Письмо из Генуи от 12 Декабря.

В то время, когда Европа признала необходимость мира, и когда первые Державы забывают старинную взаимную ненависть свою, чтобы думать только о внутреннем благоденствии Государства - в то самое время гнусные варвары распространяют ужас и горесть в наших окрестностях. Всегдашние разбои и злодейства сих Африканцев оправдывают мнение тех, которые считают их поколением Хананеев, осужденных ненавидеть и гнать братий своих. Алжирцы еще свирепее прочих. Американская эскадра, к щастию, держит Тунис в блокаде. Триполитанцы злобны, но бессильны.

Было время, когда Гишпанцы усмиряли сих варваров северной Африки, и даже владели городом Алжиром в начале 15 века. С самого того времени, как Арук - Барбаросса, славнейший из разбойников, был призван Алжирцами образовать их морские силы, сей народ следует его злодейской системе и живет одним грабежем. Барбаросса имел несколько лет верховную власть, и был убит в сражении с Гишпанцами. Брат его, Шередин, сделался Царем; но в 1520 году поддался Султану Селиму I, удовольствовался именем Паши и принял в город 2000 Янычар. В сие время множество преступников и злодеев отправлено было Портою в Алжир для утверждения там власти ее. Гишпанцы владели еще крепостью: Шередин взял ее, завоевал Тунис, брал Гишпанские корабли на Средиземном море и беспокоил даже самые берега Гишпании. Карл V в 1541 году многочисленным флотом осадил Алжир; но буря рассеяла его корабли. Варвары остались под владением Турецкого Императора, и были управляемы Пашею.

Сии Паши сделались деспотами, и беспрестанно требовали от Султана денег на жалованье войска. В начале 17 века Алжирское Турецкое войско прислало Депутатов в Константинополь, желая, чтобы Порта дозволила ему выбирать себе начальника под именем Дея (т. е. дяди), которой бы правил Алжиром, собирал доходы и содержал ими армию, не требуя денег от Султана. Паша должен был остаться в Алжире, иметь прежние доходы, но не вмешиваться в дела. Порта охотно согласилась на то. В начале 18 века Дей Баба-Али заключил в темницу Пашу, отправил богатые подарки в Константинополь и представил Султану, что сие место совсем бесполезно, и что достоинство Паши может быть соединено с достоинством Дея. Порта опять согласилась; и с того времени каждый Дей, будучи избран войском, утверждается Султаном и получает имя Паши. Алжирцы считаются в Турции другими Турками.

Алжирское Правление не имеет никакой твердости, часто бывает в совершенном беспорядке, не знает прав народных и основано на вечных разбоях. Оно всегда в войне с Европейскими Державами, и следует только одному своему корыстолюбию. Уничтожение Мальтийского Ордена сделало Алжирцов еще дерзостнее. Мы надеемся, что первые Державы Европы вздумают наконец унять их, особливо в то время, когда мир есть общее желание и щастие народов. Кажется, что Африканские разбойники, опустошая теперь Италиянские берега, сами вызывают Европу взять против них решительные меры.

Текст воспроизведен по изданию: Письмо из Генуи от 12 декабря // Вестник Европы, Часть 1. № 2. 1802