьбы Зелуан, расположенной на реке Зелуан, в узле путей, ведущих из земель наиболее беспокойных рифских племен к Мелилле и рудникам.

Идти на Зелуан вдоль железнодорожной линии генерал Марина признает опасным, так как рифяне могут легко отрезать экспедиционный отряд от Мелиллы и лишить его необходимого подвоза провианта и пресной воды.

Он имеет в виду воспользоваться озером Мар-Чикой для перевозки войск в Зелуанскую равнину; это же озеро позволит Подвозить им вполне безопасно все необходимое. 

Но для того, чтобы ввести суда в Мар-Чику необходимо было прорыть канал, который в настоящее время углубляется посредством сильных землечерпательных машин. Хотя удобнее было бы прорыть таковой у форта Рестинга (на плане показан стрелкой), так как здесь озеро глубже, но там, где канал прорыт ныне, коса уже, что конечно способствует более скорому окончанию работ. Кроме того, испанцы надеются, что при установлении свободного доступа морской воды, уровень соленого озера несколько подымется и озеро достигнет глубины в 15 метров, вполне достаточной для входа даже крейсеров. Обратное занятие горы Джебель-Гуругу было бы без сомнения весьма важно для испанцев, однако, после испытанных неудач, генерал Марина очевидно не решается на новую атаку ее.

 

События в остальных испанских владениях в Марокко. Кроме Мелиллы, испанцы занимают в Марокко еще следующие пункты 5: Альхусемас и Пенон де Белец де ля Гомера, верстах в 100 на запад от Мелиллы; затем форт Рестинга в 30 верстах и Водяной Мыс с Шафаринскими островами в 65 верстах к востоку от нее.

Первые два местечка заняты гарнизоном каждое в 100 человек. С самого начала неприязненных действий, небольшие отряды рифян пытались атаковать их, но все их попытки были неудачными.

Напротив, вполне беспрепятственно совершались и совершаются ныне военные экспедиции отряда полковника Лареа, занимающего Водяной Мыс.

Что касается до форта Рестинга, то занятый бригадой генерала Агвилера, недавно прибывшим в Африку, он служил в последнее время исходным пунктом экспедиций этого генерала. Выступив из него по песчаной косе, генерал Агвилер занял без боя дер. Сок-эль-Арба, расположенную в 17 верстах от Зелуана. Через несколько дней после занятия этой деревни генерал Агвилер имел столкновение с рифянской конницей, которая в конце концов была рассеяна артиллерийским огнем.

Несмотря, однако, на эту удачу, наш посланник в Марокко высказывает мнение, что Рифа испанцам не покорить и что самым благоразумным для испанцев было бы удовлетвориться небольшим успехом и затем путем переговоров достигнуть примирения.

Генерал от кавалерии Сухомлинов

 

ЦГВИА СССР, ф. 2000, оп. I, д. 7094, л. 103-106. - Подлинник.

№ 2.

Сводка военного министерства России о действиях карательной экспедиции испанских войск в Марокко против рифов.

5 ноября 1909 г.

Общее положение. В середине августа, по новому стилю, расположение испанских войск, оперирующих в окрестностях Мелиллы, было следующее:

3-я бригада Казадорес из дивизии генерала Товара и бригада Мелилла на укрепленной позиции к северу и северо-востоку от горного массива Гуругу.

Дивизия генерала Ороско на походе к м. Сок-эль-арба.

Дивизия Сотомайора в лагаре у Рострогордо, у Мелиллы.

Дивизия Товара за укрепленной позициею близ Мелиллы.

В течение 19, 20 и 21 августа рифяне повели целый ряд наступлений на укрепленную позицию испанцев, которые однако были отбиты. Но значительные потери, в особенности среди офицерского состава, вынудили испанцев подтянуть свежие части и усилить этот фронт 10-ю ротами и взводом артиллерии.

В это время выяснилось, что на прорытие канала для соединения Мар-Чики с морем потребуется по крайней мере 4 месяца, и что овладеть позициями рифян, занимающих гору Гуругу, Надор, касьбу Зелуан и горные массивы к западу от них, не представляется возможным.

Ввиду этого, генерал Марина решил подготовить себе базу для действий с востока, обеспечив за собою Кебдану - местность между Мар-Чикой и р. Мулуйи.

Особенно важное значение в этой местности имеют два пункта: Водяной мыс и селение Сок-эль-арба. Впереди Водяного мыса расположены Шафаринские острова, образующие прекрасную стоянку для испанского флота.

До какой степени этому пункту испанцы придают значение, видно из того, что начальником отряда, занимавшего Водяной Мыс, был назначен бывший начальник штаба Мелиллского генерал-губернатора, полковник Лареа, отлично знающий всю местность и ее условия.

Сок-эль-арба расположено у юго-восточного угла озера Мар-Чика и его стратегическое значение обусловливается тем, что оно лежит на прямом пути к касьбе Зелуан, запирая в то же время перешеек, которым Мар-Чика отделяется от моря. К этому пункту генерал Марина и решил сосредоточить дивизию генерала Ороско.

29 августа 1-я бригада (генерала Агвилера) заняла без боя Сок-эль-арбу, а 5-го сентября присоединилась к ней и 2-я бригада.

В то же время на полковника Лареа была возложена задача: очистить левый берег р. Мулуйи и прибрежную полосу от вооруженных туземцев.

Поддержанный крейсером Естрамадура, полковник Лареа приступил к исполнению задачи.

С целью облегчить полковнику Лареа операцию против Сид Ибрагима и отвлечь на себя часть туземцев, генерал Ороско направил из своей дивизии, расположенной в Сок-эль-арбе, отряд в составе одного полка, одного эскадрона и одной батареи под начальством генерала Агвилера на Мулей Идрис.

Этот отряд, пройдя 19 верст к стороне упомянутого пункта, был атакован значительными силами и принужден отойти к Сок-эль-арбе.

6-го сентября генерал Марина прибыл в Рестингу и приказал бригаде генерала Агвилера двинуться вперед и очистить от туземцев местность к востоку от касьбы Зелуан. На этот раз генерал Агвилер продвинулся почти до Мулей Идрис и своим движением дал возможность полковнику Лареа окончательно покорить Кебдану.

 

Действия на полуострове Трех Зубцов. Одновременно с экспедициями в Кебдане испанцы приступили к окончательному очищению от туземцев полуострова Трех Зубцов. 20-го сентября дивизия генерала Товара выступила из лагеря у Росторогордо (у Мелиллы) и беспрепятственно дошла до деревни Таурит. Здесь дивизия разделилась: генерал Альфау, заменивший генерала Пинтоса, со своей бригадой пошел к северо-западу по направлению к дер. Хатеб, с целью занять и подчинить мало населенную местность Трех Зубцов.

Сам же генерал Товар с бригадою генерала Моралесса направился к западу на противоположный берег полуострова. У местечка Таштифт эта бригада встретила значительное скопление рифян и вступила в бой. 

По исчислению испанцев, они имели дело с 6000 бербер окрестных племен и потеряли выбывшими из строя 14 офицеров и 125 нижних чинов.

22-го сентября выступила из Мелиллы дивизия генерала Сотомаиора и заняла без боя Сок-эль-хад.

Расположение дивизии генерала Ороско у Сок-эль-арбы стало угрожать сообщениям рифян (Гуругу-Зелуан), почему они усилили свои части у Зелуана.

 

Наступление дивизии генерала Ороско и Товара. Между тем, генерал Ороско продвинулся вдоль Мар-Чики к западу и занял частью своих войск гору Тайму, дабы обеспечить себя слева в случае наступления рифян от Зелуана, и с остальными атаковал, совершенно неожиданно для рифян, Надор.

Рифяне принуждены были отступить, и отошли частью к Гуругу, а частью в юго-западном направлении к хребту Бени-бу-Ифруру.

В то же время, дивизия Товара повела наступление с запада на Гуругу и на Зелуан, а части дивизии Ороско, оставленные на горе Тайму, новели наступление на Зелуан вверх по реке Зелуан. Оба наступления увенчались успехом и обе дивизии остановились лагерем у Зелуана, подготовив себе позиции на случай перехода рифян в наступление.

 

Действия 30-го сентября. 30-го сентября генерал Марина приказал войскам, расположенным у Зелуана, произвести наступление на Сук-эль-камис, с целью облегчить дивизии Сотомаиора спуститься от Сок-эль-хада к Зелуану.

