1. Гамилькар, сын Ганнибала, по прозвищу Барка, карфаге­нянин, начал командовать войском еще в молодые годы; было это в Сицилии, во время 1-ой Пунической войны, но ближе к ее концу. До его прибытия дела карфагенян на суше и на море шли плохо; он же, где бы ни появлялся, никогда не уступал врагу, не давал ему возможности чинить вред и, напротив, часто, когда представлялся случай, нападал сам и всегда выходил победителем. Так и получилось, что когда пуны потеряли почти все свои владения в Сицилии, он так удачно оборонял Эрике, что военные действия в этом месте как будто застыли на мертвой точке. Между тем карфагеняне, потерпев поражение от римского консула Г. Лутация в морском бою при Эгатских островах (О 2-oй Пунической войне (264-241 гг. до н. э.) и обороне Гамилькаром Эрикса (247 г.) см. вступительную статью к пуническим войнам. Группа Эгатских островов близ Сицилии состоит из Гиеры, Форбантии и Эгузы Сражение при Эгузе описывает Полибий - лучший источник по истории 2-ой Пунической войны (I, 60-61). В этом бою консул Гай Луций Катул потопил 50 и взял в плен 70 кораблей неприятеля ), постановили окончить войну и предоставили это дело на усмотрение Гамилькара. А он, горя желанием сражаться, решил все же хлопотать о мире, поскольку понимал, что отечество, истощившее свои средства, не в состоянии более выносить превратности войны; но при этом он уже тогда лелеял мысль возобновить борьбу при первых же благоприятных обстоятельствах и биться с римлянами до тех пор, пока они не победят в честном бою или не поднимут руки вверх в знак поражения. С таким намерением он и заключил мир, проявив при этом особое упорство: когда Катул настаивал на том, что война может быть прекращена только при условии, если Гамилькар и его люди, занимавшие Эрике, удалятся из Сицилии, сдав оружие, тот заявил, что отечество его согласно подчиниться, но сам он скорее умрет, чем возвратится домой с таким позором, ибо недостойно его чести выдать противнику то оружие, которое родина вручила ему на битву с врагом. И Катул уступил его непреклонности (Катул и Гамилькар заключили мир на следующих условиях: карфагеняне обязались покинуть Сицилию и не ходить войной на Сиракузское царство; пленные возвращались Риму без выкупа; в течение 20 лет Карфаген должен был выплатить контрибуцию в 2 200 талантов. Условия эти казались настолько благоприятными для Карфагена, что римское Народное Собрание отказалось их ратифицировать. Посланная в Сицилию комиссия 10-ти сенатских легатов изменила договор, но незначительно: сумма контрибуции была повышена на тысячу талантов, а срок ее выплаты сокращен наполовину. Гамилькар сумел отвергнуть требование римлян о выдаче перебежчиков и оружия: он вывел своих людей с острова, уплатив по 18 динариев за человека. Главным приобретением Рима стали отвоеванные у карфагенян сицилийские города, не входившие в состав Сиракузского царства. На их территории образовалась вскоре римская провинция Сицилия).
2. По прибытии в Карфаген Гамилькар нашел положение го­сударства далеко не таким, как надеялся. Так случилось, что вследствие долгих внешних невзгод здесь разгорелась междоусобная война такой силы, что Карфаген оказался в большей опасности, чем когда-либо, не считая того времени, когда он был разрушен. Прежде всего отложились наемники, навербованные для войны с Римом; число их достигало 20 тыс. Взбунтовав всю Африку, они осадили самый Карфаген. Пуны до того устрашились этими бедами, что даже запросили подмоги у римлян - и получили ее ( В начале Ливийского мятежа Рим проявил великодушие, позволив карфагенянам вербовать наемников в Италии; римляне доставили также в Африку продовольствие из Сицилии и отклонили обращение Утики, пожелавшей отдаться под их протекторат. В конце же Ливийской войны, приняв от мятежных наемников Сардинию и отстаивая это приобретение (см. вступительную статью), римское правительство не постыдилось объявить беспомощному Карфагену войну; конфликт был улажен только после того, как карфагеняне выплатили 1200 талантов в дополнение к основной сумме контрибуции). Но в конце концов, дойдя почти до полного отчаяния, они назначили главнокомандующим Гамилькара. Он не только отбросил от стен Карфагена неприятеля, в рядах которого собралось боль­ше 100 тыс. бойцов, но и загнал врагов в такое место, где, за­пертые в узком пространстве, они гибли больше от голода, чем от меча. Все отпавшие города, в том числе Утику и Гиппон, мощнейшие твердыни Африки, он возвратил отечеству. Не остановившись на этом, он расширил границы державы и на­столько умиротворил Африку, что казалось, будто она не знала войны в течение многих лет.
3. Удачно завершив эти дела, питая в душе отвагу и ненависть к римлянам, Гамилькар в поисках удобного предлога для войны добился, чтобы его послали во главе войска в Испанию (Гамилькар переправился в Испанию без разрешения властей (236.)); туда же он взял с собой сына своего Ганнибала девяти лет. Кроме того, при нем был Гасдрубал - знатный и красивый юноша, о котором некоторые говорили, будто Гамилькар любил его более грешно, чем подобает. Конечно, разве может великий человек избежать хулы сплетников! Из-за этих разговоров блюститель нравов запретил Гасдрубалу находиться при Гамилькаре, но тот выдал за юношу свою дочь, и тогда по карфагенскому обычаю нельзя уже было запретить тестю общаться с зятем. Я упомянул об этом случае потому, что после гибели Гамилькара этот зять его возглавил войско, совершил великие дела и стал первым полководцем, чья щедрость развратила старинные нравы карфагенян. После его смерти армия вручила командование Ганнибалу.
4. Итак, Гамилькар переплыл море, достиг Испании и, пользуясь благоприятной судьбою, стяжал здесь большие успехи: покорив самые большие и воинственные племена, он обеспечил лошадьми, оружием, людьми и деньгами всю Африку. Погиб он в сражении с веттонами в то время, когда замышлял перенести войну в Италию, на 9-м году пребывания в Испании. Неизменная ненависть его к римлянам, как представляется, во многом способствовала началу 2-ой Пунической войны, ибо сын его Ганнибал вследствие настойчивых заклятий отца получил такие убеждения, что скорее бы умер, чем отказался потягаться с римлянами силой.

Корнелий Непот 'О знаменитых иноземных полководцах'

Юлий Максимин, фракиец из солдат, правил три года. (2) Он преследовал имеющих много денег как виновных, так и невинных, и был растерзан вместе с сыном у Аквилеи во время мятежа солдатами, кричавшими с...

Эти настроения, это желание перемен, стремление приспособиться к новым условиям второй половины XX в. господствовали на II Ватиканском соборе (1962-1965). На соборе возобладали так называемые обновлен...

Вяйнямейнен, Вяйнамейне, Вяйнямейни, Вейнемейнен, в карело-финской мифологии культурный герой и демиург, мудрый старец, чародей и шаман. В карело-финских рунах Вяйнямейнен — главный герой, обитатель п...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира