I. Гезалех. Теодерих Великий. Амаларих. Теудис. Теудегизель. Агила I. Атанагильд.

Ввиду непрерывного давления франков после битвы при Пуатье вестготы решили объявить королем Гезалеха, внебрачного сына Алариха II. Его сводный брат Амаларих, племянник Теодериха Великого, тогда был еще ребенком и поэтому не мог руководить обороной. Однако Гезалех быстро проявил свою недееспособность. Бургунды, заключившие союз с франками, захватили Нарбонн, важнейший город вестготского королевства. В Южной Галлии сопротивляться вражеским нападениям продолжал только Арль. Гезалех бежал в Барселону (Isidor, HG, 37). Теодерих Великий, вначале признавший Гезалеха, из-за непрерывных неудач вестготского короля обратился против него. Осложнение ситуации на северных границах государства остготов и грозная демонстрация византийского флота у берегов Италии помешали ему своевременно выступить на помощь союзникам-вестготам. Но уже в 508 г. остготское войско под началом Иббы двинулось в Прованс и сняло осаду с Арля. Вслед за тем Ибба повел войска на Нарбонн, который и был отбит у врагов в 509 г. Вероятно, тогда же была снята осада с Каркассона, в котором, скорее всего, укрылся Амаларих (d'Abadal, S. 55). 
После того как еще одно войско остготов напало на Бургундию, был заключен мир. Его условия предусматривали сохранение status quo. Франки удержали завоеванные ими области Аквитании с древней столицей Тулузой; тем самым вестготы потеряли области, переданные им по договору 418 г. У побежденных осталась лишь узкая полоска земли на берегу Средиземного моря с городами Арлем, Агдом, Безье и Нарбонном, то есть территории, завоеванные вестготами только во второй половине V века. Граница протянулась севернее Каркассона, из-за которого впоследствии велись частые бои. Несмотря на интенсивные попытки обеих сторон изменить пограничную линию, она оставалась в неизменном виде почти два столетия. 
Остготское войско двинулось на Барселону, где Гезалех до сих пор пребывал в полном бездействии. Похоже, среди вестготов появилась оппозиция королю, который в 510 г. приказал умертвить графа Гоериха. Этого графа следует отождествлять с тем самым Гоерихом, которому в 506 г. было поручено довести РЗВ до сведения судей (Chron. Caesaraug., a. 510). Остготы изгнали Гезалеха, не натолкнувшись на серьезное сопротивление. Он бежал к вандалам, так как их король Трасамунд тогда находился в напряженных отношениях с Теодерихом Великим. Впрочем, Трасамунд не осмелился оказать военную помощь претенденту. И все-таки Гезалех получил крупную денежную субсидию и отправился с деньгами в Южную Галлию. Поддержка Гезалеха до крайности обострила остготско-вандальские отношения, и Трасамунд счел необходимым направить Теодериху письмо со своими извинениями (Диснер, с. 107– 108). В 511 г. Гезалех попытался со своими сторонниками совершить нападение на Испанию. Потерпев поражение от Иббы под стенами Барселоны, он захотел скрыться в землях бургундов, но был убит на берегу Дюранса. 
Теперь государство вестготов оказалось под верховной властью остготского короля. То, что Теодерих Великий был фактическим и юридическим правителем вестготского королевства, подтверждается списками вестготских королей, в которых Теодериху отводится 15 лет правления (511 – 526 гг)., а его внуку Амалариху 5 лет (526 – 531 гг). Не вполне понятно юридическое обоснование правления Теодериха. В данном случае не может идти речи об опекунстве, как предполагает Прокопий, так как законным королем тогда считался бы Амаларих. Но он был провозглашен королем только после смерти деда в 526 г., хотя по вестготским законам он имел право приступать к управлению государством с 15 лет, то есть примерно в 517 г. Стремление к как можно более тесному слиянию остготского и вестготского государств проявилось и в том, что Теодерих Великий приказал перевести из Каркассона в Равенну часть королевской сокровищницы, не попавшую в руки франков (Прокопий Кесарийский, Война с готами, 1, 12, 47). Не вполне ясно, какие мотивы побудили Теодериха Великого унизить своего внука и подчинить себе родное королевство Амалариха. Вероятно, после того как его политика равновесия пала под ударами франков в 507 г., он захотел расширить сферу своей власти. Возможно, конечной целью Теодериха было образование готской сверхдержавы и восстановление единства ост– и вестготов. И на самом деле оба племени тогда объединились в одно (Ibid., 1, 12, 49). Государством вестготов управляли уполномоченные Теодериха. Видимо, сначала руководство осуществлял Ибба, а в 523-526 гг. источники сообщают нам об остготских чиновниках Лиувирите и Ампелии. Очень высокое положение, хотя и с неясными функциями, занимал Теудис, оруженосец Теодериха Великого (Ibid., 1, 12, 50; Иордан, 302). Однако после смерти Теодериха тесная связь между двумя ветвями готского племени прервалась вновь. Вестготы провозгласили королем Амалариха. Прокопий сообщает, что после смерти короля остготов произошел раздел государства между Амаларихом и Аталарихом, сыном дочери Теодериха Амаласунты (Прокопий Кесарийский, Война с готами, 1, 13, 4). При этом области к востоку от Роны определенно достались остготам. Амаласунта, руководившая равеннским правительством за несовершеннолетнего Аталариха, вернула вестготам их королевскую сокровищницу. Из этого видно, что она не была включена в казну остготских королей. По-видимому, Амаларих понимал, что смерть Теодериха Великого приведет к ослаблению могущества остготов. Осознавая, что не следует больше ожидать помощи из Равенны, он стремился, и не без успеха, к налаживанию союзнических отношений со своими опаснейшими противниками, франками, и с этой целью женился на дочери Хлодвига Хлодехильде. Однако препятствиями, которые вестготский король чинил своей жене, придерживавшейся ортодоксальной веры, он предоставил ее брату Теудериху повод к нападению (Ibid., 1, 13, 9). В 531 г. вестготы потерпели поражение под Нарбонном. Амаларих бежал в Барселону, где и был убит (Chron. Caesaraug., a. 531). Король франков забрал свою сестру и ее богатое приданое и отвез обратно в свое государство. Сверх того, он получил некоторые вестготские земли в Южной Галлии. 
Обычно речь шла о Родезе, но, как кажется, тогда же франкскими стали и некоторые другие земли, так как Прокопий говорит о всеобщем исходе вестготов из потерянных областей (Прокопий Кесарийский, Война с готами, 1, 13, 13). После продолжавшегося несколько месяцев периода междуцарствия в конце 531 г. королем стал Теудис, остгот, сумевший создать себе достаточно независимое положение еще при Теодерихе Великом (Ibid., 1, 12, 52). Он женился на знатной римлянке из Испании, владевшей значительным состоянием; на доходы от ее земель он мог содержать частную армию в 2000 человек (Ibid., 1, 12, 50, 52). И все-таки это избрание королем вестготской державы остгота привлекает особое внимание и может расцениваться как результат политики взаимопонимания, проводившейся Теодерихом Великим. Сразу после восшествия на престол Теудис начал борьбу с франками. Мы узнаем о боях в области Родеза и Безье. Впрочем, подробности этих событий нам неизвестны (Григорий Турский, 1, 21 и сл). По-видимому, военные действия не принесли решительного перевеса ни одной из сторон. Десять лет спустя между вестготами и франками вспыхнула новая война. В 541 г. Хильдеберт I и Хлотарь I двинулись походом на Сарагосу, обложили город, но не добились успеха (Ibid., 3, 29). Вестготский герцог Теудегизель изгнал франков из страны (Chron. Caesaraug., a. 541). 
И все же наибольшая опасность угрожала вестготам не с севера, а с юга. Византийский император Юстиниан в 533 г. снарядил поход против государства вандалов. 
