При раскопках, проводившихся французской экспедицией во главе с Э. де Сарзеком в последней четверти XIX века на холме Телло, была обнаружена столица шумерского нома Лагаша – Гирсу. При этом было найдено большое количество вещественных и письменных источников, продолжающих вызывать интерес и у современных историков. Среди них следует выделить надписи правителя Лагаша Уруинимгины (так в настоящее время читается его имя). Особое внимание исследователей привлекли два глиняных конуса (В и С), где дан наиболее полный отчет о реформах, проведенных этим лугалем. Содержание текста и его интерпретации породили длительные споры в среде ученых. В отечественной ассириологии в советский период эти документы рассматривались как убедительное свидетельство ожесточенной социальной борьбы, шедшей в шумерских городах в раннединатическую эпоху. В наиболее яркой форме расхождения проявились в оценке характера и направленности реформ двумя крупнейшими ассириологами – В.В. Струве и И.М. Дьяконовым. 

(Строительная деятельность царя)Для бога Нингирсу, витязя бога Энлиля Урукагина, царь Лагаша, дворец Тираш[1] достроил, Антасурра ему построил[2]. Храм богине Баба он построил, Бурсаг[3], дом жертв ее, ей построил, помещение (для) стрижки овец «Города священного»[4] ей построил. Богине Нанше «Канал (в) Сираран текущий», канал любимый ее, он прорыл; водохранилище его (с) морем в середине (храма ее) ей здесь соединил. Стену Гирсу ему (т.е. Нингирсу) построил. (Злоупотребления до Урукагины)1. Подчинение мытарям трудящихся на не освоенной государством территории.С дней давних, с древнего времени[5], тогда корабельщики-мытари корабли выставляли[6], ослов пастухи-мытари выставляли, овец пастухи-мытари выставляли[7], сети рыбаки-мытари выставляли[8], жрецы шутуг[9] зерно за аренду[10] на (самом) болоте отмеряли.2. Замена натуральных поборов денежными.Пастухи овец руноносных взнос за овцу белую серебром платили[11]. Землемер, жрец-чтец[12] главный, агриг[13], пивовар, надзиратели[14] взнос за ягненка-первинку серебром платили[15].3. Самоуправство патеси а его подчиненных в храмовом хозяйстве богов[16].Быки богов огород патеси обрабатывали. Поле хорошее богов огородом, местом радости патеси стало. Ослы тягловые, быки в ярма всех верховных жрецов[17] им впрягались[18], зерно всех верховных жрецов воины патеси выдавали.4. Поборы с верховных жрецов богов[19].Одежду широкую богини Нинуггинина, одежду «уаш», одежду «шудур», одежду «нигбарба», льняную одежду «улал», нитки «сугга», нитки «салаг», шлем бронзовый, гвозди бронзовые, предмет «рурра» бронзовый, кожу блестящую, крыло птицы «Ширбурги»[20], «кумул»[21], билгише-одежду, козьей шерсти одежду все верховные жрецы в качестве взноса вносили.5. Преступления против имущества вдовы бедняка.Жрец снабжения[22] в саду матери[23] бедняка[24] деревья рубил, плоды собирал.6. Чрезмерные поборы за похороны.Покойник к гробнице положен - пива его 7 кувшинов, хлебов его 420 это, 1/2 меры зерна «хази», 1 одеяние, 1 козленка наилучшего, 1 ложе «кушу» (богини) Нинни[25], 1/4 меры зерна человек причитания[26] уносил.7. Чрезмерные поборы с тяжелобольного, получавшего оракул.Если человек[27] на тростник бога Энки[28] был положен, пива его 7 кувшинов, хлебов его 420 это, 1/2 меры зерна, 1 одеяние, 1 ложе, 1 кресло «кушу» (богини) Нинни, 1/4 меры зерна человек причитания уносил.8. Поборы с ремесленников.Ремесленники (взнос) хлеба за руки освобождение[29] имели.9. Повинность искусственного орошения, возложенная на свободных людей.Двойки «молодцов»[30] (повинность) поднятия кувшинов воды в огородных бассейнах имели.10. Владения бога Нингирсу и его семьи были захвачены патеси и его семьей.У дома патеси[31], у поля патеси, у дома жены[32], у поля дома жены, у дома детей[33], у поля детей контроль был установлен[34].11. Установление контролеров суда на всей территории государства Лагаш.