Будущий император Маврикий родился в каппадокийском городке Арависсе. Население тех мест было в основном армянского происхождения, но официальные историки тех лет утверждали, что род его был древним и происходил еще из Рима. Начав службу простым столичным нотарием, Маврикий успешно продвигался вверх по служебной лестнице, а после воцарения Тиверия, очень хорошо к нему относившегося, получил должности комита экскувитов и комита федератов с поручением организовать из варваров армию для войны с персами. В 577 г. «кесарем Тиверием он назначается начальником [магистром войск. - С.Д.] Востока. Этот Маврикий не был опытен в войнах и борьбе, однако в общем умен, положителен и точен, сочетая в себе оба противоположных друг другу качества - сознание собственного достоинства и кротость, качества, свободные от высокомерия и заносчивости» (Менандр Протиктор, [17, с. 447]). Несмотря на «гражданское» прошлое, Маврикий проявил себя как умелый и требовательный военачальник. Он незамедлительно принял меры к повышению дисциплины,ему удалось даже возродить полезный обычай римлян строить укрепленный лагерь на каждой стоянке (от чего разленившиеся солдаты давно отвыкли). В 578 или 579 г. он совершил поход в Армению, вывел из-под власти шаха десять тысяч арзаненнских[1] христиан и поселил их на Кипре. В 580 г. Маврикий неудачно осаждал персидскую крепость Хломар. В следующем году он вместе с союзными ромеям арабами-христианами решил нанести удар по центральным районам Ирана, совершив марш через пустыню. Персидский военачальник Ардаман, разузнав о планах магистра, вторгся с большой армией в оставшуюся без защиты Месопотамию и произвел там страшные разрушения. Раздосадованный Маврикий был вынужден сжечь на Евфрате корабли с войсковым хлебом и вернулся обратно, но покарать захватчиков не удалось - персы успели уйти. Однако в следующем году судьба улыбнулась ромеям - причинившая им так много горестей армия Тамхосрова была вдребезги разбита Маврикием под Теллой-Константиной (в Малой Азии), что фактически решило исход войны. Автократор Тиверий вызвал отличившегося полководца в столицу. Маврикий справил пышный триумф, а император, умирая, сосватал за него дочь Константину и передал ему власть над державой. Евагрий[2] рассказывает о Маврикии следующее: «Это был муж благоразумный и предусмотрительный, всегда во всем тщательный и постоянный, в образе жизни и нравах твердый и разборчивый. От чревоугодия воздерживался и употреблял пищу только необходимую и самую доступную, вообще избегал всего, чем украшается жизнь изнеженная. Беседовать с народом простым он не любил, да и не распускал ушей, зная, что первое ведет к презрению, а последнее располагает к человекоугодию, поэтому вход к себе он позволял изредка, да и то лишь в случае дел важных, а для речей излишних затыкал себе слух ... Невежества, порождающего дерзости, и трусости, которая отлична от него, хотя и близка к нему, он так отвращался, что осторожность была в нем благоразумием, а медлительность безопасностью» [33, с. 274].
Традиционное консульство, на деле бывшее лишь предлогом для дававшихся императором народу зрелищ и подарков, он начал не с 1 января 584 г.[3], а с 25 декабря 583 г. (т.е. с Рождества Христова).
Окончив траур по Тиверию, Маврикий с приличествующей его рангу торжественностью отметил свадьбу с Константиной, что стало событием в жизни столицы, не лицезревшей бракосочетания императора со времен Феодосия П.
Новый монарх, по свидетельству Менандра, был образован, любитель муз, ночи напролет слушавший поэтов и историков, «с помощью денег поощрял занятия науками и наградами побуждал к деятельности самые ленивые умы». Под его именем (хотя авторство Маврикия и оспаривается) известен один из «Стратегиконов» - трактатов по воинскому искусству, написанный толково и со знанием дела.
Император не был кровожаден или мстителен. Примерный семьянин, он отличался благочестием и в делах веры порой доходил до суеверия - Феофи-лакт Симокатта пишет, что по смерти столичного патриарха Иоанна IV, известного святостью жизни, Маврикий забрал себе ложе покойного и «на нем проводил ночь, полагая, что таким образом получит некую благодать» [83, с. 258].
Обретя самодержавную власть, Маврикий наряду со своими положительными качествами начал проявлять жадность и совершенно неуемное стремление возвысить всех своих родственников. В столицу прибыли отец и братья императора, который щедрой рукой выделял им средства из казны, награждал их земельными участками в столице, титулами и поручал отправление важных должностей, нимало не заботясь о тон, достойны ли они этого. Неограниченной властью пользовался его родич и фаворит, епископ Диоклетион.
Родной свой город василевс отстроил с неуместной пышностью, употребив на это массу денег и, к сожалению, зря: вскоре Арависсу разрушило землетрясение, полностью уничтожив дорогостоящее великолепие. В столице же после его правления остались бани, портик во Влахернах и портик во дворце Магнавра, в котором была установлена статуя самого василевса.
