1. Дион, сын Гиппарина, сиракузянин, происходил из знатного рода (Дион родился около 408 г. до н. э. Отец его Гиппарин - знатный сиракузянин, сподвижник Дионисия Старшего на государственном поприще) и был причастен к тирании обоих Дионисиев. Дело в том, что Дионисий Старший был женат на сестре Диона Аристомахе, от которой имел двух сыновей, Гиппарина и Нисея, и еще двух дочерей по имени Софросина и Арета; первую он выдал замуж за сына своего Дионисия - того самого, которому оставил царство, а другую, Арету, за Диона. Помимо знатного родства и громкой славы предков Дион обладал множеством иных, врожденных достоинств - например, по природе своей он был любознателен, добр, склонен к благородным занятиям, внешность имел внуши­тельную, вызывающую немалое доверие, и, кроме того, располагал большим, доставшимся от отца состоянием, которое он сам увеличил, пользуясь щедростью тирана. Он был доверенным лицом Дионисия Старшего - не только из-за родства, но и благодаря свойствам своего характера: хотя жестокость Дионисия была ему противна, он заботился о его благополучии как ради дружбы, так еще более - ради своих близких. Он принимал участие во всех важных делах, и тиран часто следовал его совету, если к делу не примешивался его собственный, более насущный, интерес. Все самые знаменитые посольства возглавлялись Дионом. Ведя переговоры добросо­вестно и честно, он смягчал своим обаянием отвращение к свире­пому имени тирана. А карфагеняне отнеслись к этому посланцу Дионисия с таким восхищением, какого никогда не удостаивался у них ни один человек, говорящий на греческом языке.
2. Все это не ускользало от внимания Дионисия, понимавшего, какую славу приносит ему Дион. Потому-то он был особенно ми­лостив к нему и любил его не меньше, чем сына. А когда до Сицилии дошла весть о том, что Платон прибыл в Тарент (Платон поддерживал дружбу с италийскими пифагорейцами, особенно с тарентинцем Архитом - знаменитым философом и государственным деятелем), тиран не решился отвергнуть просьбу юноши, не отказался призвать философа, ибо Дион горел желанием услышать его. Итак, он дал согласие и весьма вежливо пригласил Платона в Сиракузы. Дион же пришел от гостя в такой восторг и так полюбил его, что це­ликом посвятил себя ему. И сам Платон отвечал ему такой же привязанностью, ведь после того, как тиран нанес ему жестокое оскорбление, приказав продать его в рабство, он все-таки возвратился назад, снизойдя к мольбам все того же Диона (Первый визит Платона на Сицилию относится к 389 г. По легенде Дионисию Старшему не понравились независимые высказывания гостя, и он тайно велел капитану корабля, на котором Платон возвращался в Грецию, продать философа в рабство. Некоторые историки ставят этот рассказ под сомнение. Вторично Платон посетил Сицилию уже при Дионисии Младшем). Между тем Дионисий заболел. В то время, как он тяжко страдал от недуга, Дион осведомился у врачей о его состоянии и попросил, чтобы они предупредили его, если положение вдруг станет более опасным, поскольку ему нужно поговорить с больным о разделе власти; он считал, что сыновья его сестры, рожденные от Дионисия, имеют право получить часть царства. Врачи не умолчали об этой просьбе, передав его слова Дионисию-сыну. Встревожившись, тот приказал им дать отцу снотворное, чтобы у Диона не было возможности вмешаться. Приняв это лекарство, больной заснул и, не просыпаясь, скончался (Дионисий Старший умер в феврале 367 г).
