Тибет XIX в. был теократическим государством. Религии принадлежала монополия в сфере идеологии и культуры, она играла ведущую роль в политике, экономической и социальной сфере. Главной и основной функцией государства являлись защита и распространение религии, обеспечение потребностей монашества. Монашество, в свою очередь, направляло всю повседневную жизнь тибетского общества и каждого тибетца и было представлено на всех уровнях и во всех органах государственной власти. Во главе государства всегда находился монах — Далай-лама или регент. Тибетская элита была представлена, прежде всего и главным образом, монашеством. Далай-лама, реинкарнация бодхи-саттвы Авалокитешвары, являлся абсолютным, никем и ничем не ограниченным в своей власти правителем Тибета. Все монастыри секты Гэлугпа независимо от того, на какой территории они находились, подчинялись непосредственно Далай-ламе и часто являлись «дочерними» монастырями трех «великих лхасских монастырей» — Сэра, Дэпун и Ганден, куда и направляли своих монахов на обучение. Глав этих «дочерних» монастырей либо прямо назначал Далай-лама, либо осуществлялась процедура их реинкарнации, опять-таки при руководящей роли лхасских лам. Через эти монастыри Далай-лама и правительство Лхасы могли влиять и влияли на религиозную и политическую ситуацию в соответствующих районах. Все иные секты тибетского буддизма и все зависимые владетели, а также так называемые живые будды признавали высший авторитет Далай-ламы. Более того, к Далай-ламам обращались с просьбой вынести окончательное решение, например по вопросам права наследования власти в Ладаке и Бутане либо о внутренней администрации буддийской церкви в Сиккиме [Саrrascо, 1972, р. 79]. В промежутке между смертью Далай-ламы и обнаружением нового перерожденца, а также в течение всего времени несовершеннолетия Далай-ламы власть находилась в руках регента. Регента обычно назначали из числа лам-перерожденцев из четырех лхасских так называемых царских монастырей. Почти весь XIX в. Далай-ламы не играли самостоятельной роли ни в управлении страной, ни в делах церкви — всем распоряжались регенты. За этот пост велась постоянная борьба, и имущество свергнутых регентов обычно конфисковывали. Высшим органом исполнительной власти, подчиненным непосредственно Далай-ламе или регенту, был Кашаг, который состоял из четырех министров — калонов. Кашаг был создан в середине XVIII в. при Далай-ламе VII. Кaлоны назначались Далай-ламой и приносили ему клятву верности. Помимо Далай-ламы каждый из калонов утверждался еще ламой-оракулом и пинским императором. Назначение было пожизненным. Каждый колон имел свою печать, но они не возглавляли какое-либо управление и не несли личной ответственности за какую-либо сферу деятельности. Все решения принимались коллективно с приложением печати каждого калона. Далай-лама или регент мог поручить любому калону решение конкретной задачи в военной, дипломатической, гражданской либо какой-либо иной сфере деятельности. Он же назначал и контролировал действия всех чиновников центрального и местного аппарата управления. Кашаг также являлся высшей судебной инстанцией. Одним из четырех калонов обычно был лама; по специальному постановлению 1894 г. такой порядок стал обязательным. Кашаг собирался на свои заседания ежедневно, кроме субботы. По четвергам в заседании Кашага принимал участие Далай-лама. В этот день Кашаг заседал во дворце Потала, и на заседании обсуждались дела страны за истекшую неделю. Кашаг руководил великим секретариатом (Йигцзан), финансовым управлением (Цзикан) и другими ведомствами центральной администрации. Йигцзан возглавляли четыре ламы-чиновника. Великий секретариат ведал делами церкви. Он вел списки всех монастырей и монахов, должностей церковной иерархии страны, имущества монастырей, а также отвечал за обучение монахов — будущих чиновников. Деятельность Йищзана контролировал Чигьяб Кэмпо — монах-чиновник, через которого члены великого секретариата могли сноситься непосредственно с Далай-ламой или регентом, минуя Кашаг. Цзикан возглавляли четыре секретаря финансов (цзипёна), которые