Важным событием внутригосударственной жизни стали нововведения Маврикия - учреждение в Африке и Италии экзархата и объявление греческого официальным языком империи. Военные же реформы, несмотря на благие намерения автократора, оказались неудачными: экономия средств за счет армии и попытки внедрить в ней твердую дисциплину привели в конечном счете к его гибели.
Война с персами после битвы у Теллы-Константины возобновилась и шла еще девять лет. Полководцы Иоанн Мистакон (S82 - 583) и ставший впоследствии зятем императора Филиппик (583- 589)[4], несмотря на некоторые успехи, вели кампанию в целом плохо, и к маю 589 г. Византия потеряла важную в стратегическом отношении крепость Мартирополь. Сменивший Филиппика Коментиол был удачливее. В тяжелой битве у Сисавран (в Армении), во многом благодаря умелым действиям будущего экзарха Африки Ираклия (см. «Фока»), командовавшего частью армии, персы были наголову разгромлены, вскоре (590) Хормизд IV умер, а его преемник, шахиншах Хосров II Парвиз, лишился престола[5] и бежал в Византию просить помощи у василевса ромеев. Маврикий воспользовался столь благоприятными обстоятельствами и вынудил Хосрова II заключить в 591 г. мир с условием отдать под власть Константинополя всю Армению с ранее захваченными Мартирополем и Дарой. Взамен император выделил свергнутому шаху войска под началом талантливого полководца Нерсеса, и персидский наследник отвоевал себе трон у узурпатора Бахрама Чубина. После этого на восточных рубежах до 603 г. царило спокойствие.
Гораздо более тяжелыми оказались войны с аварами и славянами, которых каганат неустанно подстрекал к нападениям на земли империи. В мае 583 г. Боян потребовал к 80 000 номисм дани еще 20 000. Маврикий отказался исполнить подобное, и летом воинства авар разорили Грецию, дойдя до Виминация и Анхиала. На следующий год Коментиол отразил вторгшихся в Элладу славян, но к 585 г. набеги авар достигали уже пригородов столицы. Славяне, в свою очередь, оправились и не переставали тревожить границы. Маврикию это надоело, и он лично возглавил в 592 г. поход против них во Фракию, но, смущенный множеством неблагоприятных предзнаменований, передал командование комиту экскувитов Приску и вернулся в Константинополь. Приск завершил начатое, захватив богатую добычу и много пленных.
Около 595 г. император, движимый вышеупомянутой слепой любовью к родственникам, назначил главнокомандующим фракийской армией своего брата Петра. Петр, бездарный и неспособный начальник, натворил массу глупостей, и авары вновь начали теснить ромеев, а славяне в 597 г. осадили, правда безуспешно, Фессалонику. В 598 г. Приск сменил Петра, и византийцы стали одерживать верх, но летом S99 г. Коментиол, под началом которого находилась часть фракийских легионов, неудачно встретившись с войском кагана, трусливо бежал, бросив порученную армию на произвол судьбы. Среди воинов пронесся слух о том, что Маврикий поручил Коментиолу предать их неприятелю, дабы покарать солдат за непослушание, и они, погибая, проклинали императора. Положение сложилось катастрофическое, однако зимой в ордах авар начала свирепствовать чума, и каган согласился за крупную сумму золотом на перемирие. В следующем году Приск разбил войска авар, уничтожив пятнадцать тысяч врагов, чем надолго отбил у них охоту ссориться с ромеями.
Как и Тиверий II, Маврикий слабо интересовался Италией. Борьбу с лангобардами возглавил не равеннский экзарх, а обладавший немалым авторитетом, твердый и разумный политик папа Григорий I. Отношения папы с константинопольским двором сложились крайне плохие, тем более что василевс позволил столичному патриарху именоваться «вселенским», а это совершенно не понравилось главе римской церкви.
Единственной попыткой Маврикия хоть как-то действенно повлиять на положение в Италии стала посылка в 583 г. богатых даров королю австразийских франков Хильдеберту, чтобы франки, как и при Тиверии, тревожили бы лангобардов с северо-запада. Но тот не выполнил условий договора, никак не мешая лангобардам, и обманутый император был вынужден дважды требовать деньги обратно. Италия, брошенная на произвол судьбы, становилась все менее и менее зависимой от власти константинопольского монарха.
В конце своего правления Маврикий начал терять популярность у народа и армии. Императора губила жадность. Еще в 587 или 588 г. недовольные снижением платы - анноны - на четверть, малоазиатские войска взбунтовались и прогнали своего начальника Приска. Послы василевса обещаниями и подарками успокоили воинов, но вскоре случился повторный бунт, усмирять который пришлось, по просьбе императора, самому почитаемому в те поры на востоке страны авторитету - антиохийскому патриарху Григорию.
