Пелопид
1. Пелопид, товарищ Эпаминонда по военачальству, когда друзья попрекали его, что он не заботится о деньгах, без которых жить нельзя, отвечал им:
«Если нельзя, то разве что вот кому!» — и показал на Никомеда, хромого и увечного калеку.
2. Он шел на войну, и жена просила его поберечь себя. «Это надо говорить другим,— сказал Пелопид,— а полководец должен беречь своих сограждан».
3. Кто-то из воинов сказал: «Мы попались неприятелям!» «А почему не они нам?» — спросил Пелопид.
4. Коварно захваченный и брошенный в темницу Александром Ферским, он осыпал его резкими словами. «Ты торопишься умереть?» — спросил Александр. «Да,— ответил Пелопид,— чтобы фиванцы вознегодовали, и ты скорее бы понес наказание».
5. Фива, жена тирана, пришла к Пелопиду и сказала, что ей удивительно видеть, как весел он в оковах. Он ответил, что ему еще удивительнее, что она не в оковах, а по доброй воле повинуется Александру. 6. Освобожденный Эпаминондом, он сказал, что благодарен Александру: теперь он убедился, что у него хватит мужества смотреть в глаза не только войне, но и смерти.

Маний Курий
1. Маний Курий, когда его порицали, что из отобранной у побеждённых земли он выделил каждому лишь малый участок, а остальное оставил в общем владении, воскликнул: «Да не будет такого римлянина, которому мало покажется земли, достаточной для прокормления!». 2. Самниты. Разбитые им, пришли предложить ему золота и застали его, когда он варил себе репу в горшке; и он ответил самнитам, что пока он сыт таким обедом, ему не нужно золота, потому что лучше иметь не золото, а власть над имеющими золото.

Гай Фабриций
1. Гай Фабриций, узнав, что Пирр разбил римлян, сказал: «Это Пирр разбил Левина, а не эпироты римлян».
2. Когда он пришёл к Пирру для выкупа пленников, тот предложил ему много золота, но Фабриций не взял. На другой день Пирр поставил незаметно возле палатки Фабриция своего самого большого слона, чтобы тот предстал ему с громким рёвом, и это было сделано, но Фабриций, обернувшись с улыбкой, только и сказал: «Ни вчера ты не поразил меня твоим золотом, ни сегодня твоим зверем».
3. Пирр звал его остаться при нём и править вместе с ним; Фабриций ответил: «Тебе же это будет невыгодно: когда эпироты узнают и тебя, и меня, они предпочтут, чтобы царствовал над ними я, а не ты». 4. В бытность его консулом врач царя Пирра прислал ему письмо с предложением, если угодно, умертвить Пирра отравою. Фабриций переслал это письмо Пирру и посоветовал из этого понять, как плохо он знает и друзей своих и врагов.
5. Когда Пирр, узнав об этой измене, врача повесил, а Фабрицию выдал римских пленников без выкупа, тот не принял такого подарка, а отпустил стольких же эпирских пленников, чтобы не казалось, будто он взял плату за услугу - ибо измену эту он открыл не в услугу Пирру, а затем, чтобы не думали, будто римляне не могут победить силою и потому убивают обманом.

Фабий Максим
1. Фабий Максим, не желая биться с Ганнибалом, а желая брать его измором и недостатком средств и пропитания, шёл за ним по горам и ущельям, повторяя все его движения; над ним смеялись и обзывали его Ганнибаловым дядькою, но он не обращал на это внимания и делал, как считал нужным, а друзьям говорил, что бояться насмешек и поношений ещё стыднее, чем бояться врага.
2. Когда его товарищ Минуций разбил некоторые неприятельские отряды и шла громкая молва, что вот человек, достойный Рима, то Фабий сказал, что больше боится удач, чем неудач Минуция. И точно, вскоре тот попал в засаду и едва не погиб со всею силою, но Фабий явился на помощь, перебил много врагов, а Минуция спас. Тогда Ганнибал сказал своим друзьям: «Не говорил ли я вам, что из этой горной тучи будет нам сильная буря?».
3. После поражения при Каннах он принял власть вместе с Клавдием Марцеллом, человеком отважным и рвавшимся в бой с Ганнибалом, но сам по-прежнему надеялся, не принимая боя, довести измором войско Ганнибала до бессилия. И Ганнибал говорил, что не так боится, когда Марцелл сражается, чем когда Фабий уклоняется от сражения. 
4. Один луканский воин был уличён перед ним, что ночью он часто уходил из лагеря к своей любовнице; в бою же, как известно было Фабию, это был человек удивительной храбрости. Фабий приказал тайно схватить и доставить к нему любовницу этого воина, а потом вызвал его к себе и сказал: «Я знаю, что по ночам ты нарушаешь устав, но знаю и то, что прежде ты был хорошим воином; поэтому прощаю тебе твои проступки за твои заслуги! а впредь изволь не отлучаться: и вот кто будет за тебя поручителем», - и он вывел и вручил ему женщину. 
5. Тарент, который весь, кроме акрополя, был занят отрядом Ганнибала, он обошёл издали, захватил хитростью и разграбил; а когда писец спросил его, что он хочет делать с храмовыми статуями, он ответил: «Разгневанных богов оставим тарентинцам».
6. Марк Ливий, занимавший акрополь, утверждал, что это он спас город; все
смеялись, но Фабий сказал: «Ты прав: если бы ты не потерял города, я бы его не взял».
7. Уже в старости, когда сын его сделался консулом и вёл дела в большом собрании, Фабий подъехал туда верхом, но сын послал навстречу ликторов и приказал ему сойти. Люди отворотились, но Фабий соскочил с коня, подбежал к сыну, как молодой, обнял его и воскликнул: «Хорошо, сын мой, что ты понимаешь, над кем властвуешь и какую великую принял власть!».

Сципион Старший
1. Сципион Старший своё свободное от военных и государственных дел время проводил в учёных занятиях, говоря, что на досуге у него особенно много дела.
2. Когда он взял Новый Карфаген, и воины, захватив пленников, привели для него красивую девушку, он сказал: «С радостью бы взял, будь я рядовой, а не начальник».
3. Осаждая город Батию, над которым высился храм Афродиты, он приказал заключать друг с другом все сделки, а споры он будет решать в этом храме через три дня. И по взятии города он сделал, как обещал. 4. Когда в Сицилии его спросили, на что он рассчитывает в своём походе на Карфаген, он показал на триста своих воинов, упражняющихся при оружии, на высокую башню возле моря и сказал: «На то, что во всём этом отряде нет ни одного человека, который бы по моему слову не бросился с этой башни вниз головой».
5. Когда он совершил переправу, одержал победу и сжёг вражеский стан, то карфагеняне прислали к нему послов для договора, обещая выдать слонов, корабли и деньги; но когда из Италии вернулся Ганнибал, они осмелели и отказались от соглашения. Узнав об этом, Сципион сказал, что всё равно бы он заключил договор не иначе, как с тем, чтобы они выплатили 5000 талантов за то, что вновь призвали Ганнибала. 
6. Когда карфагеняне были наголову разбиты и прислали к нему послов о перемирии и мире, он велел им тотчас удалиться, сказав, что он не будет их слушать, пока они не приведут к нему Луция Теренция: а Теренций этот был римский гражданин и достойный муж, попавший в карфагенский плен. Когда же они привели к нему Теренция, то Сципион Епосадил его рядом с собою на помосте и так вёл переговоры с карфагенянами, пока не заключил мир.
7. Этот Теренций в триумфе шёл за его колесницей в колпаке вольноотпущенника; а когда Сципион умер, он на похоронах разливал вино с мёдом и совершал прочие погребальные обряды; но это было уже позднее. 
8. Царь Антиох, когда римляне переправили против него войско в Азию, послал к Сципиону послов для переговоров, но тот ответил: «Нужно было раньше, а не теперь, когда уже наготове и седло и узда». 
9. Сенат постановил выдать ему денег из казнохранилища, но квесторы уже не хотели в этот день его отпирать. «Отопру сам, - сказал Сципион, - ведь закрыто оно потому, что это я его наполнил». 10. Петиллий и Квинт сурово обвиняли его перед народом. А он на это сказал, что в этот самый день он победил карфагенян и Ганнибала и теперь хочет надеть венок и взойти на Капитолий и принести жертву, а кто намерен голосовать, тот пусть голосует по своему усмотрению. С этими словами он пошёл на Капитолий, народ за ним, а обвинители остались говорить без слушателей.

