Считают, что сакьяские иерархи правили Тибетом 89 лет (с 1265 по 1354 г.). Конец власти Сакья положил Джанчуб Гьялцен из Пагмодупа, адепт школы Кагыопа. Пагмодупа (букв. «Некто с Переправы свиньи») — имя монаха Дордже Гьялпо. Он был родом из Восточного Тибета (Кам) и в 1158г. построил скит у переправы, именовавшейся «Переправа свиньи». Это место находилось в устье р. Ярлун, неподалеку от Цэтана. Здесь на р. Кад был построен храм Дэнса Тэл (совр. уезд Нэудон). При Пагпа-ламе был назначен первый типён данного региона Еше Дордже Гьялпо из монастыря Тэл. Он также назвал этот храм Пагмодупа, который стал главным монастырем школы Кагыопа. Типён Дорджепэл был выходцем из аристократической семьи региона Лан, корни которой уходили к знати Великого Тибета. Один из сыновей семьи Лан всегда становился настоятелем монастыря, а другой, тоже монах, — типёном. Пост настоятеля монастыря стал наследственным в семье Лан с 1208 г. Религиозный центр Пагмодупа находился в Дэнса Тэл, политический — в Нэудоне. Дорджепэл построил Намгъял — административное здание в Нэудоне. В долине Ярлуна было сооружено 12 укреплений. Джанчуб родился в 1302 г. В 14 лет он уехал из Нэудона в Сакья, где учился несколько лет, изучая как религию, так и методы ведения административных дел. Пребывание в Сакья означало не только стремление получить образование, но и выражение, как это было принято у местных правителей, дети которых приезжали учиться в Сакья, преданности сакьяскому правительству. Джанчуб выделялся среди прочих учеников, настоятель монастыря Сакья как-то сказал ему: «В будущем ты обязательно станешь типёном!» Когда Джанчубу исполнилось 20 лет, он возвратился в Нэудон и занял должность типёна вместо своего дяди. Джанчуб получил чин деси, китайский титул дасытоу и в качестве символа власти сандаловую печать. Он оказался энергичным и талантливым правителем. С 1322 г. он начал строительство цзона (замка) и укрепил все крупные населенные пункты в своих владениях. Через р. Шанчу был построен мост. Главам местной администрации Джанчуб жаловал земли с крестьянами. Земледельцы и землевладельцы были обязаны высаживать в горных долинах деревья, было развернуто строительство дорог. Джанчуб в своих владениях уменьшил налоги. Среди его помощников во всех этих делах был Шонну Санпо, предок Далай-ламы V. Окрепнув, Джанчуб задумался о расширении своих владений. Еще до его утверждения в должности типёна в 1346 г. типён соседней области по имени Ясанпа захватил у Нэудона 280 семей крестьян с землей, на требование вернуть землю и крестьян Ясанпа ответил отказом. Тогда Джанчуб напал на Ясанпа и возвратил землю и крестьян силой. Ясанпа обратился с жалобой к Сакья. Правитель Сакья, несмотря на то что Джанчуб вернул земли и крестьян силой, решил дело в пользу Джанчуба. Но одновременно, наблюдая его усиление и будучи осведомленными об антисакьяских настроениях Джанчуба, пончен и иерарх Сакья лишили Джанчуба должности типёна и потребовали от него возвратить символ власти — сандаловую печать. Более того, Джанчуба арестовали. Будучи под арестом, Джанчуб печати не отдавал и нового типёна Нэудона не признавал, заявив, что тот не происходит из семьи Лан, не является его родственником и потому типёном быть не может. Находящегося под арестом Джанчуба подвергли пыткам, но он стоял на своем. Из Сакья в Нэудон выслали войска. Это вызвало открытое недовольство местного населения. Опасаясь того, что вся область Уй подымется в защиту Джанчуба, сакьяские власти освободили его из-под ареста. Этому способствовало и то, что прочие типёны также не поддержали действия сакьяских властей против Джанчуба. Джанчуб возвратился домой, полный решимости отомстить своим врагам. Между Уй, где правил Джанчуб, и Цзан, правителем которого был Ясанпа, начались постоянные столкновения, имевшие место в 1348, 1349 гг. К 1351 г. они переросли в войну, завершившуюся тем, что Джанчуб овладел Цзан и установил свой контроль над Лхасой. Сакьяские власти в ответ снова лишили Джанчуба должности типёна и сместили еще нескольких типёнов, которые — одни явно, а другие тайно — поддержали Джанчуба. Войска Сакья вступили в Уй. Джанчуб сжег свою сандаловую печать и, чтобы избежать кровопролития, вступил в переговоры с командующим войсками Сакья — Гава Санпо. В итоге Джанчуб снова был арестован и увезен из армии. Его войска, лишенные командующего, сражаться с войсками Сакья не стали. Джанчуб опять оказался в тюрьме, в руках палача, непокорного типёна держали в колодках на улице, где прохожие забрасывали его грязью. Но однажды на глазах толпы Джанчуб положил в рот брошенный в него кусок грязи, съел его и сказал: «Да, сейчас я ем грязь Сакья. Но скоро точно так же я буду есть самих Сакья!» К этому времени Гава Санпо поссорился с другими высшими сановниками Сакья, среди которых начались распри. Гава Санпо, надеясь в лице Джанчуба приобрести союзника, отпустил его из-под стражи. В 1352 г. Джанчуб возвратился в Нэудон и поднял восстание против Сакья. В Уй на р. Цанпо он строит монастырь Цэтан. Его войска оккупируют весь Цзан. Противник Гава Санпо — сановник Вангдон добился его отставки. Под предлогом помощи Гава Джанчуб атаковал Сакья и овладел им. В 1354 г. власть над Тибетом перешла к Джанчубу. Его власть признал и сакьяский пончен, у Сакья осталась только власть над монастырем сакьяской школы. Джанчуб лишил власти верховного иерарха Сакья, посадил в тюрьму Вангдона, отрешил от службы всех 13 типёнов, в центре и на местах уволил 400 чиновников Сакья. Затем он провел административную реформу и поделил весь Тибет на административные округа — цзоны во главе с назначаемыми правителями округов цзонпёнами. Войска Джанчуба заняли все стратегически важные районы Тибета, пограничные гарнизоны были размещены на границах с Китаем. Юаньский двор, который не имел сил повлиять на события в Тибете, принимая во внимание фактическую смену власти в стране, дал Джанчубу титул дасытоу с правом его передачи по наследству и печать. Л. Петех полагает, что, несмотря на реальный переход власти к Пагмодупа, правление Пагмодупа при Юань «не имело легального существования, а Уй-Цзан сюаньвэйсы (наместничество Уй и Цзан. — Е.К.) все еще функционировало, по меньшей мере на бумаге». Эти слова «на бумаге» и отражают суть дела. Только пожалование в 1357 г. Джанчубу титула дасытоу, по мнению Л. Петеха, было сочтено тибетцами «как легитимизация нового режима» [Реtech, 1989, р. 124]. В 1358 г. умер пончен Гьялва-цэнпо. Сторонники Сакья собрали объединенные силы и напали на монастырь Намрин. Джанчуб выслал войска и нанес сакьясцам поражение. Лидер оппозиции был пленен и посажен в тюрьму, 464 человека пленных были ослеплены. В том же, 1358 г. в Пекине умер ди ши — «наставник императора [в делах веры]». В Китай из Тибета двинулось громадное посольство численностью в 800 человек с кандидатами на пост ди ши. Джанчуб остановил посольство в Пагмодупа и объявил, что если это воинское соединение — солдаты, то их мало, а если это все члены посольства, то их слишком много. Чуть позже он посольство пропустил. Новый кандидат на пост ди ши в 1362 г. все же добрался до Пекина, но вскоре там умер. Смена власти в Тибете была сопряжена с реформой ее экономической основы. Джанчуб произвел передел земли среди духовных и чиновных землевладельцев и ввел единую ставку поземельного налога в 1/6 урожая. Было развернуто строительство дорог, введена государственная служба переправ через реки на лодках из шкур яков. Для безопасности торговых перевозок, поездок государственных служащих и посыльных, а также паломников на дорогах была учреждена патрульно-полицейская служба. Судебно-правовая реформа завершилась отменой монгольского судопроизводства и введением «Законов из 15 разделов». Позже они составили основу законов, введенных Далай-ламой V. Джанчуб потребовал укрепления монашеской дисциплины. Он запретил монахам употреблять спиртные напитки, принимать пищу после полудня и т.п. В монастырях были открыты школы, в которых молодые люди получали религиозное образование и опыт управления монастырской жизнью. В стране наблюдался отказ от всего монгольского (обычаев, одежды, языка и др.). Вскоре Джанчуб заболел. В 1361 г. он посылает своего человека в Пекин. Тот получил документы на назначение новым типёном второго из трех племянников Джанчуба — Сакья Ринчена. Джанчуб сам официально оставил пост типёна, который занимал почти сорок лет, с 1322 по 1362 г. Однако через короткое время по не совсем понятным причинам Джанчуб отстранил от власти Сакья Ринчена и объявил, что сам будет типёном до тех пор, пока ему позволит его здоровье. Осенью 1364 г. Джанчуб скончался. Преемником стал его старший племянник Сакья Гьялцен, правивший до 1373 г. Преемник Сакья Гьялцена Дакпа Джанчуб в 1373 г. вступил в контакт с китайским двором новой династии Мин. Правление Джанчуба и его ближайших преемников сделало Тибет объединенной самостоятельной страной. В памяти тибетцев правление Джанчуба стало тем временем, когда человек мог проехать из одного конца Тибета в другой, не рискуя быть ограбленным или убитым, временем, «когда и старуха могла нести золото» [Shakabpa, 1967, р. 82]. Второй преемник Джанчуба правил с 1373 по 1381 г. у него учился будущий реформатор религии Цзонкапа. У типёна было плохое здоровье. В 1381 г. он добровольно оставил свой пост, а в 1386 г. скончался в возрасте всего 30 лет. Его преемник Сонам Дагпа (1356-1408) правил с 1381 по 1385 г., тоже по состоянию здоровья ушел в отставку и умер в возрасте 52 лет. Это не помешало ему получить прозвище «Счастливый правитель», так как во время его правления в стране постоянно были хорошие урожаи. При его правлении в Гьянцэ был построен монастырь Палкхор. Зато следующий, пятый деси Дагпа Гьялцен правил целых 47 лет, с 1385 по 1432 г. Он восстановил почтовую ямскую службу между Тибетом и Китаем. Именно он покровительствовал Цзонкапе, помог ему в 1409 г. организовать монлам и дал средства на строительство монастыря Ганден, первого монастыря школы Гэлугпа. В 1368 г. руководимое монахом Чжу Юань-чжаном восстание китайского народа против монгольского господства и династии Юань одержало решительную победу. Был взят Пекин, император бежал на север в Монголию. В Китае было провозглашено правление новой династии Мин (1368-1644). Конец XIV — начало XV в. для новой династии ознаменовались войнами с монголами, которые отнюдь не были намерены просто так уступить Минам свою власть над Китаем. В 1369 г. Чжу Юанъ-чжан направил в Тибет манифест, в котором говорилось: «В древности... народ жил в мире и не было никого, включая варваров четырех сторон, кто бы не пребывал в спокойствии. В недавнем прошлом варвары-ху (монголы. — А.М.) воровски захватили Хуася... и господствовали над ним более ста лет... Кто из имеющих разум может сдержать гнев, когда головной убор и обувь меняются местами? ...В последние годы варварские правители потеряли власть... [Ныне]... стремлюсь обеспечить благосостояние простому народу. Вы же, туфани... живущие в Западном крае, еще, вероятно, не слышали, что Китай един. Поэтому я обращаюсь к вам с подобным манифестом» [Мартынов, 1978, с. 48]. Первые императоры Мин — Тай-цзу (1368-1399) и Чэн-цзу (1403-1425) были по вероисповеданию буддистами. Тибетский буддизм не противопоставлялся китайскому и рассматривался как одна из равных форм религии. В Пекине жила группа сторонников Карма-па, образовавшаяся после визита 4-го главы Кармапа Ролпэ Дордже к юаньскому двору императора Тогон Темура в 1360-1362 гг. В марте 1403 г. Чэн-цзу пригласил 4-го Кармапа школы Кагьюпа совершить в Нанкине обряд в память об его отце — императоре Тай-цзу и матери — императрице Ма. Обряд был совершен 14 марта 1407 г. Чэн-цзу даровал 4-му Кармапа право возглавить буддийскую религию и стать главой монахов в Поднебесной. Тот это предложение не принял, как и предложенное ему единовластие в Тибете, под предлогом нежелания подавлять другие школы тибетского буддизма. Любопытно, что историки школы Кармапа включают императора Чэн-цзу и его супругу императрицу Сюй в число учеников 4-го Кармапа. Войны минского Китая и монголов велись с переменным успехом. В 1410 г. китайцы разбили монголов на р. Тола, а в 1449 г. минская армия была разбита монголами всего в 30 км от Пекина (Пекин стал столицей Мин с 1421 г.), и минский император попал в плен. Китайским властям было не до Тибета. Вся внешняя политика Мин в XV в. была направлена на борьбу с монголами, на обеспечение безопасности северных и северо-западных границ государства, а чуть позже в связи с активизацией тибетского буддизма в Монголии и Джунгарии — на недопущение и пресечение монголо-тибетских связей. В сфере внимания властей Мин были лишь пограничные районы Тибета. В 1369 г., когда минским властям сдался юаньский гарнизон г. Линьтао, в Тибет было отправлено письмо с извещением о смене власти в Китае, цитированное выше. Региональные пограничные правители — тусы начали сдавать минским властям свои символы власти — пайцзы и печати, полученные ранее от юаньской администрации. С целью укрепления границы минские власти стали создавать сеть пограничных караулов — вэйсо. Цепь этих караулов по линии Маочжоу-Сунчжоу-Вэйчжоу-Таочжоу и Миньчжоу отделила пограничной линией Китай от Тибета. Войны на севере требовали пополнения армии лошадьми, и на границе стали создаваться управления чамасы (чая и лошадей), которые ведали рынками по обмену китайского чая на тибетских лошадей. При Дакпа Гьялцене начались контакты правителей Тибета с минским двором. В 1406 г. император Чэн-цзу послал в Тибет монаха Чжи Гуаня с дарами и пожаловал Дакпа яшмовую печать, титул го ши (наставник государства), золото и чай. Главе Тибета был одновременно пожалован светский титул чанъхуа-вана. Представители разных религиозных школ Тибета имели свои контакты с минским двором. Мы уже упоминали ранее, что в 1407 г. китайский двор посетил четвертый перерожденец школы Кармапа. В 1410 г. Китай по приглашению китайских властей посетил сакьяский лама Кунга Ташетпа и получил от китайского двора титул махаяна-дхарма-раджа (да чэнъ фа ван), в 1406 и 1414 гг. минский двор пригласил лам новой школы Гэлугпа. В Нанкин пригласили и Цзонкапу, но он в Китай не поехал, а послал вместо себя Джамчен Чойдже Шакья Еше, который тоже получил титул махаяна-дхарма-раджа и стал личным ламой китайского императора. Религиозные связи Нанкина и Тибета были отмечены важными событиями. По сведениям «Красных анналов», в самом начале XIV в. (1307 г.) появляется, может быть, первый тибетский канон — нартанский Канджур. В 1354 г. гонма Ситу «приказал сделать много копий Канджура, написанного золотыми буквами» [Тucci, 1976, р. 209]. В 1411 г. в Нанкине Канджур был отпечатан способом ксилографии, и значительная часть тиража была отправлена в Тибет. Это дало толчок к развитию в Тибете собственного книгопечатания. Канон получил сакьяский Кунга Карши, который прибыл в Нанкин в январе 1413 г. и вместе с двором переехал в Пекин, ставший столицей Китайской империи. Полагают, что текст канона был отпечатан как раз в Пекине в 1410 г. Тома пекинского издания Канджура, возможно, получил и Сакья Еше, прибывший к минскому двору в 1415 г. В 1407 и вторично в 1414 г. минский император выражал пожелание, чтобы между Тибетом и Китаем была восстановлена почтовая связь. Тибетские посланцы везли с собой в Китай лошадей и товары местного производства, прежде всего шерстяные ткани и войлок. Китайцы традиционно рассматривали это подношение как дань. Поскольку сам факт привоза дани при китайском дворе очень ценили, то ответные дары были весьма щедрыми. Этот вид торгового обмена очень нравился тибетским религиозным иерархам и их окружению. Китайцам скоро пришлось ограничить число приезжающих с каждым визитом до одной тысячи человек. Это были нормальные, уже хорошо изученные современной наукой отношения средневекового Китая с соседями, в них не было ничего от взаимоотношений центральной власти и местной администрации. И прав В.Д. Шакабпа, когда пишет, что «кажется очевидным, что минские императоры рассматривали Тибет как независимое государство Запада» [Shakabpa, 1967, р. 85]. При правлении Дакпа Гьялцена был брошен очередной вызов единой власти в Тибете. Правитель области Ринпун Намка Гьялцен самовольно захватил пост цзонпён и перестал подчиняться власти деси Пагмодупа. Должность была объявлена наследственной, цзонпёны семьи Ринпун постепенно расширяли свои владения. Смерть пятого деси Дакпа Гьялцена (он умер в возрасте 58 лет в 1432г.) положила начало распрям в правящем доме Пагмодупа. С 1432 г. в истории Тибета начался период, который именуется «Крушение дома Пагмодупа», и затянулся почти на две сотни лет. По традиции семьи Лан, при смене деси соблюдался порядок, согласно которому один человек из семьи, монах, поступал в учение в монастырь Цэтан и позднее становился его настоятелем, а затем и правителем-деси, наследуя и китайский титул чанъхуа-ван. На склоне лет он покидал свой пост, занимался изучением буддизма в монастыре Таньса и считался главой семьи. Шестой деси Тара Гьялцен (1414-1448) был племянником пятого деси и старшим сыном младшего брата пятого деси. Он был монахом и настоятелем монастыря Цэтан, носителем титулов го ши и чанъхуа-ван (с 1439 г.), находился у власти 14 лет и в 1446 г. был смещен с занимаемого поста своим отцом Сангье Гьялценом (1396-1468). Его личным секретарем был Гой-лоцава Шоннупэл, автор «Голубых анналов». Седьмой деси Сангье Гьялцен не был монахом, он стал первым деси — светским лицом. Сангье Гьялцен правил до 1468 г. Его сменил его сын Кунга Легпа (1439-1495). Он не имел сына, что нарушило стремление его отца сделать пост деси наследуемым от отца к сыну. Остается неясным, чьим сыном был девятый деси Нгаван Ванпо. Первоначально он был монахом, но, став деси, снял с себя монашеский сан и женился на дочери Цзонкапы. Девятого деси сменил его сын Нгаван Таши Дакпа (1499-1571), ставший деси в малолетнем возрасте; вместо него долго правили ринпунские Чоки Дордже и Чодра Еше. В годы своего правления Нгаван Таши Дакпа, сторонник школы Кармапа, преследовал монахов школы Гэлугпа и даже запретил великий монлам. Одиннадцатым деси стал Цеден Дордже, крупный землевладелец из Цзан. Он воспользовался слабостью и Пагмодупа, и Ринпунов и объявил себя «королем Цзана». Это был последний деси, он правил 47 лет (1571-1618). Власти был лишен силой и, возможно, казнен. Прославился тем, что преследовал школу Гэлугпа и хотел изгнать ее из Тибета. На Цеден Дордже оборвалась линия деси и окончательно погибла власть Пагмодупа. На ХУ-ХУ1 вв. — правление Пагмодупа — пришлись реформы Цзонкапы и появление школы Гэлугпа. Время конца Сакья и правления деси Пагмодупа стало временем подъема культуры Тибета. В начале XIV в. Бутон Ринчендуб систематизировал тибетский буддийский канон. В 1322 г. Бутон написал «Историю буддизма в Индии и Тибете». Сочинение содержало общее введение в буддийское вероучение, историю буддизма в Индии, историю распространения буддизма в Тибете и систематический каталог буддийских сочинений, переведенных на тибетский язык. В 1346 г. появляются «Красные анналы» Кунга Дордже. В этом сочинении развита генеральная политическая идея средневекового Тибета — сила и могущество светской власти зависели от того, в какой мере она поддерживала буддизм. В 1365 г. появилось сочинение по истории Тибета «Светлое зерцало царских родословных», в 1478 г. «Голубые анналы», которые известный российский историк тибетской литературы А.И. Востриков считал одним из самых информативных сочинений [Востриков, 1962, с. 93]. В эти десятилетия складывается и знаменитый тибетский эпос «Гэсэр».

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть I. История Тибета до XIX в.