1. За четыре года до этого (я возвращаюсь в былое, давним событиям истории) Иоанн, правивший византийскою церковью, закончил свою земную жизнь[16]; своим философским умом он побеждал удовольствия, властвовал над страстями и был владыкой над своим желудком, за что византийцами назван Постником. 2. Говорят, он занял у императора Маврикия не мало талантов золота, выдал ему расписку, обеспечивая условленный заем всем своим состоянием. 3. Когда же святой владыка ушел из этого мира, император Маврикий, обследовав состояние иерарха, нашел, что этот человек провел свою мудрую жизнь бессребреником, и, глубоко пораженный столь великой справедливостью священнослужителя, разорвал расписку, составленную незадолго до того. 4. Говорят, что император не нашел у священнослужителя ничего, кроме низенькой деревянной кровати, толстого одеяла из дешевой шерсти и простого плаща без всяких украшений — плохо одет был этот муж, отличавшийся простотой жизни. Поставив все эти вещи выше великих богатств и индийских камней, император Маврикий перенес их к себе во дворец. 5. Со всем рвением предаваясь весеннему христианскому посту, распрощавшись с золотыми, украшенными самоцветами ложами и с тканями серов[17], государь ложился на это деревянное ложе священнослужителя и на нем проводил ночь, полагая, что он таким образом получит некую божественную благодать. 6. В это же время жившие в Ливии маврусии[18] составили заговор против ромеев. Когда их собралось большое количество, карфагенян охватил великий страх. Но Геннадий[19], который в тот момент был стратигом в Ливии, видя, что против него в несказанном числе поднялось неприятельское войско, хитростью нанес варварам решительное поражение. 7. Делая вид, что он готов сделать все, чего желают варвары, заставив их возрадоваться и потерять бдительность, он напал на них, когда они пировали, отмечая удачу. Он произвел среди них огромную резню и захватил славную добычу. Этим закончилась карфагенская война. Таким образом, что касается Ливии, то у ромеев все устроилось очень хорошо. 8. В эти же дни во время летней жары появилась комета. Считая кометы звездами, ученые в размышлениях о них исходят из учения, которое последователи Стагирита[20] и Платона записали в своих книгах, сохранившихся в Геликоне нашей памяти. 9. Астрологи же и историки говорят, что это предвещает какие-либо несчастья. Мы же удовольствуемся тем, что все эти рассказы сообщим как приложение к своему повествованию и заставим историю направить стрелы в намеченную нами цель.

Феофилакт Симокатта. История Книга седьмая