Тит Квинкций
1. Тит Квинкций с самых молодых лет так отличался среди всех, что был выбран консулом раньше, чем трибуном, претором и эдилом. Отправленный воевать против Филиппа, он согласился встретиться с ним для переговоров; но Филипп потребовал заложников, так как он был один, а с Квинкцием были и другие военачальники. Однако Квинкций ему ответил: «Ты сам виноват, что ты один, потому что ты истребил всех своих друзей и близких». 2. Победив Филиппа, он на Истмийских играх провозгласил эллинов свободными и независимыми. За это эллины выкупили всех римских пленников, какие у них были с Ганнибаловых времён, каждого по 500 драхм, и подарили их Квинкцию, и они шли за ним в его римском триумфе с колпаками вольноотпущенников на головах.
3. Когда ахейцы собрались войной на Закинф, он посоветовал им остеречься: им, как черепахам, опасно высовывать голову за предела Пелопоннеса. 4. Когда царь Антиох с большим войском шёл на Элладу и все были в страхе перед его многолюдством и оружием, Квинкций сказал ахейцам так: «Однажды я обедал в гостях в Халкиде и удивился, сколько было за обедом разного мяса; а хозяин мне объснил, что всё это была одна и та же свинина, только под разными приправами и подливками. Вот так и вы не удивляйтесь царскому войску с его меченосцами и копьеносцами, конными латниками и конными лучниками: всё это одни и те же сирийцы, только в разном оружии». 5. Филопемену, ахейскому стратегу, у которого пехоты и конницы было много, а денег мало, он в шутку говорил, что у него руки-ноги свои, а брюха нет: и впрямь Филопемен был таков даже и с вида.Гай Домиций
Гай Домиций. Которого Сципион Великий послал против Антиоха со своим братом Луцием, рассмотрел вражескую фалангу и сказал окружающим военачальникам, побуждавшим его к немедленной битве, что сейчас ещё не время перебить стольких бойцов, разграбить их добро и вернуться с добычей, а время для этого будет завтра; и назавтра он дал бой и положил 50000 вражеских воинов.

Публий Лициний
Публий Лициний был разбит в своё консульство Персеем Македонским и потерял в конном бою 2800 человек павшими и пленными; и тем не менее после сражения это Персей прислал к нему просить о перемирии и мире, и побеждённый предписывал победителю предаться на милость римлян.

Павел Эмилий
1. Павел Эмилий домогался второго консульства, но не добился; однако когда война с Персеем Македонским стала затягиваться из-за неопытности и вялости полководцев, его выбрали консулом. Но он не выразил благодарности, сказав, что его выбрали не потому, что ему нужно было начальство, а потому, что римлянам нужен был начальник.
2. Однажды, возвращаясь домой с форума, он нашёл свою дочку Теренцию в слезах и спросил, в чём дело, а она ответила: «Умер Персей!» - так звали её собачку. «В добрый час! - сказал Эмилий, - принимаю, дочка, это как знамение».
3. Войско он нашёл обнаглевшим и разболтавшимся, каждый судил о делах начальственных и всюду совал свой нос. Эмилий приказал всем хранить спокойствие и держать в порядке оружие, а об остальном он позаботится сам. 
4. Ночным часовым он приказал держать стражу без копий и мечей, чтобы воины, безоружные против неприятеля, лучше боролись со сном. 
5. Пройдя македонские высоты и увидя перед собою вражий строй, он сказал Назике, который советовал ему тотчас перейти в нападение:
«Я так и сделал бы, будь я в твоём возрасте; но у меня достаточно опыта, чтобы прямо из похода не нападать на противника в боевом строю». 
6. Победив Персея, он устроил по случаю победы пышный пир, объяснив, чтобы как страшно было войско врагам, так сладко должно быть угощение друзьям.
7. Персей. Взятый в плен, не хотел идти в триумфе. «Это зависит от тебя», - сказал Эмилий, как бы предоставляя ему возможность покончить с собой. 
8. Захватив несметную добычу, он не взял себе ничего и только зятю своему Туберону дал за храбрость серебряную чашу в пять литров, сказав:
«Вот первый серебряный сосуд, который входит в дом Элиев». 
9. У него было четыре сына: двух он отдал в усыновление в другие дома. А двое оставшихся умерли - один за пять дней до его триумфа, четырнадцати лет от роду, а другой за пять дней после триумфа, двенадцати лет. Когда он вышел после этого из дому, народ обступил его с сочувствием и состраданием, а он сказал, что теперь наконец он безвреден и не опасен для отечества, ибо расплату за все удачи судьба обрушила на один его дом и он расчёлся с нею за всех.