непосредственно управляли всей светской администрацией. Цзикан ведал государственной собственностью, вел учет состояний светской знати и нес ответственность за подготовку светских чиновников. Цзипёнам присваивался четвертый чиновничий ранг. Посты калонов, великих секретарей и цзипёнов являлись ключевыми постами всей тибетской администрации. Недаром в Тибете говорили, что четыре калона — это четыре внешние опоры, а четыре великих секретаря и четыре цзипёна — это восемь внутренних опор государства. Кабинет министров при необходимости созывал Национальную ассамблею, в число членов которой обычно входили четыре великих секретаря, четыре цзипёна, некоторые руководители других центральных ведомств и представители трех великих лхасских монастырей, всего около 20 человек. Но в особых случаях собиралась Большая национальная ассамблея, в которой были представлены все монастыри Тибета. Тогда в ассамблее принимали участие помимо перечисленных выше лиц все бывшие настоятели Дэпуна, Сэра и Гандена, все светские и церковные чиновники, находившиеся в это время в Лхасе, все дакпёны, рупёны и чжапёны Лхасы, 20 младших чиновников и около 30 служащих. Документы с решениями Национальной ассамблеи заверялись четырьмя печатями: одна — от всех правительственных чиновников и по одной от каждого из трех великих монастырей: Дэпуна, Сэра и Гандена [Goldstein, 1989, р. 19-20]. В центральной администрации имелись ведомства сельского хозяйства, налоговое, обороны, почт и телеграфа и др. Обычно их возглавляли два начальника, один светский и один монах. Тибет был разделен на 53 округа (цзон — «замок», «крепость»), во главе которых стояли два начальника (цзонпёна) — один светский и один монах, причем лама считался старшим начальником [Дас, 1904, с. 312; Мак Говерн, 1929, с. 86]. Некоторые важные города и области управлялись губернаторами. И губернаторов, и цзонпёнов назначал Кашаг. «В каждом из этих округов тот или другой город или деревня служат административным центром. В большинстве случаев губернаторы живут в огромном укрепленном замке, расположенном на вершине невысокой горы, господствующей над окружающей равниной; город или деревня лежат у подножия этой горы» [Мак Говерн, 1929, с. 85]. Цзонпёны и губернаторы назначались обычно на три года [уодделъ, 1906, с. 296]. Их главной задачей являлись сбор и присылка в Лхасу ежегодно определенной натуральной подати. Почти во всех остальных делах они пользовались огромной и часто бесконтрольной властью, в особенности в отдаленных от столицы округах. А. Уоддель в книге «Лхаса и ее тайны» приводит табель о рангах тибетской администрации. Имелось семь разрядов. Высший — первый ранг имел один только Далай-лама. Второй ранг имели регент и первый министр (если таковой официально утверждался). Третий ранг имели калоны; четвертый — члены Йигцзана и Цзикана, губернаторы важнейших областей, главнокомандующий (если он был назначен в связи с военным положением) и генералы (дакпёны). Пятый ранг присваивался цзонпёнам, командирам военных частей (рупёнам), некоторым чиновникам казначейства, судьям, ламам-правителям городов и др. Шестой ранг получали капитаны (чжапёны), некоторые служащие центральных ведомств. Седьмой ранг получали различные чиновники-инспекторы, местные чиновники и сельские старосты (дзопёны) [там же, с. 128].

ИСТОРИЯ ТИБЕТА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ. Часть II. Тибет в XIX в.

Как полагает А.С. Мартынов, уже у Нурхаци «четко определилось утилитарное отношение к буддизму. Он совершенно осознанно видел в нем эффективное средство воздействия на монголов» [Мартынов, 1978, с. 77...

ПИРАМИДЫ В... АНГЛИИ  Несколько лет назад группа российских ученых вернулась из Англии, где занималась изучением... пирамид, сообщает Д. Васильев. Мы привыкли думать, что такие сооружения, как пирами...

В мире всегда было много мифов и легенд, заслуживающих внимания и вызывающих удивление. Ни один народ не мог обойтись в своем историческом развитии без повествований о существах фантастических, поража...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира