XIV. В делах было большое расстройство и из привычного не осталось ничего, о чем я упомяну лишь вкратце, остальное же я буду вынужден обойти молчанием, чтобы рассказ мой не затянулся до бесконечности. (2) Прежде всего в нем [Юстиниане] не было ничего от царского достоинства, да он и не считал нужным блюсти его, но и языком, и внешним видом, и образом мыслей он был подобен варвару. (3) То, что он желал издать от своего имени, он не поручал составить тому, кто имел должность квестора, как это было заведено, но считал допустимым делать это по большей части самому, несмотря на то, что у него был такой [грубый] язык 147 , к тому же при нем пребывала огромная толпа случайных лиц 148 , так что пострадавшим от такого [оформления дел] не на кого было жаловаться. (4) Так называемым тайным секретарям 149 не вменялось в обязанность вести тайную переписку василевса, ради чего издревле учреждена их должность, но он, можно сказать, все писал сам, особенно когда возникала необходимость дать распоряжение городским судьям 150 , как им следует истолковывать то или иное решение. (5) Ибо он никому в Римской державе не позволял выносить решения по собственному суждению, но своевольно и с какой-то неразумной прямотой сам подготавливал соответствующее решение, которое предстояло принять, вняв речам лишь одной из тяжущихся сторон, и то, что подлежало разбору в суде, немедленно разрешал без какого-либо расследования, руководствуясь не законом или справедливостью, но неприкрыто поддавшись постыдному корыстолюбию. (6) Ибо василевс не стеснялся брать взятки, так как ненасытная жадность лишила его всякого стыда. 
(7) Часто то, что было постановлено сенатом, после утверждения василевсом приобретало иной смысл. (8) Ибо сенат сидел, словно изображение на картине, не являясь господином своих решений и не обладая влиянием для доброго дела, но собирался лишь для вида и ради соблюдения древнего закона, поскольку никому из собравшихся здесь вообще не позволялось подавать голос, василевс же и его супруга обычно делали вид, будто они разошлись во мнениях, хотя все у них между собой было уже решено. (9) Если кому-нибудь казалось небезопасным то, что он выиграл тяжбу незаконным образом, он, дав этому василевсу еще сколько-то золота, немедленно добивался того, что издавался закон, идущий вразрез со всем тем, что было установлено ранее. (10) Но если кто-нибудь другой просил восстановить этот упраздненный закон, то автократор отнюдь не считал недостойным вернуться к нему и восстановить его. Никакого постоянства власти не существовало, но весы правосудия колебались из стороны в сторону, склоняясь туда, куда влекла их большая тяжесть золота. Решения дворца обосновывались на рыночной площади, и там можно было найти лавки, где торговали не только судебными постановлениями, но и законодательством. 
(11) Так называемые референдарии 151 не довольствовались более тем, что лишь относили василевсу прошения, а властям, по обыкновению, сообщали, каково было его мнение касательно дела просителя, но, вобрав в себя всю ложь человеческую, морочили Юстиниану голову и обманывали с помощью разных ухищрений и крючкотворства, он же по самой своей природе легко поддавался людям, изощренным в подобного рода делах. (12) Выйдя же из дворца и не допустив тяжущихся к тем, с кем сами имели беседу, они, так, чтобы не оставалось улик, вымогали у беззащитных столько денег, сколько им представлялось достаточным. (13) И солдаты, которые несли охрану дворца, явившись в царский портик 152 , силой добивались судебного решения. (14) Все, так сказать, оставили свои посты и по собственному произволу шли путями, которые раньше были для них невозможны и недоступны. В делах был полный разлад, ничто не соответствовало своему названию, и государственный строй уподобился игрушечному царству. (15) Остальное, однако, мне следует обойти молчанием, как я уже сказал в начале этого повествования, но все же я расскажу о том человеке, который первым побудил этого василевса брать взятки в ходе судебного разбирательства. 
(16) Был некий Лев, родом киликиец, крайне подверженный корыстолюбию. Этот Лев являлся ухищреннейшим из льстецов и умел внушать невежественным душам свои мысли. (17) Обладал он даром убеждения, который помог ему, используя глупость тирана, содействовать погибели человечества. Он первый склонил Юстиниана торговать судебными решениями. (18) И с тех пор как этот человек [Лев] 153 решил красть таким способом, как было сказано, то уже никогда не прекращал этого, и зло, распространяясь, достигло громадных размеров. Любой, кто хотел затеять несправедливую тяжбу с кем-либо из порядочных людей, тут же шел ко Льву и, пообещав какую-то часть спорного имущества тирану и ему самому, удалялся из дворца, тотчас же, хотя и незаконно, выиграв дело. (19) А Лев таким путем сумел приобрести поистине огромные деньги и оказался обладателем многих земель, став при этом главным виновником того, что государство римлян пришло в упадок. (20) Людям, заключившим о чем-либо договор, ничто не служило надежной гарантией: ни закон, ни клятвы, ни документ, ни предусмотренное наказание, ни что-либо другое, если они не принесли денег Льву и, василевсу. (21) Но и тогда решение Льва не оставалось твердым, но он считал достойным получить деньги и от другой стороны. (22) Ибо вечно обворовывая и ту, и другую сторону, он менее всего помышлял о том, что пренебрегать просьбами тех, кто на него положился, и действовать против них, означает вести себя постыдно. (23) Ему же не представлялось позорным подобное двурушничество, если он мог получить от этого выгоду. 
XV. Таков был Юстиниан. Что касается Феодоры, то ее разум непрестанно и прочно коснел в бесчеловечности. (2) Она никогда и ничего не совершала по чужому внушению или побуждению, но с непреклонной настойчивостью всеми силами осуществляла свои решения, и никто не отваживался испросить у нее милости для того, кто стал жертвой ее недовольства. (3) Ни давность времени, ни удовлетворенность от наложенного наказания, ни всякого рода мольбы, ни страх перед смертью, которая, вероятно, будет ниспослана с небес на весь род человеческий, не могли склонить ее к тому, чтобы унять свой гнев. (4) Одним словом, никто никогда не видел, чтобы Феодора примирилась с тем, кто досадил ей, даже после его смерти, но и сын умершего, словно нечто другое, принадлежавшее отцу, заполучив в наследство вражду василисы, передавал ее до третьего колена. (5) Ибо ее пыл, крайне расположенный возбуждаться для того, чтобы губить людей, был совершенно не способен к умиротворению. 
(6) За телом своим она ухаживала больше, чем требовалось, но меньше, чем она желала. (7) Ранее раннего она отправлялась в бани и очень поздно удалялась оттуда. Завершив омовение, она направлялась завтракать, позавтракав, отдыхала. (8) За завтраком и обедом она отведывала всякой еды и питья, сон же у нее всегда был очень продолжительным, днем до сумерек, ночью — до восхода солнца. (9) И вот, вступив на стезю разного рода излишеств и предаваясь им в течение столь значительной части дня, она притязала на то, чтобы управлять всей Римской державой. (10) И если василевс возлагал на кого-нибудь какое-либо поручение помимо ее воли, дела у этого человека принимали такой оборот, что вскоре он с великим срамом отрешался от должности и погибал самой позорной смертью. 
(11) У Юстиниана всякое дело шло легко не столько потому, что он был остер умом, сколько потому, что он, как было сказано, по большей части обходился без сна и являлся самым доступным человеком на свете. (12) У людей, хотя бы и незнатных и совершенно безвестных, была полная возможность не только явиться к тирану, но и иметь с ним тайную беседу. (13) Попасть же к василисе было невозможно даже кому-либо из архонтов, разве что он потратит на это массу времени и труда, но все они с рабским усердием постоянно пребывали в ожидании, все время находясь в узком и душном помещении. Ибо отсутствовать здесь для любого из них означало подвергнуть себя смертельной опасности. (14) Все это время они стояли на цыпочках и каждый изо всех сил старался держать голову выше, чем соседствующие, чтобы евнухи, выходя, могли его заметить. (15) Приглашались же лишь некоторые из них, и то с трудом и по прошествии множества дней, а войдя к ней, они в великом страхе как можно скорее удалялись, лишь пав перед ней ниц и коснувшись краешком губ ступней обеих ее ног. (16) Говорить с ней или просить ее, если она сама не повелевала этого, было недопустимо. Государство погрязло в раболепии, получив в ее лице надсмотрщика рабов. (17) Таким образом дела римлян гибли и из-за тирана, который, казалось, был слишком добродушен, и из-за Феодоры, которая была сурова и крайне высокомерна. (18) Ибо его добродушие было ненадежным, ее же тяжелый нрав был помехой в делах. 
(19) Итак, образом мысли и жизни они явно отличались друг от друга, однако были у них общими корыстолюбие, кровожадность и отсутствие всякой искренности. (20) Ибо оба они обладали поразительным умением лгать, и если о ком-либо из тех, кто досадил Феодоре, сообщали, что он совершил какой-либо проступок, хотя бы незначительный и не стоящий слов, она немедленно придумывала обвинения, вовсе не применимые к данному человеку, раздувая это дело как великое злодеяние. (21) Выслушивалась масса жалоб, назначался суд по обвинению в низвержении существующего порядка и сходились судьи, собранные ею и готовые сражаться друг с другом из-за того, кто более других окажется способен угодить василисе бесчеловечностью приговора. (22) Имущество пострадавшего она немедленно отписывала в казну, а его самого, подвергнув мукам, даже если он был древнего рода 154 , она, не колеблясь, наказывала изгнанием или смертью. (23) Но если кто-либо из тех, к кому она благоволила, оказывался уличенным в беззаконных убийствах или каком-либо ином тяжком преступлении, она, понося обвинителей и насмехаясь над их рвением, вынуждала их против воли хранить молчание о происшедшем. 
(24) Когда же ей было угодно, она оказывалась способна и самые серьезные из дел превратить в шутовство, словно речь шла о сценическом представлении. (25) Как-то некий патрикий, старый человек, долгое время находившийся на службе (имя которого, хотя мне оно хорошо известно, я ни в коем случае не упомяну, чтобы не увековечить нанесенное ему оскорбление), когда кто-то из ее приближенных одолжил у него крупную сумму денег, не имея возможности взыскать ее, явился к ней, чтобы изобличить перед ней заключившего сделку и просить ее помочь ему обрести справедливость. (26) Заранее узнав об этом, Феодора приказала евнухам, чтобы, когда он предстанет перед ней, все они окружили его и слушали, что она будет изрекать, наставив их в том, что им следует повторять ей в ответ. (27) Когда патрикий явился в гинекей, он, как полагалось, пал перед ней ниц и со слезами на лице сказал: «О владычица, тяжко мужу-патрикию испытывать нужду в деньгах. (28) То, что к другим вызывает сочувствие и жалость, оборачивается оскорблением для человека этого сана. (29) У любого другого, попавшего в крайнюю нужду, есть возможность сказать об этом своим заимодавцам и таким образом тотчас избавиться от хлопот, но муж-патрикий, не имеющий возможности уплатить своим заимодавцам долг, по большей части постыдится сказать об этом, а если скажет, то ему никогда не поверят, поскольку бедность не сочетается с этим сословием. (30) А если ему и удастся убедить, ему придется претерпеть самые постыдные и мучительные страдания. (31) Итак, о владычица, и у меня есть денежные дела с людьми, одни из которых ссудили мне из своих средств, другие же взяли в долг у меня. (32) Заимодавцев, которые беспрерывно преследуют меня, я не могу прогнать из-за стыда перед своим саном; должники же, которым случай не выпал оказаться патрикиями, прибегают к бесчеловечным отговоркам. (33) Припадаю к тебе, молю и прошу помочь мне обрести справедливость и избавить меня от моих теперешних бед». (34) Так он сказал. Женщина же нараспев ответила: «О патрикий такой-то!» А хор евнухов подхватил ей в ответ: «Ну и большая же у тебя грыжа». (35) И вновь этот человек стал умолять и произнес речь, подобную той, что сказал раньше, и вновь женщина ответила так же, а хор откликнулся на ее слова, пока этот несчастный, отчаявшись, не пал перед ней ниц, как полагается, и, удалившись, не отправился восвояси. (36) Большую часть года она проводила в загородных дворцах на побережье, особенно в так называемом Иероне  155 , и от этого ее многочисленная свита терпела жестокие страдания. (37) Ибо свита испытывала недостаток в самом необходимом и подвергалась опасностям, исходящим от моря, особенно когда случалось возникнуть буре, что бывало нередко, или где-то поблизости объявлялось морское чудовище 156 . (38) Но они [Юстиниан и Феодора] ставили ни во что бедствия всех прочих людей, если сами они получали возможность предаваться удовольствиям. (39) А как проявлялся нрав Феодоры по отношению к тем, кто ей досадил, я сейчас покажу, упомянув, разумеется, лишь немногое, чтобы не показалось, будто я взял на себя невыполнимый труд. 