Катон Старший
1. Катон Старший, обличая народ в роскоши и мотовстве, сказал: «Трудно говорить с желудком, у которого нет ушей!»
2. И еще: «Удивительно, как еще стоит город, где за рыбу платят дороже, чем за быка!»
3. Недовольный, что женщины забирают все большие власти, он сказал:
«Везде мужчины властвуют над женщинами, и только мы властвуем над всеми мужчинами, а женщины над нами».
4. Он говорил, что предпочел бы, чтобы его не отблагодарили за доброе дело, чем, чтобы не наказали за дурное, и что он готов простить проступок каждому, только не себе.
5. Побуждая магистратов быть суровыми к проступкам, он говорил, что, кто может воспрепятствовать злу и не препятствует, тот ему подстрекатель. 6. Из молодых людей, говорил он, лучше те, которые краснеют, а не те, которые бледнеют.
7. Он говорил, что терпеть не может таких воинов, которые в походе дают волю рукам, а в бою ногам, и у которых ночной храп громче, чем боевой крик.
8. Худший из властителей, говорил он, тот, который не умеет властвовать собою.
9. Стыдиться, считал он, нужно прежде всего перед самим собой: ведь от себя человеку никогда не уйти.
10. Глядя на множество воздвигнутых статуй, он сказал: «А обо мне пусть лучше люди спрашивают, почему Катону нет памятника, чем почему ему стоит памятник».
11. Кто может своевольничать, тем он советовал воздерживаться, чтобы сохранить эту возможность навсегда.
12. Кто отымает у добродетели похвалу, говорил он, тот отымает у юношества добродетель.
13. Находясь у власти государственной или судебной, говорил он, нельзя ни упорствовать пред справедливостью, ни склоняться пред несправедливостью. 14. Несправедливость, говорил он, пагубна если не для самих несправедливцев, то для всех остальных.
15. Старость, говорил он, и так безобразна, не нужно делать ее еще и порочной.
16. Гнев от безумия, говорил он, отличается лишь непродолжительностью. 17. Зависть, говорил он, не касается тех, кто пользуется своим счастьем умеренно и пристойно: завидуют ведь не нам, а тому, что вокруг нас. 18. Кто серьезен в смешных делах, говорил он, тот будет смешон в серьезных.
19. Хорошие дела, говорил он, нужно перекрывать новыми хорошими делами, чтобы не выдохлась добрая слава.
20. Он был недоволен, что граждане каждый год переизбирают одних и тех же лиц на государственные должности: «По-вашему, стало быть,—говорил он,— или власть немного достойна, или власти немногие достойны». 21. Когда один человек продал свое приморское поместье, Катон в притворном восторге сказал: «Он сильнее моря: оно этот берег глодало и глодало, а он взял да проглотил одним глотком».
22. Притязая на цензорство и видя, что другие обхаживают народ просьбами и лестью, он воскликнул, что народу нужен врачебный нож и сильное очистительное средство, а поэтому выбирать следует не того, кто приятнее, а того, кто непреклоннее. И после этого он был избран единогласно. 23. Когда он учил юношей храбро биться, то часто говорил, что отражать и сокрушать врага бывает легче словом, чем мечом, и голосом, чем рукою. 24. Воюя в Бетике, он находился в опасности от многочисленного неприятеля. Кельтиберы предлагали ему помощь за 200 талантов, но римляне не позволили ему платить жалованье варварам. «Вы неправы,— ответил Катон,—если мы победим, то платить будем не мы, а враги, если же нас победят, то некому будет ни получать, ни платить».
25. Взявши больше городов, чем провоевал он дней (так говорил он), для себя он воспользовался из добычи только тем, что съел и выпил. 26. Каждому воину он роздал по фунту серебра, заявив, что лучше пусть многие вернутся из похода с серебром, чем немногие с золотом, военачальникам же в своем начальстве и вовсе ничего не надобно, кроме славы.
27. В походе с ним было пять рабов; один из них купил себе трех военнопленных; но когда это стало известно Катону, то из страха предстать ему на глаза раб повесился.
28. Когда Сципион Африканский попросил его помочь ахейским изгнанникам воротиться в отечество, он заявил, что это его не касается; а когда об этом пошли долгие прения в сенате, он встал и сказал: «Разве нам нечего делать, что мы спорим в заседании о том, кому хоронить каких-то дряхлых греков, нашим могильщикам или ахейским?» 29. Постумий Альбин написал историю по-гречески и попросил прощения за это у слушателей. «За что его прощать? — пошутил Катон,— разве это какой-нибудь амфиктионский указ приневоливал его писать по-гречески?»