Начиная с границы бога Нингирсу[35] вплоть до моря контролеры суда[36] пребывали.12. Государственно-храмовой контроль воды колодца, вырытого на высоком поле.Шуб-лугал[37] на высоте поля-груди[38] колодец свой соорудил, «глаз не поднимающий»[39] (воду) устанавливал.13. Государственно-храмовой контроль воды кяриза на высоком поле.Воду кяриза[40], который находился на поле-груди, «глаз не поднимающий» устанавливал.   III. Реформы, проведенные царем Урукагиной(1.      Преамбула)Божественный закон прежде стал осуществляться, когда бог Нингирсу, витязь бога Энлиля, Урукагине царство Лагаша передал, из среды 36 000 мужей[41] власть[42] его установил. Божественные решения прежние он (т.е. Урукагина) к ним (т.е. людям) приложил, слово, которое царь его Нингирсу ему сказал, он установил.(2.      Текст)1. Освобождение от мытарей трудящихся на не освоенной государством территории.От кораблей корабельщика-мытаря он устранил, от ослов, от овец пастухов-мытарей он устранил, от сетей рыбака-мытаря он устранил, от зерна за аренду жрецов-шутуг заведующего закромом[43] он устранил.2. Отмена денежных поборов.От обязательства уплачивания в серебре за [овцу белую, за ягненка-первинку контролеров[44] его он устранил.3. Omмена поборов с верховных жрецов богов.От взноса, который все верховные жрецы ко дворцу вносили, контролеров[45] его он устранил.4. Восстановление права владения бога Нингирсу и его семьи.В доме патеси, в поле патеси бога Нингирсу царем их поставил[46], в доме дома жены, в поле дома жены богиню Баба владычицей их поставил; в доме детей, в поле детей[47] бога Шугшаггана царем их поставил[48].5. Устранение контролеров суда на территории государства Лагаш.Начиная с границы Нингирсу вплоть до моря контролеры[49] человеку не повелевали.6. Уменьшение поборов за  похороны.Покойник к гробнице положен - пива его 3 кувшина, хлебов его 80 это, 1 ложе, 1 козленка наилучшего «кушу» (богини) Нинни, 1/8 меры зерна человек причитания уносил.7. Уменьшение поборов с тяжелобольного, получавшего оракул.Если человек на тростник бога Энки был положен, пива его 4 кувшина, хлебов его - это 240, 1/4 меры зерна «кушу» (богини) Нинни, 1/8 меры зерна человек причитания уносил.8. Оплата государством действий лиц, связанных с тростником бога Энки[50].1 головной платок женский[51], 1 сила[52] благовония превосходного верховная жрица[53] уносила[54] 420 хлебов сухих, хлеб, установленный[55] это, 40 хлебов свежих (для) уст, установленный это, 10 хлебов свежих, хлеба жертвенного стола это[56], 5 хлебов человека вставания это[57], пива 2 «хубур»-сосуда, 1 садуг-кувшин[58] - (выдача) жреца-чтеца[59] (квартала) Гирсу это. 490 хлебов[60], 2 «хубур»-сосуда, 1 «садуг»-кувпшн - (выдача) жреца-чтеца Лагаша это. 406 хлебов, пива 1 «хубур»-сосуд, 1 «садуг»-кувшин - (выдача) .жреца-чтеца[61] это. 250 хлебов, пива 1 «хубур»-сосуд - (выдача) плакальщиков[62] это. 180 хлебов, пива 1 «хубур»-сосуд (выдача) свидетельниц[63] в Сираране. «Глаз не поднимающий»[64], который убивал (жертвы), установленный[65], хлеб его (для) уст, установленный, 1 это, 5 хлебов черных месячины его, 1 хлеб белый жертвенной выдачи его, 6 хлебов черных выдачи «неба»[66] его. 60 хлебов, пива 1 «хубур»-сосуд, 1/8 меры зерна - (выдача) человека (как) «сына»[67], действующего это.9. Отмена повинности искусственного орошения, возложенной на свободных людей.(Повинность) поднятия кувшинов воды в огородных бассейнах двойками «молодцов»[68] он отменил.10. Отмена поборов с ремесленников.(Взнос) хлеба за руки освобождение[69] ремесленников он отменил.11. Запрет преступлений против имущества вдовы бедняка.Жрец снабжения в сад матери бедняка не вхаживал[70].12. Защита движимого имущества «шуб-лугал'я» («подчиненного царя»),Если «шуб-лугал'ю» («подчиненному царя»)[71] осел хороший рождается (и) если надзиратель его «хочу у тебя купить» скажет, (то) если он (т.