3. Так началась вражда между Дионом и Дионисием, возросшая затем по многим причинам. Но сначала какое-то время между ними сохранялась видимость дружбы. И поскольку Дион непре­станно умолял Дионисия, чтобы он вызвал из Афин Платона и руководствовался его советами, тот, желая хоть в чем-то походить на отца, исполнил его желание. В то же время он возвратил в Сиракузы историка Филиста, друга тирана и не меньшего поклон­ника тирании - об этом подробно написано в книге о греческих историках (Филист - знаменитый историк и офицер, сподвижник обоих Дионисиев. При Старшем он был комендантом крепости тирана на острове Ортигия, затем - сослан за женитьбу на племяннице Дионисия без разрешения дядюшки. В изгнании, поселившись в Анконе на берегу Адриатического моря, написал историю Сицилии с древнейших времен до смерти Дионисия Старшего. Цицерон сравнивал этот труд с сочинением Фукидида. При Дионисии Младшем Филист командовал сиракузским флотом. Когда Дион, осадивший тирана в крепости, разгромил в Большой гавани его флот, адмирал Филист то ли покончил с собой, то ли был растерзан захватившими его сиракузянами). Что до Платона, то он завоевал у Дионисия такой авторитет и настолько преуспел в искусных речах, что уговорил его уничтожить тиранию и возвратить сиракузянам свободу. От­казавшись от этого намерения по совету Филиста, тиран стал пра­вить еще более жестоко (Второй визит Платона в Сиракузы имел место в 366 г. У Плутарха мы встречаем подробный рассказ о попытке Диона перевоспитать тирана с помощью философии, о периоде страстной любви-ревности Дионисия к Платону. Однако после временного увлечения тирана наукой и добродетелью, порочная натура его взяла верх: Дион был сослан, а Платон отпущен на родину. Через несколько лет тоскующий поклонник снова призвал философа ко двору (361-360 гг.). После третьей встречи учитель и ученик расстались в самых холодных отношениях).
4. Дионисий видел, что Дион превосходит его и умом, и авторитетом, и расположением народным и опасался, что, держа его при дворе, даст ему случай низвергнуть себя; поэтому он предоставил ему трирему и отправил его на этом корабле в Коринф, оправдываясь, что делает это в интересах их обоих, ради того, чтобы при взаимном недоверии один не опередил другого во зле (Дионисий Младший, родившийся от некой Дориды из Локр, подозревал Диона в том, что он хочет передать власть своим племянникам - сыновьям Дионисия Старшего от любимой жены Аристомахи. Некоторые историки также считают, что Дион был не рыцарем свободы, но честолюбцем, интриговавшим в пользу племянни­ков. Изгнанник Дион обосновался в Афинах и стал ревностным учеником платоновой Академии. Посещал он также города Пелопоннеса, особенно часто - Коринф и Спарту, и даже получил спартанское гражданство). А поскольку это дело возмутило многих граждан, возбудив сильное негодование против тирана, Дионисий погрузил на корабль все движимое имущество Диона и отослал его хозяину. Тем самым он хотел показать, что действовал не по злобе на этого человека, но ради собственной безопасности. Впоследствие же, узнав, что Дион снаряжает в Пелопоннесе войско, затевая против него войну, дионову жену Арету он отдал замуж за другого, а сына его приказал воспитывать таким образом, чтобы с помощью баловства привить ему отвратительнейшие пороки. И вот этому мальчику, еще несовершеннолетнему, приводили девок, закарм­ливали его лакомствами, опаивали вином и не давали возмож­ности протрезвиться. И он дошел до того, что уже не смог вынести перемены в образе жизни, когда отец вернулся на родину (тогда к нему приставили сторожей, которые не допускали его до прежних занятий) и, бросившись вниз с крыши дома, так, и погиб.
5. По прибытии Диона в Коринф туда же бежал и Гераклид, бывший начальник конницы, также изгнанный Дионисием. Все свои замыслы посвятили они подготовке к войне, но имели малый успех. Многолетняя тирания считалась могучей военной силой, и поэтому лишь немногие присоединялись к опасному предприя­тию. Однако Дион, полагаясь не столько на свое войско, сколько на ненависть к тирану, отважно выступил в поход на двух грузовых судах, чтобы сокрушить существующую уже 50 лет державу, которую защищали 500 военных кораблей, 10 тыс. всадников и 100 тыс. пехотинцев (Летом 357 г. Дион отплыл на Сицилию с 800-ми пелопоннесскими наемниками, которые расположились на двух торговых судах); к изумлению всех народов, он так легко опрокинул ее, что на третий день после высадки в Сицилии вступил в Сиракузы. Этот пример показывает, что крепка лишь та власть, которая зиждется на сочувствии подданных. В это время Дионисия не было на месте, он поджидал вражеский флот в Италии, рассчи­тывая, что на него двинутся не иначе как с большими силами. Но в этом он обманулся. С помощью самих подданных своего против­ника Дион сокрушил царскую гордыню и целиком завладел той частью Сицилии, которая подчинялась Дионисию, а также столи­цей Сиракузами, кроме крепости и связанного с городом острова. И он добился того, что тиран согласился заключить мир на сле­дующих условиях: Сицилия отходила к Диону, Италия - к Дионисию, а Сиракузы - к Аполлократу, единственному человеку, пользовавшемуся у тирана полным доверием (Аполлократ - старший сын Дионисия. Во время одной вылазки наемники его учинили страшную резню в Сиракузах. Сдал крепость Диону в 354 или 353 г).