Ближайшие части рифян в это время занимали Сук-эль-камис, имея свои резервы за этой деревней (к западу) в горах Аргон и Милон.

Испанцы организовали это наступление следующим .образом:

С фронта против рифян наступали егерские батальоны из дивизии генерала Товара и именно: из бригады генерала Моралесса 1, 7 и 17 батальоны, а из бригады генерала Альфау 2, 4 и 6. Кроме того, действовали с фронта 6 батарей этой дивизии. Эти части выступили из Зелуана в трех колоннах и развернулись, именно на правом фланге батальоны из бригады Моралесса, а на левом батальоны Альфау.

Егеря должны были медленно наступать с фронта, дабы дать возможность 2-й бригаде, из дивизии генерала Ороско, в составе № 6 и № 50 полков с одной горной батареею и 3 эскадронами под общим начальством генерала Дисс Викарио (повидимому, заменившего генерала С. Мартина) обойти правый фланг рифян.

Около 8 часов утра началась перестрелка. По мере наступления испанцев оборона рифян становилась все упорнее и обходящая колонна (№ 6 и № 50 полки), не имея возможности продвигаться вперед, стала все больше приближаться своим правым флангом к егерям, левый фланг которых, 4 и 6 бат., с трудом еще держался.

Не имея возможности продолжать наступление, испанцы в 2 часа 30 мин. дня приняли решение отступить. Как только рифянами был замечен отход, они сами перешли в наступление и яростно атаковали части, прикрывавшие отступление.

При отходе 17-й и 2-й егерские батальоны оказались ближе к рифянам с совершенно обнаженным левым флангом и рифяне бросились в атаку. Тогда 4-й ерейский батальон поворачивается и в свою очередь бросается в штыки и этим ударом выручает товарищей 2-го и 17-го батальонов.

Крайний левый фланг испанцев отошел благополучно под прикрытием пулеметов и батарей. Потери испанцев в этот день выразились: убиты генерал Диес Викарио, 4 офицера и 42 нижних чина, ранено 16-офицеров и 234 ниж. чина и 9 нижних чинов без вести пропавших. 

Обстановка в начале октября. В течение первых чисел октября никаких военных действий не было, если не считать легкой перестрелки в сторожевых охранениях.

Силы испанцев группируются:

Дивизия Сотомаиора к западу от Мелиллы у Сок-эль-хад.

Дивизия Ороско - в окрестностях Нодора.

Дивизия Товара - в лагере у Зелуана.

 

Посылка подкреплений. Из метрополии продолжают прибывать новые части: прибыла новая дивизия под начальством генерала Ампудиа и два кавалерийских полка.

 

Дальнейшие действия испанцев. Предугадать дальнейшие действия испанцев трудно, но надо полагать, что ближайшим объектом их действий будет гора Виксан и хребет Бени-бу-Ифурур с прилегающими к нему горами.

Одно время казалось, что испанцы хотят прекратить военные действия и начать мирные переговоры с кабилами. Но затем известия, появившиеся в иностранных газетах, стали носить другой характер. Совет министров обсуждал положение дел в Марокко и решил, как только пройдет период дождей и дороги придут в лучшее состояние, продолжать военные действия.

Последние известия однако дают возможность предположить, что испанцы наступательных действий продолжать больше не будут, и что переговоры с рифянами принимают благоприятный оборот. В иностранных газетах сообщалось даже о возвращении некоторых войсковых частей обратно в метрополию в скором времени.

 

ЦГВИА, ф. 8000, on. I, д. 7094, л. 108-110 об. Подлинник

Его имя стало символом борьбы простых людей за свободу, против несправедливости власть имущих. Более шести столетий живет легенда о благородном разбойнике, а ученым до сих пор так и не удалось установ...

Традиционно, когда речь заходит о малом бизнесе на выращивании грибов, в первую очередь вспоминают вешенки и шампиньоны. Совместно упоминая их, как бы уравнивают грибы по технологии и производству. Ко...

В Ливане обнаружили окаменевшие останки древней змеи, у которой сохранились ноги. При помощи новой технологии формирования изображений ученые смогли разглядеть скрытую в породе конечность, не разрушая...

Еще статьи из:: Тайны мира Бизнес идеи Мировая история