XVI. Когда Амаласунта в своем нежелании обитать среди готов решила переменить и саму свою жизнь, задумав отправиться в Визaнтий, как мной рассказано в прежних книгах 157 , Феодора призадумалась над тем, что эта женщина была знатного происхождения, к тому же царица, очень хороша собой и необыкновенно изобретательна в путях и средствах к достижению желаемого ею. Ее великолепие и исключительно мужской склад характера возбуждали в ней [Феодоре] подозрения, в то же время она боялась непостоянства своего мужа. Свою ревность, однако, она проявила не в пустяках, но решила злоумышлять против той, не останавливаясь и перед ее убийством. (2) Тотчас она убедила мужа отправить послом в Италию Петра  158 , причем только его одного 159 . (3) Посылая его, василевс дал ему поручения, о которых я рассказал в соответствующем месте моего повествования 160 . Но из страха перед василисой я не мог открыть тогда истину о том, что произошло. (4) Сама же она потребовала от Петра лишь одного — чтобы он как можно скорее убрал Амаласунту из числа живых, обнадежив его, что он будет осыпан великими милостями, если исполнит ее поручение. (5) Тот, оказавшись в Италии (ибо природа этого человека не ведала, что значит испытывать колебания, готовя подлое убийство, когда имелась надежда заполучить какую-то должность или большие деньги), убедил Теодата, не знаю уж какими посулами, умертвить Амаласунту 161 . Так-то он и дошел до чина магистра 162 и удостоился как никто иной, величайшей власти и величайшей ненависти. 
(6) Таков был конец Амаласунты. (7) Был у Юстиниана некий секретарь по имени Приск, большой негодяй и пафлагонец 163 , по своему характеру вполне подходящий, чтобы угодить своему господину, очень к нему расположенный и полагавший, что и со стороны того он пользуется таким же расположением. Поэтому он очень скоро, хотя и незаконно, стал обладателем большого богатства. (8) Феодора, поскольку он держался с ней гордо и пытался оказывать ей противодействие, оклеветала его перед мужем. (9) Поначалу она не имела успеха, но вскоре в разгар зимы она поместила этого человека на корабль, отправила туда, куда ей вздумалось, приказала постричь и против его воли заставила стать церковнослужителем. (10) Между тем Юстиниан, сделав вид, что ничего не знает о случившемся, не стал допытываться, в каком месте земли находится Приск, и в дальнейшем о нем и не вспоминал, храня молчание, словно пораженный беспамятством, не забыв, однако, забрать себе все, даже малейшие, остатки его состояния 164 . (11) Когда на нее [Феодору] пало подозрение, что ее обуяло влечение к одному из ее рабов по имени Ареовинд, варвару по происхождению, но пригожему и юному, которого она в то время определила ключником, то, стремясь снять с себя обвинение, она, хотя, как говорят, и была до крайности влюблена в этого человека, решилась тогда подвергнуть его жесточайшему наказанию, после чего мы о нем более ничего не слышали и доселе никто его больше не видел. (12) Ибо если она хотела скрыть что-либо из того, что совершалось, то об этом никто не говорил и не упоминал, а тому, кому было что-то известно об этом, не позволялось впредь ничего сообщать ни кому-либо из своих родственников, ни тому, кто, стремясь узнать правду, захотел бы выведать об этом, как бы он ни был любопытен. (13) С тех пор как существует род людской, ни один тиран не внушал такого страха, поскольку никто из досадивших ей не смог укрыться от нее. (14) Множество соглядатаев сообщали ей о том, что говорилось и делалось на агоре и по домам. (15) Когда же она не желала, чтобы наказание виновного стало как-то известным, она делала следующее. (16) Если тот был именит, она, вызвав этого человека, с глазу на глаз препоручала его кому-либо из своих помощников с приказом переправить его в самые отдаленные пределы Римской державы. (17) И тот в неурочный ночной час сажал его, закутанного с головой и связанного, на корабль и отправлялся с ним туда, куда повелела эта женщина. Там, передав его в еще большей тайне тому, кто был сведущ в подобной службе, он удалялся, приказав охранять этого человека самым тщательным образом и запретив говорить кому-либо о нем, до тех пор пока либо василиса не сжалится над несчастным, либо он не скончается, измученный годами медленной смерти вследствие невзгод существования в этом месте и полностью изнуренный. 