е. «шуб-лугал»), когда он ему (т. е. надзирателю) продает, «серебро для удовлетворения моего[72] хорошее отвесь мне» ему скажет, (или же) когда он ему не продает, надзиратель в гневе из-за этого пусть его не избивает!13. Защита усадьбы «шуб-лугал'я» («подчиненного царя»).К дому человека большого дом «шуб-лугал'я» граничит, (и) если человек большой этот «хочу у тебя купить» скажет, (то) если он (т. е. «шуб-лугал»), когда он ему (т. е. человеку большому) продает, «серебро для удовлетворения моего хорошее отвесь мне! Дом мой принадлежащее кадастру[73] это. Относительно зерна будь для меня здесь заслуживающим доверия!»[74] ему скажет, (или же) когда он ему не продает, человек, большой в гневе из-за этого пусть его не избивает!14. Законы, защищающие имущество и личность граждан  государства Лагаша.Он приказал детей Лагаша от подати жизни[75], меры установленной[76], зерна усушенного[77], грабежа, убийства, разрушения дома[78] освободить (букв. «очистить»), право[79] их создал. Чтобы сирота (и) вдова мужу, силу[80] имеющему, не предавались с богом Нингирсу Урукагина слово это установил. (3. Заключение-датировка)В середине года этого канал маленький, который (квартал) Гирсу имеет, для бога Нингирсу (вновь) вырыл[81]. Имя прежнее его снова за ним закрепил: «Канал "Бог Нингирсу из Ниппура герой"» Урукагина имя для него назвал «Канал (в) Сираран текущий»[82] дли него здесь связал. Канал священный это, поток[83] его чистый это. Богиня Нанше воду проточную пусть для него приносит. 
[*] Автором предисловия является Н.И. Майоров. Далее весь основной текст печатается по изданию: Хрестоматия по истории Древнего Востока / Под ред. Струве В.В. и Редера Д.Г. М., 1963. С. 177-182.
[1] Неоднократно упоминаемое в текстах Лагаша святилище Нингирсу.[2] Антасурра было тесно связано со святилищем Тираш.[3] Бурсаг (букв, «сосуд главы», т. е. «сосуд главный») - очевидно, главное помещение, где хранились жертвоприношения богине Баба.[4] Один из кварталов Лагаша посвящен богине Баба.[5] В противоположность сирийскому царьку Киламуве (см. «Эпиграфические памятники» в разделе «Сирия, Финикия, Палестина» настоящей хрестоматии - стр. 287) Урукагина датирует злоупотребления не со времени своего четвертого предшественника, а с момента установления правительственной власти в Лагаше. Урукагина устанавливает для Лагаша новую эру.[6] Мытари находились, очевидно, на самих судах и тем самым «выставляли корабли», т.е. контролировали доходы корабельщиков.[7] Мытари следовали за пастухами, пасшими в степи свои стада ослов и отары овец.[8] Мытари брали рыбу, причитающуюся государству, непосредственно из сетей во время улова.[9] Жрецы, умащавшие статуи богов. Они, по-видимому, располагали некоторыми средствами для дополнительной осушки взятого ими участка болотистой почвы.[10] Урожай с полей, освоенных государством, забирался как в Вавилонии, так и в Египте чиновниками, которые и выдавали земледельцам причитающуюся им долю. До Урукагины же мытари накладывали свою руку на урожай и с не освоенной государством болотистой земли.[11] Белая шерсть должна была отдаваться государству или храму. Овчари, желавшие сохранить себе белую шерсть, должны были до Урукагины заменять ее не некоторым количеством шерсти иной окраски, а серебром.[12] Я перевожу так шумерский термин «гала», обозначавший особый разряд жрецов. См. прим. 62.[13] Крупный чиновник государственного и храмового управления.[14] Это были люди, которые руководили отрядами работников государственного и храмового хозяйства.[15] Все эти лица вносили сбор за ягненка-первинку не только за себя, но и за своих подчиненных.[16] Здесь идет речь о хозяйстве всех богов, кроме главных богов Лагаша - бога Нингирсу и его семьи. Злоупотреблений в храмовом хозяйстве последних Уру-кагина коснулся в дальнейшем.[17] Титул «сангу» носили при ближайших предшественниках Урукагины верховные жрецы всех богов, кроме бога Нингирсу и его семьи. Управляющими хозяйства последних были патеси и его семья.