В 599 г. Маврикий совершил непростительное для правителя и человека деяние: отказавшись выкупить у авар двенадцать тысяч пленных солдат и мирных граждан, он обрек их на смерть, а себя - на всеобщую справедливую ненависть. Мучимый совестью, он потом в порывах запоздалого раскаяния слал щедрые дары монастырям, замаливая этот грех. Словно кара небес, последующие два года державу ромеев поражали сначала чума, а затем сильнейшее землетрясение и засуха. Василевс же не побрезговал в условиях голода осенью 601 г. наживаться на спекуляциях государственным хлебом, и последствия не заставили себя ждать: в ноябре, во время прохождения церковной процессии по улицам Константинополя, в идущих в ней императора и его сына и соправителя Феодосия полетели камни. Маврикий бежал, а горожане, посадив на осла внешне похожего на царя человека, со смехом возили этого человека по столице, распевая непристойные песенки о многочисленном (шесть сыновей и три дочери) потомстве Маврикия:
Вскочил на юницу, как молодой петушок, и произвел детей, как куколок.
Однако никто не смеет говорить, всем замазал уста.
Святый, святый, страшный и сильный,
Дай ему в лоб, чтобы он так не превозносился...
(Феоф., [82, с. 214])
В ответ по городу прокатилась волна арестов и казней. Фракийская армия, недовольная малым жалованьем и безрезультатностью своих посольств с жалобами ко двору, была готова возмутиться по любому поводу. Последней каплей стало распоряжение императора о зимовке легионов, по римскому обычаю, непосредственно на театре военных действий - за Дунаем. Боясь нападений варваров и не желая утруждать себя организацией лагерей, воины отказались это сделать и на сходке провозгласили своим предводителем сотника Фоку. Спасшийся бегством низложенный магистр Петр привез ко двору известие о мятеже, а Фока следом повел бушующие в ненависти к Маврикию отряды на Константинополь. Император, желая отвлечь и задобрить население, давал за свой счет бесчисленные зрелища и устраивал раздачи денег цирковым партиям. Заподозрив отца жены Феодосия, Германа, в сговоре с восставшими (двигаясь на столицу, они, грабя владения императора и его родственников, из уважения к Герману щадили его поместья), Маврикий приказал его схватить, но Феодосий предупредил тестя и тот скрылся. За этот поступок наследник престола был нещадно избит отцом.
Попытка расправы с Германом, человеком достойным и известным, вызвала в городе бунт. Народ, подстрекаемый «зелеными», кричал: «Шкуру долой с того, кто любит тебя, Маврикий-марконит!»[6] (Феоф., [82, с. 217]) Вооруженное ополчение димотов, выставленное к Длинным стенам, вернулось в столицу и приняло самое активное участие в беспорядках. Император, понимая, что ему не удержать города, бежал с семьей на корабле, направляясь в Никомидию. Из-за сильной бури ему не удалось отплыть далеко, он высадился на берег и слег в приступе жестокой подагры, послав старшего сына к Хосрову II за помощью.
Тем временем Фока, приветствуемый народом, короновался и вошел в столицу. Маврикий и находившиеся с ним были схвачены, а в конце ноября 602 г. в Халкидоне, на молу Евтропия, свершилась жестокая казнь его вместе с пятью сыновьями. Торжествующий узурпатор, желая доставить свергнутому василевсу максимальные страдания, приказал сначала лишить жизни его детей: их закалывали мечами на глазах у молящегося Богу отца, отрубали головы, а тела бросали в море. Младшего сына Маврикия, еще младенца, кормилица подменила своим, но император, не желая так покупать его жизнь, сам открыл обман.
Флавий Маврикий Тиверий был убит последним, а вскоре головы казненных были выставлены для обозрения народу на столичном ипподроме.
[1] Арзаненна — область в Армении. [2] Евагрий писал «Церковную Историю» в царствование Маврикия, поэтому его панегирические характеристики неудивительны. [3] В нарушение римской традиции. [4] Он женился на сестре императора, Гордии. [5] Персию охватило мощное народное восстание под началом талантливого воина Бахрама Чубина, который, изгнав Хосрова II, на короткое время занял трон в Ктесифоне. [6] Еретик, сторонник ереси марконитов.

С сорокой связано множество примет, и все они, как правило, дурные. Объяснить это можно тем, что, во-первых, сорока будто бы была единственной птицей, не пожелавшей войти в Ноев ковчег. Она притаилась...

Традиционно, когда речь заходит о малом бизнесе на выращивании грибов, в первую очередь вспоминают вешенки и шампиньоны. Совместно упоминая их, как бы уравнивают грибы по технологии и производству. Ко...

В том, что религия определила ход культурной эволюции, сомнений нет. Осталось изучить, как она повлияла на биологию человека Собравшиеся в небольшой комнате студенты старательно пишут короткие предлож...

Еще статьи из:: Тайны мира Бизнес идеи Мировая история