XXVI. А каким образом он сумел уничтожить всю красоту и благолепие Визaнтия и всякого другого города, я сейчас расскажу. (2) Прежде всего он решил упразднить достоинство риторов. Ибо он прямо лишил их всякого вознаграждения, благодаря которому прежде они, выступая как защитники [в суде], жили в роскоши и могли гордиться своим положением, и повелел, чтобы противные стороны судились, принося клятву. Крайне униженные этим, они [риторы] впали в большое уныние. (3) Когда же он лишил, как было сказано, всего имущества членов сената и всех остальных, считавшихся богатыми в Визaнтии и во всей Римской державе, этот род занятий впредь и вовсе оказался не у дел. (4) Ибо у людей не осталось ничего сколько-нибудь ценного, из-за чего они могли бы вступать в спор. Поэтому, тут же превратившись из множества в немногих, из высокопочитаемых в повсюду презираемых, они, естественно, оказались в крайней бедности, не получая в итоге за свое ремесло ничего, кроме оскорблений. 
(5) Однако и врачей, и преподавателей свободных искусств он заставил испытать недостаток в самом необходимом. То содержание, которое по повелениям прежних василевсов выдавалось из казны лицам этих занятий, этот [василевс] упразднил вовсе. (6) Более того, те средства, которые жители всех городов собирали между собой на свои гражданские нужды или на зрелища 262 , он осмелился перенаправить и присоединить к общим податям. (7) И впредь ни врачи, ни учителя не пользовались почетом, никто не мог больше позаботиться об общественном строительстве, и не горели больше в городах общественные светильники, и не было никакого иного утешения жителям. (8) Ибо театральные представления, конные ристания и сцены охоты все были им по большей части прекращены 263 , а между тем его жене довелось быть там рожденной, вскормленной и воспитанной. (9) В дальнейшем он приказал прекратить эти зрелища даже и в Визaнтии с тем, чтобы казна не выделяла [на это] обычных средств, которые многим, почти бесчисленному количеству, давали пропитание. (10) И в частной, и в общественной жизни царили печаль и уныние, словно какое-то несчастье свалилось на людей с неба, и жизнь для всех стала без радости. (11) И люди, будь они дома, на площади или в храме, не говорили ни о чем ином, кроме как о несчастье, горе и чрезмерности неслыханных бед. 
(12) Так обстояло дело в городах. То же, о чем осталось сказать, заслуживает упоминания. Каждый год у римлян было два консула — один в Риме, другой в Визaнтии. (13) Тот, кто удостоивался этой почести, должен был истратить на государство более двадцати кентинариев; малая [доля] этого была его собственной, большая же обеспечивалась василевсом 264 . (14) Эти деньги шли как на тех, о которых я упоминал, так и на тех, кто по большей части оказался полностью лишен средств к существованию, особенно же на служителей сцены, и подобным образом обеспечивалась постоянная поддержка всей городской жизни. (15) С тех же пор как Юстиниан овладел царской властью, этого более уже не делалось в надлежащий срок. Но поначалу консула римлянам назначили спустя долгое время 265 , а кончилось тем, что они перестали все это видеть даже во сне, и люди непрестанно сжимались тисками бедности, так как василевс уже более не предоставлял подданным того, к чему они привыкли, а то, что они имели, он повсюду разными способами отнимал. 
(16) Итак, как этот губитель, поглотив все общественные средства, полностью отобрал имущество у сенаторов, у каждого в отдельности и у всех вместе, мной, думаю, рассказано достаточно. (17) А о том, как он сумел, используя клевету, отобрать имущество также и у всех остальных, считавшихся богатыми, полагаю, у меня сказано в надлежащей мере, как и о солдатах и служащих при всяких должностных лицах, о тех, кто нес службу во дворце, о крестьянах, владельцах и хозяевах земель, о тех, чье занятие — красноречие, более того — о купцах, навклерах и моряках, о ремесленниках и торговцах и о тех, кто живет сценическим ремеслом,— словом, обо всех прочих, кому пришлось понести ущерб от этого человека. 
(18) А как он обошелся с нищими, с простонародьем, с бедняками и теми, кто поражен всякого рода недугами, мы сейчас расскажем. О том же, что он причинил священнослужителям, будет рассказано в последующих книгах 266 . (19) Прежде всего он, как было сказано, прибрав к рукам все лавки и учредив монополии на самые необходимые товары, начал взимать со всех людей более чем тройную плату. (20) Что до остального, им содеянного, представляющегося мне несметным, я бы не отважился перечислить всего этого даже в бесконечной речи. Но я скажу, что он все время жесточайше грабил при продаже хлеба, не покупать который не могли ни ремесленники, ни бедняки, ни пораженные всяческими недугами люди. (21) Для того чтобы всякий год получать отсюда по три кентинария, он допускал, чтобы хлеб был дороже и полон золы. Ибо этот василевс без колебаний отваживался даже на столь нечестивое деяние позорного корыстолюбия. (22) Те же, на кого была возложена эта обязанность, прикрываясь данным предлогом, заботились о собственной выгоде и легко достигали великого богатства. Невероятно, но постоянно, даже в урожайные годы они создавали для бедняков сотворенный человеческими руками голод, поскольку было строжайше воспрещено завозить зерно откуда бы то ни было, но все обязаны были покупать и есть этот хлеб. 
(23) Видя, что водопровод города пришел в негодность и доставляет в город лишь малую часть воды, они пренебрегали этим и не желали хоть что-нибудь выделить на него несмотря на то, что огромные толпы постоянно давились у источников 267 , и все бани были закрыты. Между тем на морское строительство и другие нелепицы они без единого слова швыряли огромные деньги, повсюду в пригородах что-то воздвигалось, как будто им было недостаточно дворцов, в которых всегда охотно жили ранее царствовавшие василевсы. (24) Не из соображений бережливости, но ради погибели человеческой они решили пренебречь строительством водопровода, так как никто и никогда более Юстиниана не был готов подлыми путями присвоить себе деньги и тотчас же еще более скверным образом их растратить. (25) Из двух вещей, оставшихся тем, кто пребывает в крайней нужде и нищете: хлеба — для еды и воды 268 для питья,— и то и другое этот василевс, как мной рассказано, употребил на то, чтобы причинить им [беднякам] вред, создав недостаток одного — воды, а другое — хлеб — сделав слишком дорогим. 
(26) И он обошелся с бедняками так не только в Визaнтии, но также в ряде случаев и с живущими в других местах, о чем я сейчас расскажу. (27) Теодорих, овладев Италией, оставил на своих местах тех, кто служил при римском дворце, чтобы таким образом сохранился хоть какой-то след древнего государственного устройства, и назначил им небольшое ежедневное жалованье. А было их очень много. (28) Среди них были так называемые силенциарии 269 , доместики 270 и схоларии 271 , у которых не осталось ничего, кроме наименования службы да этого жалованья, с трудом хватавшего им на прожитье. Теодорих повелел, чтобы они передавали его своим детям и потомкам. (29) Нищим, обретавшимся возле храма апостола Петра, он пожаловал постоянную выдачу из казны трех тысяч медимнов хлеба в год. Все они продолжали получать эти [выдачи] до того времени, как в Италию прибыл Александр Псалидий [Ножницы] 272 . (30) Ибо этот человек без малейшего колебания решил все это у них отнять. Узнав об этом, Юстиниан, автократор римлян, одобрил такой образ действий и держал Александра в еще большей, чем прежде, чести. За время этого путешествия Александр и эллинам причинил нижеследующий [вред]. 
(31) Издревле охрану Фермопил брали на себя тамошние крестьяне. Они по очереди стерегли имеющуюся здесь стену всякий раз, когда предполагалось, что кто-либо из варваров намеревается обрушиться на Пелопоннес. (32) Однако, оказавшись тогда в здешних местах, этот Александр под видом заботы о пелопоннеситах заявил, что нельзя поручать крестьянам эту охрану. (33) Разместив здесь около двух тысяч солдат, он распорядился, чтобы жалованье им поставлялось не из казны, но полностью передал под этим предлогом в казну общественные средства и средства, предназначенные на зрелища всех городов Эллады с тем, чтобы эти солдаты получали свое содержание отсюда. Из-за этого и во всей остальной Элладе, и даже в Афинах не обновлялись общественные постройки и невозможно было осуществить никаких иных добрых дел. (34) Однако Юстиниан без малейшего колебания утвердил эти распоряжения Псалидия. 