6. Такое неожиданное, такое счастливое течение событий в дальнейшем внезапно переменилось, ибо отличающаяся непостоян­ством судьба пожелала низвергнуть того, которого только что возвысила. Сначала она нанесла удар через сына, упомянутого мною выше. В самом деле, забрав назад жену, отданную другому, Дион пытался и дитя свое отвлечь от пагубной неги и вернуть к добродетели, и в это время гибель сына тяжело поразила, отца. Затем началась ссора его с Гераклидом, ибо тот, не уступая первенства, составил свою партию. Среди видных граждан он пользовался не меньшим влиянием, чем Дион, и с их одобрения командовал флотом, тогда как Дион распоряжался сухопутным войском. В результате последний не сдержался и произнес стих Гомера из второй песни, имеющий такой смысл: не может государ­ство иметь доброе правление при многовластии. Эти слова вызвали великое негодование: сочли, что он выдал желание прибрать все к своим рукам. Не пытаясь смягчить это недовольство уступчивостью, Дион постарался подавить его жестокостью и, когда Гераклид вернулся в Сиракузы, подстроил его убийство (Гераклид - командующий сиракузским флотом. Чрезвычайно отрицательно характеризует его Плутарх, рисующий портрет честолюбца, демагога, вождя черни. Гераклид поддерживал идею передела земли, которой противился Дион. Добился в одно время изгнания из Сиракуз дионовых наемников. Дважды пытался вытеснить из города самого Диона. После капитуляции крепости тирана Дион хотел устано­вить в Сиракузах республиканско-олигархический строй, Гераклид возглавил крайнюю демократию. Тогда Дион развязал руки старым противникам Гераклида. Очевидно, Непот ошибается, говоря о сочувствии Гераклиду «видных граждан»).
7. Дело это повергло всех в ужас, после убийства Гераклида никто не считал себя в безопасности. А Дион, устранив соперника, своевольнейшим образом роздал солдатам имущество тех граж­дан, которые были известны как его противники. Вскоре после этого раздела, вследствие огромных ежедневных расходов, он начал ощущать недостаток в средствах, но ему уже нечего было прибрать к рукам, кроме имущества друзей. И так получалось, что, удерживая на своей стороне солдат, он отталкивал от себя лучших граждан (После уничтожения остатков тирании Дион стоял у власти в качестве стратега с неограниченными полномочиями. Ввел обременительные налоги, вызвавшие недовольство состоятельных сиракузян. Его упрекали также в том, что он не разрушил крепость тиранов на острове). Все эти заботы сокрушали его. Не привыкший к хуле, он тяжело переживал осуждение со стороны тех людей, которые раньше превозносили его похвалами до небес. А враждебная ему толпа, при попустительстве солдат, болтала все смелее и толковала о необходимости избавиться от тирана.