[18] Скотом своих богов верховные жрецы не распоряжались. Вместо них заведовали храмовым скотом, надо полагать, те же «воины патеси», которые заведовали храмовым зерном.[19] Это были поборы с верховных жрецов, представителей местных богов государства Лагаша, подчиненных его главному богу Нингирсу.[20] Заманчивым является сопоставление птицы Ширбурги Шумера с птицей Симург Ирана.[21] Какое-то растение, или часть его.[22] Жрец снабжения («сангу гар») перечисляется в документах архива храма богини Баба, упоминающих его в связи с ремесленниками. Можно предположить, что он снабжал последних материалом для работы.[23] Поскольку названа здесь одна лишь «мать бедняка», то она, очевидно, была вдовой, а вдова была в любом классовом обществе объектом всяческого угнетения.[24] «Бедняки» в Шумере привлекались во время войны в качестве легковооруженных воинов.[25] «Кушу» означал змею. Змея была связана с землей и, следовательно, с захоронением. Вместе с тем змея почиталась и как владычица жизни и здоровья. Вплоть до настоящего времени «змея Асклепия» является эмблемой врача. Связь в данном жреческом титуле змеи с богиней Нинни-Иштар была обусловлена, надо полагать, мифом о схождении Иштар в подземное царство.[26] Причитания производились и над покойником и над больным.[27] Здесь речь идет не о покойнике, а о тяжело больном человеке, который пребывает между жизнью и смертью.[28] Тростник Энки (Эа) якобы давал исцеление и слыл оракулом, как об этом свидетельствует одна из надписей Урнанше, древнего царя Лагаша.[29] Эта возложенная на ремесленников подать уплачивалась ими за «освобождение руки», т.е. за право зарабатывать своим ремеслом.[30] «Гуруш» означает «молодец», «сильный». В текстах, предшествующих эпохе Урукагины, так назывались люди, являвшиеся и работниками государственно-храмового хозяйства, а также и воинами. В документах архива храма Баба времени Урукагины и его ближайших преемников они назывались «шуб-лугал» - «подчиненные царя». В другой надписи, приписываемой Урукагине, повинность искусственного орошения возлагается на «шуб-лугал'ей». Поэтому можно предположить, что и в настоящей надписи речь идет о «шуб-лугал'ях», названных почему-то древним термином «гуруш». Участие двух работников в процессе искусственного орошения было обусловлено характером последнего: один из работников вычерпывал воду, а другой ею поливал. Надо полагать, что труд искусственного орошения был возложен на рабов.[31] «Дом» в данном контексте означает все здания, воздвигнутые для хозяйства патеси или храма.[32] То есть жены патеси.[33] Букв. «детья'», т.е. детей, соответственно детья' патеси.[34] Текст утверждал, что граница владений Нингирсу и его семьи совпадала с владениями патеси и его семьи, поскольку контроль был общий и для владений патеси и его семьи и для владений богов. См. ниже соответствующий раздел в III части надписи, посвященной реформам Урукагины.[35] Канал «Лумма-гирнун» на севере разделял территорию Лагаша и Уммы.[36] «Машким-ди» - «контролеры суда» следили, очевидно, за судопроизводством общин на государственной и храмовой земле. Они тем самым удорожали судопроизводство и, кроме того, несомненно злоупотребляли своей властью. О «машким» см. прим. 44.[37] О «шуб-лугал'ях» см. прим. 30.[38] «Поле-грудь» (букв. «поле-молоко») - так назывались в Шумере поля, стольдалекие от реки или канала, что они не были доступными естественному орошению.[39] «Иги-ну-ду» - «глаз не поднимающий» - название социальной категории, встречающейся в документах хозяйственной отчетности времени Урукагины. Она соответствует рабам, которые должны были стоять перед своим господином с опущенной головой.[40] Букв. «змея идущая», т. е. вода, идущая, подобно змее, под землей. Если можно согласиться с моим толкованием, то мы имели бы наиболее древнее свидетельство о существовании кяризной системы.