(35) Вот какие дела там произошли. Теперь же следует перейти к беднякам Александрии. Был там среди риторов некто Гефест, который, получив власть над александрийцами 273 , положил конец возмущениям среди населения, нагнав страха на стасиотов, а всех жителей подвергнув самым крайним бедам. (36) Ибо немедленно обратив всякую торговлю в городе в так называемую монополию, он не разрешал никому из купцов заниматься этим делом, но, став единственным из всех розничным торговцем, продавал все товары, конечно, назначив на них цены по произволу своей власти. И город Александрия задыхался от недостатка самых необходимых вещей, а ведь раньше даже для тех, кто пребывал в крайней бедности, все здесь было достаточно дешево. Особенно он мучил их в том, что касается хлеба. (37) Ибо весь хлеб в Египте скупал он один, не позволяя покупать никому другому ни одного медимна, и сам распоряжался, как заблагорассудится, и хлебом, и ценами на хлеб. (38) В итоге в короткое время он и себе собрал сказочное богатство, и удовлетворил страсть к богатству василевса. (39) Народ Александрии из страха перед Гефестом переносил свое положение молча, а автократор из благоговения перед постоянно доставляемыми ему деньгами любил этого человека сверх всякой меры. 
(40) Этот Гефест в заботе о том, чтобы еще больше пленить душу Юстиниана, придумал следующее. (41) Диоклетиан, в бытность свою автократором римлян, распорядился, чтобы каждый год нуждающимся александрийцам выдавалось за счет казны огромное количество хлеба. (42) Поделив тогда этот хлеб между собой, население завещало эти права своим потомкам вплоть до нашего времени. (43) Но Гефест, отобрав теперь двести мириад медимнов, выдаваемых ежегодно, у тех, кто был стеснен в самом необходимом, передал их казне, а василевсу написал, что хлеб этим людям выдается до сих пор несправедливо и без пользы для государства. (44) В итоге василевс, утвердив эту меру, держал его в еще большей чести, а те из александрийцев, для которых это было единственной надеждой на жизнь, насладились в горькой нужде этой бесчеловечностью. 
XXVII. Совершенное Юстинианом столь обширно, что для рассказа о нем не хватило бы и всей вечности. (2) Но мне будет достаточно выбрать из всего этого лишь немногое, благодаря чему и будущим поколениям станет совершенно ясен весь нрав этого человека: что был он лицемером и не тревожился ни о Боге, ни о священнослужителях, ни о законах, ни о народе, хотя напоказ он заботился о нем. Ни к чему не было у него почтения, не думал он ни о выгоде для государства, ни о том, чтобы совершить для него что-нибудь полезное, или о том, чтобы его дела могли получить какое-то оправдание, и не шло ему на ум ничего, кроме того, чтобы захватить все имеющиеся на свете богатства. Начну же я со следующего. 
(3) Назначил он александрийцам архиерея по имени Павел. Тогда власть в Александрии была в руках некоего Родона, финикийца по происхождению. (4) Он [Юстиниан] наказал ему со всем тщанием содействовать Павлу во всех делах, с тем чтобы ни одно из его требований не осталось невыполненным. (5) Он полагал, что подобным образом ему удастся привлечь александрийских еретиков на сторону Халкидонского собора 274 . (6) Был некто Арсений, родом палестинец, который оказался в числе самых близких и нужных людей василисы Феодоры. Достигнув вследствие этого большого влияния и огромных денег, он дошел до сана сенатора, хотя и являлся отъявленным мерзавцем. (7) Был он самаритянином, но чтобы не утратить своего влияния, он решил принять имя христианина. (8) Однако отец его и брат, полагаясь на его влияние, продолжали жить в Скифополе, придерживаясь отеческой веры, и с его ведома творили по отношению к христианам невыносимые преступления. (9) Поэтому граждане, восстав против них, подвергли их обоих самой жалкой смерти. Вследствие этого на жителей Палестины обрушились многие беды. (10) Тогда ни Юстиниан, ни василиса не причинили ему никакого вреда, хотя именно он оказался главным виновником всего недовольства. Однако они запретили ему впредь появляться при дворе, ибо из-за него им постоянно досаждали христиане. (11) Этот Арсений, думая угодить василевсу, немного времени спустя отправился вместе с Павлом в Александрию, чтобы помогать тому во всем, особенно же содействовать в деле обращения александрийцев. (12) Ибо он уверял, что в то время, как ему выпало несчастье не быть допущенным ко двору, он преданно внимал всем христианским догматам. (13) Это вызвало неудовольствие у Феодоры, ибо, как сказано мной в прежнем повествовании, она делала вид, что в этом она идет против василевса. (14) Когда они оказались в Александрии, Павел передал в руки Родона некоего диакона по имени Псой, чтобы предать его смерти, заявив, что он один является ему помехой в исполнении поручения василевса. (15) Родон же под влиянием посланий василевса, а были они частыми и весьма настойчивыми, решил подвергнуть пыткам этого человека. Истерзанный муками, тот вскоре умер. (16) Когда это дошло до василевса, то он, под сильнейшим и настойчивым воздействием василисы, сразу же возложил вину за все на Павла, Родона и Арсения, словно позабыв все свои поручения, данные им этим самым людям. (17) Назначив на должность архонта Александрии Либерия, мужа-патрикия из Рима 275 , он направил в Александрию и несколько видных священнослужителей для расследования этого дела. Среди них был и архидиакон Рима Пелагий 276 , представитель архиерея Виталия 277 , возложившего на него это поручение. (18) И когда убийство было доказано, они тотчас отрешили Павла от священнического сана. Родону же, бежавшему в Византий, василевс отсек голову, а богатства его отписал в казну несмотря на то, что этот человек предъявил тринадцать писем, которые написал ему василевс, понуждая, строго настаивая и приказывая поддерживать все требования Павла и ни в чем ему не препятствовать, чтобы он смог по своему усмотрению выполнить его решения. (19) А Арсения Либерий по повелению Феодоры посадил на кол, богатства же его василевс решил отписать в казну, хотя мог упрекнуть его единственно в том, что он общался с Павлом. 
(20) Был ли он в этом прав или нет, я не могу судить, но почему я рассказал об этом, сейчас объясню. (21) Павел впоследствии явился в Визaнтий и, вручив василевсу семь кентинариев золота, счел возможным просить о возвращении ему священнического сана, которого он якобы был лишен противозаконно. (22) Юстиниан милостиво принял деньги, держал этого человека в чести и дал согласие в самом скором времени назначить его архиереем Александрии несмотря на то, что этот сан имел другой человек, как будто он и не знал, что он сам умертвил и лишил имущества тех, кто общался с ним и отважился ему помогать. (23) Итак, августейший, прилагая все усилия, весьма радел об этом деле, и относительно Павла определенно полагали, что он непременно опять обретет священнический сан. (24) Однако Виталий, пребывавший в то время здесь [в Визaнтии], решил ни в коем случае не уступать василевсу, если он сделает такое повеление, и сказал, что не может признать недействительным свое собственное постановление, имея в виду осуждение, высказанное от его имени Пелагием. (25) Итак, этот василевс не заботился ни о чем, кроме того, чтобы беспрестанно присваивать себе богатства других. Расскажу и еще об одном случае. 
(26) Был некто Фаустин, родом из Палестины, самаритянин по происхождению, но под принуждением закона принявший имя христианина. (27) Этот Фаустин достиг звания сенатора и имел власть над этой землей 278 . Вскоре он был от нее отрешен и явился в Визaнтий, где некоторые из священнослужителей принялись доносить на него, утверждая, что он соблюдает обычаи самаритян и что он бесчестно поступал с христианами Палестины. (28) Юстиниан, казалось, был преисполнен гнева и глубокого негодования, что, в то время как он правит римлянами, кто-то подверг поношению имя Христа. (29) Итак, сенаторы, проведя расследование, под непрестанным давлением на них со стороны василевса наказали Фаустина изгнанием. (30) Однако, получив от него столько денег, сколько сам он пожелал, василевс тут же объявил приговор недействительным. (31) Фаустин вновь получил прежнее достоинство, оказался приближен к василевсу и, назначенный управляющим царскими имениями в Палестине, и Финикии, еще более безбоязненно стал совершать то, что ему заблагорассудится. (32) Итак, хотя мы и немного рассказали об этом, но и на основании этого немногого можно судить о том, каким образом Юстиниан считал достойным защищать признанные законом требования христиан. (33) А как он без малейшего колебания расшатывал законы, когда ему были предложены деньги, я расскажу в самых коротких словах. 
XXVIII. Был в городе Эмесе некий Приск, от природы обладавший великим даром подражать чужому почерку. И в этом злом деле он был удивительно искусным мастером. (2) Много же лет назад случилось эмесской церкви стать наследницей одного знатного человека. (3) Был этот муж саном патрикий, по имени Маммиан, славный родом и огромным богатством. (4) В царствование Юстиниана Приск изучил все дома названного города и, найдя семейства, цветущие богатством и подходившие для того, чтобы взыскать с них крупные суммы денег, тщательнейшим образом разузнал все об их предках, и когда ему выпал случай разыскать их старые письма, составил целый ряд якобы ими написанных документов, в которых они обещали вернуть Маммиану большие деньги, будто бы полученные от него под залог [их имущества]. (5) Общее количество обещанного по этим подложным документам золота составило не менее ста кентинариев. (6) И дьявольским образом подделав почерк того человека, который в те времена, когда еще был жив Маммиан, сидел на агоре и, будучи славен большой честностью и прочими добродетелями, оформляя все грамоты граждан, скрепляя каждую собственноручной подписью (римляне называют такого человека табеллионом 279 ), Приск передал все эти грамоты тем, кто управлял делами эмесской церкви, а они обещали назначить ему долю из средств, которые будут таким способом приобретены. (7) Но поскольку на пути у них стоял закон, предусматривавший срок давности для протестов по всем тяжбам в тридцать лет, а по некоторым немногим, в том числе и по делам по закладным, в сорок лет 280 , они придумали следующее. (8) Явившись в Визaнтий и вручив большие деньги этому василевсу, они просили его содействия в том, чтобы учинить погибель ни в чем не повинных граждан. (9) Тот, получив деньги, без малейшего колебания издал закон, что церкви лишаются [прав отстаивать] свои законные притязания [в суде] по прошествии не надлежащего времени, но целых ста лет 281 , что имело силу не только в Эмесе, но и по всей Римской державе. (10) Быть судьею в этом деле для эмеситов он повелел некому Лонгину, человеку предприимчивому и отличавшемуся большой телесной силой; впоследствии он получил власть над народом в Визaнтии 282 . (11) Ведавшие делами церкви, предъявив вначале иск одному из граждан относительно двух кентинариев, числившихся в упомянутых грамотах, тут же выиграли процесс против этого человека, поскольку, из-за давности лет и по незнанию того, что произошло в те отдаленные времена, он никак не мог защитить себя. (12) И все остальные люди были преисполнены печали, особенно именитейшие из эмеситов, также преследуемые клеветниками. (13) Когда же зло обрушилось уже на большинство граждан, случилось так, что Божий промысел проявил себя следующим образом. (14) Приску, творцу этого самого коварства, Лонгин приказал принести все документы сразу, а когда тот стал уклоняться от этого, ударил его что было сил. (15) Не выдержав удара столь сильного мужа, тот упал навзничь. Дрожа и страшно перепугавшись, подозревая к тому же, что Лонгин все знает, он полностью сознался в том, что было совершено. Таким образом, когда это коварство излилось наружу, клевете был положен конец 283 . 
(16) И подобное этот василевс постоянно и ежедневно проделывал не только с законами римлян, но он стремился упразднить и те законы, которые чтут евреи. (17) Если когда-то случалось, что время, совершая свой круг, приносило их пасхальный праздник раньше христианского, он не позволял иудеям проводить его в надлежащее время, исполнять тогда священный долг перед Богом и совершать принятые у них обряды. (18) И многих из них, назначенные на должности лица наказывали большим денежным штрафом, обвинив в попрании законов государства, как вкусивших в это время мяса агнца. (19) Зная бесчисленное количество других таких же деяний Юстиниана, я не в состоянии что-либо добавить, так как следует закончить рассказ. Ибо и благодаря тому, что сказано, достаточно ясно обозначается нрав этого человека.

Казалось бы, предыдущая ситуация такова, что все силы, участвующие в ней, стоят в таком гармоническом взаимоотношении, что невозможно ничему нарушать это "созерцание". Однако, как полное совершенство ...

Генрих Крамер родился приблизительно в 1430 году в немецком городе Шлеттштадт. Он являлся выходцем из небогатой семьи. Крамер вступил в доминиканский орден в 1445 году. Потом обучался латыни, философи...

Роман, сын Константина Диогена (см. «Роман III”), был вестархом и ду-кой Сердики. После смерти Константина X Дуки организовал заговор, его судили и приговорили к смерти, но на личном свидании с импера...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Бизнес идеи