Правивший тогда король Гелимер, по-видимому, вступил в переговоры с Теудисом: он собирался бежать с королевской сокровищницей в Испанию (Диснер, с. 120). После завоевания вандальской державы византийцы приобрели опорные пункты на африканском побережье, среди них Цевту на берегу Гибралтарского пролива. В законе об организации африканской префектуры претории Юстиниан предписал поставить в Цевте гарнизон во главе с особенно надежным комендантом, чтобы наблюдать за проливом и незамедлительно сообщать обо всех событиях в государствах вестготов и франков. Для обеспечения ускоренной доставки сообщений в Цевте были поставлены дромоны, быстрые боевые галеры (C. J. 1, 27, 2). В городе были построены мощные укрепления (Procop, de aedif., 6, 7, 14; C. J. 1, 27, 2). Балеарские острова, ранее принадлежавшие вандалам, также были заняты византийцами (Прокопий Кесарийский, Война с вандалами, 2, 3, 7). Тем самым Юстиниан со всей очевидностью раскрыл свой интерес к западноевропейским землям. Теудис попытался предотвратить нависшую над его страной угрозу и послал войска, отбившие Цевту у византийцев. Однако вестготы не смогли устоять перед нападением императорской армии и снова потеряли этот важнейший город. Новая попытка захватить город провалилась из-за того, что византийцы напали на ничего не подозревающих вестготов в воскресенье (Historia de Espana, S. 93. Messmer, Hispania-Idee, S. 110). Остготы, которые в те же годы воевали с византийцами, пытались втянуть в войну Теудиса. После взятия Равенны Велисарием и пленения короля Витигиса остготы провозгасили королем Ильдибальда, причем решающую роль сыграло его родство с Теудисом. Остготы надеялись, что ему удастся побудить короля вестготов отправить им на помощь свои войска (Прокопий Кесарийский, Война с готами, 6, 29, 14). Летом 548 г. Теудис пал жертвой покушения. Возможно, причиной его смерти стала кровная месть (Isidor, HG, 43). Важнейшим событием правления Теудиса стала переориентация вестготской политики. Если до сих пор на передний план выходила вражда с франками и вследствие этого особенное внимание правители вестготов уделяли северным областям королевства, то теперь в поле зрения вестготских королей попадает остававшаяся прежде в пренебрежении Южная Испания. Военные действия против Цевты предполагают, что Бетика, но недавнего времени пользовавшаяся фактической независимостью, (О фактической независимости Бетики говорил д'Абадаль (S. 64)). была включена в состав вестготской державы. 
Теудегизель, провозглашенный королем после смерти Теудиса, уже в 549 г. был убит на званом пиру в Севилье. В данном случае причиной покушения, по-видимому, также была личная месть (Isidor, HG, 44). Мы располагаем крайне скудными свидетельствами о правлении преемника Теудегизеля, Агилы. В первые годы после своего восшествия на престол он пытался завоевать Кордову (Ibid., 45). Этот важнейший город, как мы видим, все еще сохранял свою независимость, хотя нам ничего не известно ни о его истории, ни о его внутреннем устройстве. Готское нападение закончилось поражением войск Агилы. На поле боя остался королевский сын, и по некоторым сведениям, в руки жителей Кордовы попала даже королевская сокровищница. Агила отвел свою армию к Мериде, и в это же время в Севилье вспыхнуло восстание, во главе которого встал Атанагильд. 
Попытка Агилы подавить мятеж привела к новому провалу. Тем не менее, кажется, что последующие битвы протекали неудачно уже для Атанагильда, так как он был вынужден обратиться с просьбой о помощи к Юстиниану. Хотя война против готов в Италии еще не была завершена, византийский император решился вмешаться в испанские события. Юстиниан заключил с Атанагильдом договор, содержание которого остается для нас неизвестным (Это явствует из одного письма Григория Великого Реккареду: MGH Epp. I, Register Gregors I., 1, 9, 229). Византийская армия под началом Либерия в 552 г. заняла южное побережье Испании (Thompson, Goths, S. 323). Либерий был лучшим знатоком вестготских дел, каким только располагал Юстиниан. 