[41] Для одного из предшественников Урукагины - Энтемены засвидетельствовано число полноправных граждан 3600. Следовательно, Урукагина полагал, что он отменой вышеперечисленных злоупотреблений увеличил число полноправных граждан в 10 раз. Конечно, и «3600» надписи Энтемены и «36 000» Урукагины являются округленными числами.[42] Букв. «рука». В ряде языков (в латинском, греческом, еврейском, аккадском и в шумерском) «рука» могла обозначать и «власть» и «силу».[43] Конечно, крупный сановник хозяйства государства или храма не шел сам на болотистые участки жрецов-шутуг, чтобы здесь на месте устанавливать размеры жатвы. Эту работу исполняли за него его подчиненные. Составитель надписи, называя «заведующего закромом», указывал на то ведомство хозяйственного аппарата, которое стремилось наложить свою руку и на не освоенную государством землю.[44] «Машким». Этот шумерский термин условно переводится словом «контролер». Они, подобно «заведующему закромом», не упоминаются в соответствующем разделе части текста, посвященной злоупотреблениям. Они, очевидно, были той силой, которая принуждала владельцев овец и ягнят выплачивать требуемые денежные сборы. См. прим. 36.[45] Они также не упоминаются в соответствующем разделе II части текста.[46] Надо полагать, что не все владения патеси предшествующего Урукагине времени были переданы храмовому хозяйству бога Нингирсу. Дело в том, что документы хозяйственной отчетности храма богини Баба свидетельствуют и для лет царствования Урукагины о наличии в государственном аппарате Лагаша должности патеси. Вероятно, и владения «дома жены» и «дома детей» не были целиком отданы храмовым хозяйствам богини Баба и бога Шулшаггана.[47]В обоих случаях буквальный перевод «детья».[48] Очевидно, близкая реформа была проведена Урукагиной по отношению к храмовым хозяйствам других богов и здесь царями и владычицами были поставлены соответствующие божества и тем самым были парализованы злоупотребления по отношению к их храмовым владениям со стороны патеси и его аппарата. Поэтому и отмена злоупотреблений патеси в храмовом хозяйстве прочих богов не упоминалась в числе реформ Урукагины, ибо она была включена в мероприятия по ликвидации злоупотреблений во владениях Нингирсу и его семьи.[49] Здесь несомненно речь идет об «исполнителях суда», хотя в тексте слово «суд» и опущено.[50] Предшествующий текст надписи Урукагины свидетельствует о его стремлении удешевить как захоронение покойного, так и действа над тяжелобольным. Поэтому отпадает предположение, что большие выплаты многочисленным лицам, перечисленным после «человека причитания», производила бы семья тяжелобольного, положенного на «тростник бога Энки». В таком случае остается возможным лишь предположение, что само государство брало на себя оплату действ над тяжелобольным со стороны нижеперечисленных лиц. Подобное мероприятие Урукагины являлось, очевидно, завершением тех забот, которые проявил по отношению к «тростнику бога Энки» один из предшественников царя-реформатора правитель Урнанше. Последний в вышеупомянутой (прим. 28) надписи увековечил построение им «Дома (квартала) Гирсу, который был связан с "тростником бога Энки"».[51] Букв, «нечто голову повязывания женское».[52] Небольшая мера емкости. Соответствует вавилонскому «ка».[53] Букв. «владычица (или сестра) бога». Надо полагать, что в данном случае идет речь о верховной жрице бога Энки (Эа), который был ходатаем за больного перед судом богов.[54] То, что она «уносила», указывает на то, что она получала платок и благовоние за каждого больного. Последующие приношения частично, как я полагаю, выдавались за работу целого месяца, или какого-нибудь другого отрезка времени, независимо от числа принесенных больных.[55] «Хлеб установленный» - это тот хлеб, который выдавался жрецу-чтецу (см. ниже) на определенный отрезок времени независимо от наличия у него соответствующей работы.[56] Этот хлеб выдавался с жертвенного стола, который устраивался больному для умилостивления богов.