8. Наблюдая такие настроения, Дион не знал, как успокоить народ, и страшился исхода. Тогда некий Калликрат (У Плутарха глава заговорщиков - Каллипп, товарищ Диона по Академии; в доме этого человека Дион нашел приют в пору изгнания. В кругах Платоновых учеников Дион считался героем Свободы, некоторые академики приняли участие в его походе на Сицилию), афинский гражданин, прибывший вместе с ним в Сицилию из Пелопоннеса, коварный и ловкий интриган, человек без чести и совести, пришел к нему и сообщил, что недовольство народа и враждебность солдат грозят Диону большой бедой и что избежать ее он может не иначе, как поручив кому-нибудь из друзей притвориться своим врагом. Если отыщется подходящий человек, то ему легко будет выведать любые планы и уничтожить врагов, поскольку они откроют свои изменнические замыслы. Когда совет этот был одобрен, Калликрат взял исполнение дела на себя и, прикрываясь опромет­чивостью Диона, подыскал сообщников для убиения тирана, договорился с его противниками и организовал заговор. Дело это было известно многим, слухи о нем распространились и дошли до Аристомахи, сестры Диона, и до жены его Ареты. В страхе явились они к нему, трепеща перед грозящей ему опасностью. А тот заверил их, что Калликрат не готовит ему никакой западни, но все, что делается, совершается по его, Диона, приказу. Тем не менее женщины отвели Калликрата в храм Прозерпины и заставили поклясться в том, что он не причинит Диону никакого зла. Этот обряд не только не смутил злодея, но побудил его действовать более спешно, внушив опасение, что замысел его откроется раньше, чем он исполнит задуманное.
9. Так он решил, и в ближайший же праздник, когда Дион, удалившись от многолюдства, пребывал в доме и отдыхал в верхнем покое, Калликрат передал участникам заговора самые укрепленные участки города, окружил стражей дом Диона и приставил к дверям надежных людей с наказом не отлучаться. Кроме того, он посадил на трирему солдат и поручил ее брату своему Филострату, приказав маневрировать на ней в порту под предлогом тренировки гребцов; так он рассчитывал обеспечить себе убежище на случай бегства, если замыслы его случайно потерпят неудачу. Затем он выбрал из числа своих сообщников нескольких юношей из Закинфа, отличавшихся выдающейся отвагой и силой, и велел им идти к Диону безоружными, дабы подумали, что они яви­лись к нему для беседы. В доме их знали и впустили внутрь. Они же, едва переступив порог, заперли двери, набросились на покоившегося на ложе Диона и связали его. Поднялся шум, слышный даже на улице. И тут всякий мог понять то, о чем мы говорили раньше - насколько ненавистна для людей единоличная власть и сколь жалка участь того, кто предпочитает, чтобы его не любили, а боялись. Ведь стража Диона, при благом желании, могла бы выломать дверь и спасти его, поскольку безоружные заговорщики держали его живым, требуя подать им оружие сна­ружи. Но так как никто не пришел ему на помощь, некий Ликон, сиракузянин, подал через окно меч, которым Диона и прикончили (Дион погиб в 353 г. Жил он в частном доме, а не в крепости тирана, так что застичь его врасплох не составляло труда).
10. Когда по совершении убийства дом наполнила любопытная толпа, то были жертвы, погибшие вместо заговорщиков от руки несведущих людей. Дело в том, что лишь только стремительно разнеслась весть о насилии, учиненном над Дионом, как сбежалось много граждан, недовольных этим злодеянием. Они-то и перебили невинных горожан, ошибочно приняв их за преступников. Когда все узнали о смерти Диона, удивительным образом измени­лось настроение толпы. Те, которые при жизни называли его тираном, теперь величали его освободителем отечества, гонителем тирана. И до такой степени сожаление вытеснило ненависть, что, будь это возможно, они согласились бы отдать свою кровь, чтобы вернуть его с берегов Ахерона. Итак, он был похоронен посреди города на общественный счет, и над могилой его соорудили гробницу. Смерть настигла его примерно на 55 году от роду, на пятый год по прибытии его из Пелопоннеса в Сицилию.

Корнелий Непот 'О знаменитых иноземных полководцах'

Нотр-Дам де Пари, Собор Парижской Богоматери, прекрасно известен всем благодаря одноименному роману Виктора Гюго. Но не менее удивительна и загадочна история другого Нотр-Дама, расположенного в старин...

 ПРОТОКОЛ ДОПРОСА К.И. СИНЕЛОБОВОЙ (КРЕМЛЕВСКОЕ ДЕЛО) 10 февраля 1935 г. СИНЕЛОБОВА К.И., 1906 г. рождения, беспартийная, урож. г. Верея, Московской области, библиотекарь Правительственной библиоте...

Основатель Аморийской (Фригийской) династии, Михаил по прозвищу Травл («шепелявый» или «косноязычный»), родом из Амория, во времена Ирины и Никифора I был гвардейским командиром, а при Льве V стоял во...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история