(18) Прогневалась она и на некого Васиана, принадлежавшего к прасинам, молодого человека знатного рода, по той причине, что он ее ругательски ругал. Поэтому Васиан (ибо до него дошел слух о ее гневе) бежал в храм Архангела 165 . (19) Она тотчас направила к нему стоящего над народом архонта 166 , повелев предъявлять ему обвинение не в том, что он бранил ее, но приписать ему мужеложество. (20) Архонт извлек его из храма и подверг невыразимо мучительному наказанию. И весь народ, видя, какие несчастья выпали на долю человека благородного и искони воспитанного в неге, тотчас преисполнился сострадания к нему и с плачем принялся кричать до небес, прося пощадить юношу. (21) Та же подвергла его еще более тяжкому наказанию, отсекла ему срамные места и погубила его, не имея против него никаких улик, а имущество отписала в казну. (22) Таким образом, когда эту бабу охватывал гнев, безопасности не давал ни храм, ни запрет со стороны закона; мольбы целого города оказывались бесполезны, чтобы спасти попавшего в несчастье, и ничто другое не могло оказаться препятствием на ее пути. 
(23) Прогневалась она и на Диогена (за то, что он являлся прасином), человека обходительного и любезного всем, в том числе и самому василевсу, и тем не менее она постаралась и его оклеветать в мужеложестве. (24) Итак, склонив к тому двух его рабов, она выставила их в качестве свидетелей и обвинителей своего хозяина. (25) Однако дело его рассматривалось не скрытно и тайно, как она привыкла, но публично и, учитывая доброе имя Диогена, судей было назначено много и не из числа безвестных. Тщательно расследовав дело, они не сочли слова рабов достаточно вескими для вынесения приговора, да к тому же были те еще детьми. Тогда василиса заключила в свое обычное узилище одного из родственников Диогена — Феодора. (26) Там она попыталась то льстивыми речами, то многими оскорблениями обхитрить этого человека. Так как она ни в чем не преуспела, то приказала, обвив его голову возле ушей воловьей жилой, затем скручивать и стягивать ее. (27) Несмотря на то, что Феодору казалось, что глаза его выскочат из орбит, он решил не придумывать того, чего не было. (28) Поэтому судьи за недоказанностью вины оправдали Диогена, а город всенародно отпраздновал это событие. 
XVII. Таков был итог этого дела. В начале этой книги я уже рассказал о том, что она содеяла с Велисарием, с Фотием и Вузой. (2) Два стасиота из венетов, киликийцы родом, с великим шумом набросились на правителя Киликии Второй Каллиника, применили силу против него и убили его конюха, который стоял подле и пытался защитить своего хозяина. Произошло это на глазах правителя и всего народа. (3) Тот, взяв их за это убийство, а вдобавок и за многое другое, справедливо предал их смерти. Она же [Феодора], узнав об этом и решив показать, что она благоволит венетам, безо всякого на то основания посадила его, еще исполнявшего должность, на кол на могиле этих убийц. (4) Василевс же, сделав вид что он скорбит и оплакивает погибшего, сидел дома, похрюкивая [от удовольствия]. Он грозил многими карами тем, кто оказывал пособничество в этом деле, но ничего не предпринял и счел вполне для себя достойным присвоить деньги умершего. 
(5) Феодора, однако, радела и о том, чтобы придумать наказания для тех, кто грешил своим телом. И вот, собрав более пятисот блудниц, которые торговали собой посреди агоры за три обола — только чтобы не умереть с голода,— и отправив их на противолежащий материк, она заключила их в так называемый монастырь Раскаяния 167 , принуждая их переменить образ жизни. (6) Некоторые же из них ночью бросились с высоты и таким путем избавились от нежеланной перемены. 