Он происходил из римского сенаторского рода и до 529 г. управлял восстановленной галльской префектурой претории, в сферу юрисдикции которой, вероятно, входила и Испания. В готской войне Либерий занимал командную должность в армии (Прокопий Кесарийский, Война с готами, 7, 39, 6 и сл.). Еще тогда (550 г). о нем говорили как о высокоодаренном деятеле; ко времени испанской экспедиции ему было примерно 90 лет. Если Юстиниан прибег к услугам этого старца, назначив его руководителем важного военного предприятия, хотя еще в 550 г. он освободил его от всех занимаемых постов по старости лет, то причины такого решения следует искать исключительно в политических целях императора. Скорее всего, он полагал, что появление Либерия возымеет значительное пропагандное действие, так как он был хорошо известен в Испании. Вскоре после того как Либерий высадился на испанском побережье, ситуация вновь изменилась: Агила был убит в Мериде, а его прежние сторонники присоединились к Атанагильду, который теперь стремился избавиться от своих византийских союзников. Хотя ему и удалось отбить Севилью, нападение на Кордову закончилось провалом (Chron. Caesaraug., a. 568). Чтобы иметь возможность направить все свои силы на изгнание византийцев, Атанагильд удачной брачной политикой обеспечил себе мир с франками. Его дочь Брунхильда стала женой короля Сигиберта. До самой своей смерти в 613 г. эта удивительно способная и политически одаренная женщина царила на политической сцене франкского государства. Брат Сигиберта Хильперик женился на сестре Брунхильды Галсвинте, но этот союз оказался недолговечным, и вскоре дочь вестготского короля была убита (Григорий Турский, 4, 27 и сл). Сегодня нелегко очертить границы территории, занятой византийцами (Литература по истории византийской части Испании приведена в Stroheker, Westgotenreich, S. 211, прим. 1. См. также Thompson, Goths, S. 320ff. Входили ли в зону византийского господства Кордова и Севилья, не вполне ясно. Томпсон предполагал, что оба города пользовались независимостью. В таком случае мы должны учитывать существование в Бетике трех политических сил: византийцев в прибрежных областях, автономных городов Кордовы и Севильи в долине Гвадалквивира и вестготов в глубине страны. Тем не менее эта гипотеза утрачивает правдоподобность, если иметь в виду, что Севилью потерял Атанагильд. У нас нет ни малейшего повода полагать, что это произошло в результате восстания местного населения. Гораздо более вероятным кажется, что город заняли византийские союзники Атанагильда. О захвате обширной части внутренней Андалузии византийцами говорит и еще один факт: на Третьем Толедском соборе не были представлены епископы Кордовы, Эсихи, Кабры, Мартоса, Ла Гвардии и Гранады. Так как в остальном на этом соборе присутствовал почти весь вестготский епископат, отсутствие шести епископов из довольно небольшой области кажется особенно примечательным. Вестготам тогда принадлежала только Кордова, большинство других городов, по-видимому, было под властью византийцев). С уверенностью можно сказать, что византийским было побережье от Картахены до Малаги, а кроме того города Медина Сидония и Хигонса (к северу от Медины Сидонии). К. Ф. Штроэкер показал, что общепринятая до недавнего времени точка зрения, согласно которой Византии принадлежал и Альгарв, основывается на недоразумении (Stroheker, Westgotenreich, S. 241). Когда в 568 г. умер Атанагильд, государство вестготов оказалось в крайне тяжелом положении.

Клауде Д. История Вестготов

В средствах массовой информации, все больше и больше, появляется материалов об этом загадочном явлении, с поразительными свойствами, не укладывающимися в рамки общепризнанной физической теории. Авторы...

Мы привыкли думать, что у Земли всего один естественный спутник – Луна. Но недавно американскими астрономами были проведены расчеты, которые показали, что на орбите Земли постоянно располагается около...

Год основания: 1890 Расположение: г. Такома (население — 713400), штат Вашингтон. Климат: умеренный, 4 сезона Ближайший аэропорт: Сиэтл, Такома Количество учащихся: 3150 студентов Проживание: 12 ...

Еще статьи из:: Тайны мира Полезная информация Мировая история Бизнес идеи