Сципион Младший
1. Сципион Младший, говорят, за 54 года своей жизни ничего не купил, ничего не продал и ничего не накопил в доме; и после него осталось только 33 фунта серебра и 2 фунта золота, и это после того, как он победил Карфаген и дал своим воинам такую добычу, как никакой другой полководец. 
2. Соблюдая совет Полибия, он всегда старался уходить с форума не иначе, как оказав услугу или заведя себе нового друга.
3. Ещё в молодости он был так знаменит умом и мужеством, что Катон Старший сказал однажды на вопрос об участниках карфагенской войны, среди которых был и Сципион:
Он лишь с умом; все другие безумными тенями веют.[Од., X 495] 4. Когда он приехал из похода в Рим искать консульства, то был избран не просто как угодный притязатель, а как скорый и верный победитель Карфагена.
5. Когда он взял городскую стену, и карфагеняне отбивались из своего акрополя, он узнал, что полоса моря между ними неглубока. Полибий посоветовал ему насыпать туда железных колючек или вбить острых крючьев, чтобы неприятели, переправившись, не ударили на насыпь. «Не смешно ли, - сказал Сципион, - взявши стены и войдя в город, избегать ещё схваток с врагом?».
6. Овладев городом, он обнаружил в нём большое число эллинских статуй и разных приношений из сицилийских храмов; тогда он объявил разрешение сицилийцам, какие с ним были, распознавать добро и увозить на родину. 7. Ни рабам своим, ни вольноотпущенникам он не позволял ни брать, ни даже покупать ничего из добычи, между тем как все остальные брали и уносили, кто что мог.
8. Гай Лелий, ближайший из его друзей, искал консульства, и Сципион, желая ему помочь, спросил Помпея, не желает ли консульства и он; а Помпей этот, по слухам, был сыном флейтиста. Он говорил, что не ищет и сам готов помочь Лелию, обходя с ним и приветствуя избирателей; но когда они поверили и доверились ему, то он их обманул - скоро они узнали, что он ходит по форуму и выставляется напоказ только для собственной выгоды. Все негодовали, но Сципион только рассмеялся: «Дураки мы, - сказал он, - что столько ждали помощи от флейтиста, словно должны были обращаться не к людям, а к богам».
9. Аппий Клавдий, соперничая с ним за цензорство, похвалялся, что сам он каждого римского гражданина приветствует по имени, а Сципион не знает почти никого. «Ты прав, - сказал Сципион, - я старался не о том, чтобы всех знать, а о том, чтобы меня все знали».
10. Так как тогда шла война с кельтиберами, он предложил отправить их обоих к войску легатами или войсковыми трибунами и чтобы сами воины были свидетелями и судьями доблести каждого.
11. Сделавшись цензором, он разжаловал одного юношу из всадников за то, что тот во время карфагенской войны тот устроил богатый пир, подал к столу медовый пирог в виде города, объявил, что это Карфаген, и предложил наброситься на него и уничтожить. А когда юноша спросил, за что его разжалуют, Сципион ответил: «За то, что ты взял Карфаген раньше меня».
12. Когда проверку проходил Гай Лициний, Сципион сказал: «Я знаю, что он клятвопреступник, но обвинителей против него нет, а я не могу быть и обвинителем и судьёю сразу».
13. Сенат в третий раз отправил его объехать народы, города и царства, чтобы посмотреть, как выразился Клитомах, Кто из людей беззаконствует, кто наблюдает в них правду.[Од, XVII 487]
Он приехал в Александрию, сошёл с корабля и пошёл по городу, накинув плащ
на голову, а александрийцы бежали следом и просили открыться - им хотелось
увидеть его лицо; он открыл лицо, и они приветствовали его криком и
рукоплесканием. Царь с трудом мог поспевать за ним на ходу, потому что был
ленив и изнежен; и Сципион шепнул на ухо Панэтию: «Вот какую услугу мы
оказали александрийцам нашей поездкой: дали им посмотреть, как их царь пешком ходит!».14. Этот философ Панэтий ездил при нём как друг, и ещё с ним было пятеро рабов; а когда один из них умер, он не пожелал покупать нового на чужбине и выписал себе другого из Рима.
15. Когда была война с нумантийцами и казалось, что победить их невозможно, - стольких они уже разбили полководцев, - то народ избрал против них консулом Сципиона во второй раз. Он начал большой воинский набор, но сенат это запретил, чтобы не обезлюдела Италия, и даже денег из казённого запаса ему не предоставил, а назначил для нужд войны только пошлины, которые были ещё не собраны. Сципион объявил, что в деньгах он не нуждается, - ему хватит того, что есть у него и у его друзей, но очень был сердит на отказ о воинах: «Тяжела война с врагом, одерживающим столько побед, потому что идти надо, во-первых, на таких храбрых, во-вторых, с такими робкими».
16. В лагере он застал беспорядок, распущенность, вольготную жизни и суеверный страх. Прежде всего он выгнал всех гадателей, жертвоприслужников и сводников; потом он приказал, чтобы в палатках не было никакой утвари, кроме горшка, вертела и глиняной чашки, а кто хочет иметь серебряные сосуды, то чтобы не свыше двух фунтов веса; запретил омовения, а умащающимся разрешил только самим растирать себя («только безрукая скотина, - говорил он, - нуждается в том, чтобы её скребли другие»); завтракать приказал только стоя и только сырой пищей, обедать - на ложах, но только хлебом, похлёбкою да мясом варёным или жареным; а сам ходил, закутавшись в чёрный плащ, и говорил, что это его траур по бесчестию римского войска.
17. В обозе трибуна Меммия он нашёл охладительные чаши с украшением из каменьев, работы Ферикла. «Мне и отечеству, - сказал он, - ты сделал себя бесполезным на месяц, а себе самому - на целую жизнь». 18. Кто-то другой показал ему щит с прекрасной отделкой. «Отличный щит, мальчик, - сказал Сципион, - только римлянину больше пристало полагаться не на то, что в левой руке, а на то, что в правой».
19. Воин, таскавший колья для вала, жаловался, что ему тяжело. «Конечно.
· отвечал ему Сципион, - потому что ты больше полагаешься на этот кол, чем на собственный меч».
20. Заметив неразумное поведение врагов, он сказал: «Время работает на нас: хороший полководец, как хороший врач, берётся за клинок лишь в крайней надобности». И, выждав удобное время, он ударил на нумантийцев и обратил их в бегство.
21. Нумантийские старейшины укоряли разбитых, что они побежали перед теми, кого столько раз побеждали; а кто-то им на это ответил: «Бараны перед нами те же, да пастух другой».
22. Взявши Нумантию и отпраздновавши второй триумф, он вступил в распрю с Гаем Гракхом о правах сената и союзников. Народ, недовольный, встретил его на трибуне шумом. Он сказал: «Меня не пугал даже шум военного лагеря и уж подавно не испугают крики тех, кому Италия не мать, а мачеха». 23. Приверженцы Гая кричали: «Смерть тирану!». Сципион сказал:
«Правильно, что тот, кто встаёт войной на отечество, тот хочет моей смерти, - ибо ни Риму пасть, пока стоит Сципион, ни Сципиону жить, когда Рим падёт».

Цецилий Метелл
1. Цецилий Метелл обдумывал приступ к одному укреплённому месту, и какой-то центурнион сказал, что берётся взять его, если тот пожертвует десятью бойцами. Метелл спросил: «А сам бы ты хотел быть среди этих десяти?».
2. Один из молодых трибунов спрашивал его, каковы его замыслы. Он ответил: «Если бы их знала хотя бы моя рубаха, я бы тут же бросил её в огонь».
3. При жизни Сципиона он враждовал с ним, но когда тот умер, то горько скорбел и сыновьям своим приказал участвовать в выносе его тела: «Боги оказали Риму великую милость, - сказал он, - что Сципион родился у нас, а не в чужом народе».Гай Марий
1. Гай Марий, происходя из незнатного рода, добивался государственных Bдолжностей только своими военными заслугами. Однажды он выступил кандидатом в старшие эдилы; узнав, что голосование не в его пользу, он в тот же день выступил кандидатом в младшие эдилы; а когда и это ему не удалось, он и тогда не отказался быть первым над римлянами. 2. У него было расширение вен на обеих ногах; он дал ногу врачу рассечения, не позволил себя привязывать и во всё время операции не застонал и не поморщился; но вторую ногу он врачу уже не дал, сказавши, что пользы от лечения меньше, чем боли.
3. Во второе его консульство племянник его Лусций попытался изнасиловать своего воина по имени Требоний, и тот его убил. Обвинённый, Cон не отрицал убийства и только назвал причину и предоставил доказательства. Марий велел принести венок за доблесть и сам возложил его на Требония.
4. В походе против тевтонов он остановился лагерем в безлюдном месте, и воины жаловались на жажду. Он указал им на речку перед неприятельским валом и сказал: «Вот вам вода, но платить за неё надо кровью». - «Веди же нас, - потребовали они, - пока кровь наша вся не пересохла от жажды!». 5. В войне с кимврами отличилась тысяча воинов из Камерина, и он всем им дал гражданство, не имея на то никаких законных прав; а на упрёки заявил, что за лязгом оружия голос законов был ему не слышен. 6. В гражданской войне он однажды окопался и укрепился на сильном месте и выжидал там удобного часа. Помпедий Силон передал ему: «Если ты, Марий, великий полководец, то выходи на бой!». Марий ответил: «А если ты великий полководец, то заставь меня выйти на бой против воли».Лутаций Катул
Лутаций Катул в войне с кимврами стоял станом у реки Натисона; и когда его римляне, увидев, что варвары начинают переправу, бросились отступать, то он, не в силах удержать их, бросился перед бегущими первым, чтобы казалось, будто они не бегут, а следуют за военачальником.Сулла Счастливый
Сулла Счастливый самыми большими своими удачами считал две: во-первых, что с ним дружил Метелл Пий, и во-вторых, что он мог сжечь Афины, но пощадил.Гай Попилий
Гай Попилий был послан к Антиоху с письмом от сената, предписывавшим ему уйти с войском от Египта и не отбирать престола у сыновей Птолемея, оставшихся без отца. Когда он вступил в лагерь Антиоха, тот издали любезно его приветствовал, но Попилий не ответил и только вручил письмо. Царь прочитал его и сказал, что подумает и даст ответ: тогда Попилий прутом очертил вокруг него круг и сказал: «Подумай и дай ответ, пока стоишь вот здесь». Все были поражены такой дерзостью; но Антиох согласился сделать то, что требовали римляне, и только тогда Попилий ответил Антиоху на приветствие и принял его объятие.

Лукулл
1. Лукулл в Армении с десятью тысячами пехоты и тысячей всадников шёл на Тиграна, у которого было полтораста тысяч войска; дело было накануне октябрьских нон, а в этот день когда-то римское войско с Цепионом было разбито кимврами. Кто-то напомнил, что римляне считают этот день неблагоприятным и опасным. «Что ж, - ответил Лукулл, - давайте сегодня храбро биться, чтобы из недоброго и чёрного сделать этот день для Рима светлым и радостным».
2. Воины его больше всего боялись всадников в доспехах. «Не бойтесь, сказал Лукулл, - победу у них легче отбить, чем доспехи!». А подойдя к холму и заметив движение среди врагов, он воскликнул: «Наша победа, соратники!» - и погнал врага без всякого сопротивления, так что римлян погибло только пятеро, а неприятелей свыше десяти тысяч.

Lynn University, Boca Raton, штат Флорида Год основания: 1962 Расположение: г. Boca Raton (население — 75,000) штат Флорида, 3 мили от Атлантического океана. Климат: субтропический, теплая зима, жа...

Если в XVI и XVII вв. инквизиция главным образом охотилась за различного рода мнимыми или действительными отступниками от католической веры, колдуньями и богохульниками, то в XVIII в. ее деятельность ...

Жеводэн — это старинное французское графство, ныне территория департамента Лозер. Летом 1764 года, в правление короля Людовика XV, на одном из жеводэнских пастбищ на пастушку напал огромный зверь. Дев...

Еще статьи из:: Полезная информация Мировая история Тайны мира