(7) Жили в Визaнтии две девы-сестры 168 , которые не только имели отца-консула и в третьем поколении принадлежали к консульским семьям, но и вели свой род от людей, издревле обладавших в сенате первенством крови. (8) Случилось так, что они, уже вступавшие в супружество, овдовели, поскольку мужья их погибли. Феодора тотчас подобрала двух мужчин, безродных и бесстыжих, и стала прилагать старания к тому, чтобы женить их на сестрах, обвинив тех в том, что они ведут нескромный образ жизни. (9) Те, в страхе, как бы этого не случилось, бежали в храм Софии, вошли в священный баптистерий и крепко ухватились за купель. (10) Однако василиса поставила их в такое безвыходное положение и подвергла таким страданиям, что они поспешили избавиться от этих бед, сменив их на замужество. Таким образом ни одно место не осталось у нее неоскверненным и неприкосновенным. (11) Так эти сестры против воли сочетались браком с людьми нищими и ничтожными, [стоявшими] много ниже их по положению, хотя у них имелись знатные женихи. (12) И мать их, тоже вдовствующая, присутствовала на обручении, не осмеливаясь ни возопить, ни оплакать это горе. (13) Впоследствии Феодора, чтобы очистить себя от этого греха, решила утешить их за счет общественных несчастий, (14) ибо она назначила того и другого архонтами. Но и тогда к этим девам не пришло утешение, поскольку чуть ли не всем подданным пришлось испытать от этих людей ужасные и невыносимые страдания, о чем мной будет рассказано позднее 169 . (15) Ибо Феодору не заботило ни почтение к государственной должности, ни к самому государству, ни что-либо иное, лишь бы воля ее была выполнена. 
(16) Случилось ей, когда она еще была на сцене, забеременеть от одного из своих любовников. Поздно заметив эту беду, она, хотя и предприняла все, как обычно, чтобы сделать выкидыш, так и не смогла убить еще не вполне созревший плод, поскольку ему оставалось совсем немного, чтобы окончательно принять человеческий облик. (17) Поскольку ей ничего не удалось, она, оставив попытки, была вынуждена родить. Отец новорожденного, видя, что она не знает, что предпринять, и злится, что, став матерью, больше не сможет, как раньше, торговать своим телом, и справедливо подозревая, что она изведет дитя, отобрал его и, назвав Иоанном (ибо он был мужского пола), удалился с ним в Аравию, куда сам направлялся. (18) Когда же он оказался при смерти, а Иоанн был тогда уже отроком, отец расказал ему все о его матери. (19) И совершив все полагающиеся обряды по умершему отцу, он какое-то время спустя явился в Визaнтий и сообщил об этом деле тем, кто постоянно ведал доступом к его матери. (20) И те, подумав, что она будет рассуждать так, как подобает человеческому существу, объявили матери, что прибыл ее сын Иоанн. (21) Женщина, испугавшись, как бы эти слова не дошли до ее мужа, повелела привести мальчика к ней. (22) Когда он явился и она увидела его, она вверила его одному из своих прислужников, которому обычно поручала подобные дела. (23) И каким образом этот несчастный исчез из числа людей, я не могу сказать; до сих пор его никому не удалось увидеть, даже и после того, как василиса умерла. 