[57] Хлеб, выдававшийся в случае выздоровления больного, когда он, став снова здоровым, опять подчинялся «человеку вставания», т.е. начальнику группы работников, который заставлял своих подчиненных вставать для труда.[58] «Садуг»-кувшин являлся частью меры «хубур»-сосуда.[59] Шумерское название этой многочисленной группы жрецов было «гала». Их обязанностью было чтением молитв и заклинаний умилостивлять богов. Вместе с тем они были исполнителями культовой музыки.[60] Здесь, как и в дальнейшем, дается лишь общее количество хлебов, не разде­ленное на отдельные категории.[61] Может быть, писец опустил имя квартала Сираран.[62] Шумерский термин «нам-умма», приведенный здесь в связи со жрецами-чтецами, заманчиво сопоставить с «умма-ир» - «плакальщиками», упомянутыми в одном из документов архива храма богини Баба в тесной связи со жрецами-чтецами.[63] Эти «свидетельницы» были также тесно связаны со жрецами-чтецами. Назван­ные жрицы, очевидно, свидетельствовали на суде богов в пользу больного.[64] См. прим. 39.[65] То есть постоянный, а не спорадически привлекаемый.[66] Этот шумерский термин «анна» может быть интерпретирован как отношение родительного падежа слова «ан» - «небо».[67] Жрец, который в действах над больным играл роль его сына.[68] См. прим. 30.[69] См. прим. 29.[70] Если «жрец снабжения» не входил в сад «матери бедняка», то он и не мог совершать те бесчинства, которые отмечались в 5-м разделе II части надписи конусов В и С. Тем не менее в одной из других надписей Урукагины указывается наряду с невхождением «жреца снабжения» в сад «матери бедняка» и на несвершение им указанных бесчинств.[71] См. прим. 30.[72] Букв. «сердца моего».[73] Букв. «pisan» - «вместилище», в котором хранились в архивах документы. Поскольку «вместилище» упоминалось лишь в разделе, посвященном продаже недвижимого имущества, то оно, очевидно, являлось хранилищем документов кадастра. При продаже участков земли, внесенных в кадастровую запись, требовалась, конечно, дополнительная оплата.[74] Слог «zi» соответствует в настоящем контексте глаголу «zi(d)» - «быть правым, истинным, надежным». При установлении дополнительной оплаты за участок земли, внесенный в кадастр, требовалась сугубая добросовестность со стороны покупателя. Тот должен был учесть все те изменения, которые имели место на купленном участке с момента последней кадастровой записи.[75] То есть от подати или ссуды, за которую в случае невнесения или невозвращения грозила потеря жизни (свободы).[76] То есть от меры, которая не менялась в зависимости от урожая.[77] То есть от обязательства выдавать подать не свежим, а высушенным зерном.[78] Очевидно, господствовавший класс крупных рабовладельцев позволял себе прибегать к открытому насилию.[79] Другие исследователи переводят шумерский термин «ama-gi» словом «свобода».[80] Букв. «руку имеющему».[81] Этот канал был снова вырыт Урукагиной в первом году его царствования, со­гласно свидетельству одного из документов хозяйственной отчетности архива храма Баба. Следовательно, надпись Урукагины на обоих конусах датируется первым годом его царствования.[82] Этот канал упоминался в начале надписи, в части, посвященной строительной деятельности царя-реформатора.[83] Букв. «сердце».

ДРЕВНИЕ ЛИНЗЫ: КТО ИХ ИЗГОТОВИЛ?  Более века их не замечали археологи. Речь идет об оптических линзах — тонких инструментах, изготовленных из разных материалов, которые доказывают существование разви...

Итак, сплошных текстов на галльских диалектах не сохранилось. Современные знания галльского языка основываются главным образом на надписях, относящихся к 4—1 векам, сделанных греческими, этрусскими и ...

Того из вероотступников, кто упорствовал в своих ошибках и не желал вернуться в лоно католической церкви, того, кто отказывался признать свои ошибки и примириться с церковью, того, кто, примирившись, ...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Бизнес идеи