(24) В те времена нравственность почти всех женщин оказалась испорченной. Ибо они с полной свободой грешили по отношению к своим мужьям, поскольку это не грозило им какой-либо опасностью и не причиняло вреда, так как даже те из них, которые были уличены в прелюбодеянии, оставались безнаказанными, ибо они немедленно обращались к василисе, добиваясь полного поворота дел, подавали встречный иск и привлекали своих мужей к суду несмотря на то, что никакой вины со стороны тех не было 170 . (25) И хотя они не были изобличены, им ничего не оставалось, как уплатить в качестве штрафа двойную сумму приданого; затем их, подвергнув бичеванию, обычно отправляли в тюрьму. И им вновь предстояло видеть разряженных блудниц, еще более смело предающихся сладострастию с прелюбодеями. А прелюбодеи за дела такого рода удостаивались и почестей. (26) Поэтому впредь большинство, претерпевая от жен безбожные обиды, дабы избежать бичевания, предпочитали помалкивать, предоставляя женам полную свободу, чтобы самим не прослыть уличенными. (27) Эта женщина притязала на то, чтобы самовластно распоряжаться государственными делами. Ибо она ставила и должностных лиц, и священников, старательно подыскивая и заботясь только о том, чтобы тот, кто домогается должности, не оказался наделен лучшими качествами, отчего он был бы не в состоянии выполнять ее приказания. (28) И все браки она устраивала с неким божественным могуществом. До совершения брака люди не устраивали никакой помолвки по добровольному согласию. (29) Но у каждого мужчины жена объявлялась неожиданно, и не потому, что она ему понравилась, что в обычае даже у варваров, но потому, что того пожелала Феодора. (30) И то же самое приходилось претерпевать женщинам, которые выходили замуж. Ибо их принуждали сочетаться браком с людьми совершенно против их собственной воли. (31) Зачастую она удаляла новобрачную из брачного чертога, оставив новобрачного в одиночестве лишь потому, что это ей не нравилось, как в ярости говорила она. (32) Она проделала это со многими, в частности со Львом, занимавшим должность референдария 171 , и Сатурнином, сыном к тому времени уже покойного магистра Гермогена 172 . За этого Сатурнина была просватана его двоюродная племянница, девица благородная и прекрасного воспитания, которую ее отец, Кирилл, помолвил с ним, когда Гермогена уже не было в живых. (33) Когда же их брачный чертог был уже совсем готов, она взяла под стражу жениха и отвела его к иному чертогу, где он с плачем и стенаниями женился на дочери Хрисомалло [Золотая шерсть]. (34) Когда-то Хрисомалло была танцовщицей и вместе с тем блудницей; ныне же она вместе с другой Хрисомалло и Индаро обитала во дворце. (35) И вместо блуда и времяпровождения в театре они заправляли делами здесь. (36) Проведя с молодой женой ночь и найдя ее лишенной девственности, он сообщил кому-то из близких, что жена его — сосуд уже просверленный. (37) Когда это дошло до Феодоры, она приказала прислужникам поднять его на воздуси, как мальчишку, ходящего к грамматисту 173 , якобы за то, что он превозносится и чванится, что ему отнюдь не подобает, и, нанеся ему множество ударов по спине, сказала ему, чтобы он не болтал вздора.  (38) Что она сотворила с Иоанном Каппадокийским, я рассказал в предшествующем повествовании 174 . Сделала она это, будучи в гневе на этого человека, однако не по той причине, что он совершал проступки по отношению к государству (доказательством служит то, что никому из тех, кто впоследствии творил и более ужасные дела по отношению к ее подданным, она не сделала ничего подобного), а потому, что он в иных делах осмеливался идти против нее, и особенно же потому, что доносил на нее василевсу, так что у нее чуть было не дошло до вражды с мужем. (39) Здесь, как я уже обещал, я должен во что бы бы то ни стало поведать о самых истинных причинах ее поступков. (40) Даже и после того, как его, подвергнутого всяческим мучениям, она заточила в Египте, как об этом мной было рассказано  175 , она не пресытилась наказанием этого человека и не переставала разыскивать лжесвидетелей против него. (41) Четыре года спустя она сумела найти двух прасинов из стасиотов Кизика, тех, что, как говорят, поднялись против епископа 176 . (42) Отчасти льстивыми посулами, отчасти угрозами она обошла их, и один из них, движимый страхом и надеждами, возвел грех убийства [епископа] на Иоанна. (43) Другой же никак не решался пойти против истины, хотя он был так истерзан пытками, что, казалось, вот-вот умрет. (44) Итак и под этим предлогом она никак не смогла уничтожить Иоанна, юношам же она отсекла по правой руке, одному — потому, что он никак не хотел лжесвидетельствовать, другому — для того, чтобы ее злой умысел не стал совершенно очевиден. (45) И хотя это было проделано на глазах у всех на агоре, Юстиниан сделал вид, что ему совершенно неизвестно все, что творится.

(1) Тот, кто намерен заняться как следует какой-нибудь экономией1, должен быть знаком с теми местами, с которыми он будет иметь дело, 10 быть способным по природе, трудолюбивым и честным по своей воле...

Банальная кража со взломом, так и не получившая объяснения, парализовала правительство США и сорвала замок с ящика Пандоры, где хранились секреты Белого дома. Впервые в американской истории президент ...

"Наша эра" начинается с года, к которому христианская традиция относит время рождения Иисуса Христа. Можно было бы, однако, считать этот год датой — пусть условной — не только возникновения одной из м...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира Полезная информация