Об острове Лемносе, в северной части Эгейского моря, шла дурная молва.  Путешественники старались обходить его стороной. Будто из самого моря тянулись к  небу остроконечные вершины его гор. Оттуда, из чашеобразных углублений (по- гречески чаша - "кратер"), валили клубы дыма, вырывались удушливые газы,  вылетали раскаленные камни. Из чрева гор доносился грозный гул. Здесь обитал бог огня - Гефест. Здесь его подручные - Циклопы - ковали  молнии для Зевса. Такие огнедышащие горы древние называли вулканами, (Вулкан -  это римское имя Гефеста) и долго верили в их божественную природу. Туда, в их  кратеры, они нередко опускали умерших героев, надеясь приблизить их к богам.  Известный философ V века до нашей эры Эмпедокл, как гласит молва, стремился  добиться после смерти божеских почестей и на старости лет бросился в кратер  Этны. Как восприняли этот своеобразный поступок боги, неясно. Известно лишь, что  при очередном извержении вулкан выбросил сандалию Эмпедокла. Это был один из образованнейших людей своего времени, но ему, как сказали  бы сейчас, явно не хватало информации. Знай он, что на Земле существуют 523  действующих вулкана - столько, по крайней мере, известно нам сейчас, - он бы  усомнился в надежности своего пути к божественной славе, Гефест был поистине  богом-тружеником. Строитель и кузнец, он воздвиг на Олимпе дворец для богов,  потайную опочивальню для Геры, изготовил щит для Зевса - эгиду, колесницу для  солнечного бога Гелиоса, ковал оружие и для смертных - например, для грозного  Ахилла. Единственный из олимпийцев, он постоянно занят тяжелым физическим  трудом, хотя одновременно руководит широко разветвленной кузнечной фирмой (его  мастерские, судя по различным мифам, находились и на Олимпе и в кратерах  вулканов на Лемносе, в Сицилии, на Липарских островах). Кроме того, ему  приходилось еще и обслуживать богов на олимпийских пиршествах. Приветливый и  добродушный, он разносит вокруг стола благоухающий нектар, и боги, забывая о  своих неурядицах, искренне веселятся, глядя, как он ковыляет на своих слабых  ногах. Хромотой своей Гефест обязан собственной матери Гере: он родился хилым и  уродливым, и Гера в раздражении сбросила его с Олимпа. Гефест всегда благожелателен к людям. И греки-народ талантливых  ремесленников-особенно чтили (и не боялись!) его. В гимне, посвященном Гефесту (он был создан в VII-VI веках до нашей эры),  говорилось:
Муза, Гефеста воспой, знаменитого разумом хитрым! Вместе с Афиною он светлоокою славным ремеслам Смертных людей на земле обучил. Словно дикие звери, В прежнее время они обитали в горах по пещерам. Ныне ж без многих трудов, обученные всяким искусствам Мастером славным Гефестом, в течение целого года Время проводят в жилищах своих, ни о чем не заботясь. Совсем иначе относились они к Аресу. Богу войны исправно приносили жертвы,  но симпатий он все же не вызывал. Грубый, жестокий, туповатый - словом, типичный  солдафон, он умел лишь разрушать и проливать кровь. Его не любили даже сами боги  - им претила его ненасытность и бесчеловечность. Не скрывает неприязни к собственному сыну и Зевс. В "Илиаде" он обращается  к нему со словами: Всех ненавистней ты мне из богов, на Олимпе живущих! Милы тебе только распри, кровавые войны и битвы. Матери дух у тебя - необузданный, буйно строптивый... Если б, зловредный такой, от другого ты бога родился, Был бы давно под землей ты, и глубже, чем все Ураниды.
Сопровождают Ареса всегда злые силы - богиня раздора Эрида и сыновья,  которые носят многозначительные имена: Деймос (Ужас) и Фобос (Страх). На совести  Эриды немало черных дел. Именно на ней лежит ответственность за десятилетнюю  Троянскую войну, в которой погибло много героев - греков и троянцев. Богиня  раздора блистательно сыграла на женском честолюбии, подбросив во время  свадебного пира яблоко с надписью "Прекраснейшей". Приманка сработала  безотказно. Богини переругались между собой и, в конце концов, вручили свою  судьбу простому смертному. На беду, им оказался сын троянского царя Парис,  который присудил "яблоко раздора" Афродите. Благодарная богиня любви отплатила  ему тем, что помогла похитить прекраснейшую из женщин - Елену, жену спартанского  царя Менелая. Разгневанный супруг собрал ахейские (греческие) войска и двинулся  в поход на Илион (Трою), который после долгой, кровопролитной битвы был захвачен  и сожжен. Сыновья Ареса не могут похвастаться подобной - хоть и недоброй, но все же  громкой - известностью. Их, зато может утешить, что в последнее время к ним  усилилось внимание астрономов, высказавших сомнение в их происхождении. Речь  идет о Деймосе и Фобосе-спутниках Марса, которых стали подозревать в том, что  они искусственные. Времена меняются: на смену Ужасу и Страху пришло любопытство.  А впрочем, как знать, может быть, страхи (и огорчения) еще впереди: вдруг и  впрямь они окажутся обломками неведомой цивилизации?! Деймос и Фобос - дети Ареса и Афродиты. Но богиня красоты была весьма  любвеобильна. Кроме законного потомства (а от Ареса родились еще шаловливый бог  любви Эрот и дочь Гармония), у нее был еще сын от Гермеса, получивший звучное  имя Гермафродит. Несчастный нисколько не был виноват в своей несколько  скандальной славе - юноша как юноша, необычайной красоты, без каких-либо  пороков. Но что он мог сделать против воли богов, которые пожалели страстно  влюбившуюся в него нимфу и удовлетворили ее отчаянную просьбу, слив ее с ним в  одно двуполое существо?! От смертного же Афродита произвела на свет троянского героя Энея, потомки  которого основали древний Рим. От него, кстати сказать, выводил свою родословную  и знатный род Юлиев, с именем которого связана династия римских императоров,  основанная Юлием Цезарем. Перед могуществом вечно юной златовласой Афродиты бессильны даже боги. И  люди и олимпийцы всегда обращаются к ней за помощью. И она способна творить  чудеса. Это единственная богиня, которая, вероятно, смогла бы противостоять  неотразимому взгляду Медузы Горгоны - женщины, превращенной в чудовище,  заставлявшей окаменеть каждого, кто кинет неосторожный взор на ее физиономию. И  не было на свете силы, способной расколдовать и оживить пострадавшего. Но все-таки неясно, не удалось ли бы это Афродите, если бы она всерьез  взялась за дело. Ведь сумела же она однажды вдохнуть жизнь в холодную слоновую  кость!.. Среди публики, покидающей театр после спектакля "Пигмалион", нередко  слышится недоуменный вопрос: "Кто это - Пигмалион?" Действительно, это имя даже  не упоминается в пьесе Бернарда Шоу, рассказывающей о том, как английский  профессор-лингвист Генри Хиггинс, подобрав на улице вульгарную, разбитную  цветочницу, обучил ее светским манерам, правильной, грамотной речи - словом,  воспитал ее так, что в обществе она вполне могла сойти за настоящую леди.  Правда, увлекшись экспериментом, он забыл о простой истине, известной уже  древним грекам: "Человек есть мера вещей". Вещи приобретают смысл именно тогда,  когда человек соприкоснется с ними, а в особенности, если он их сам создает. И случилось непредвиденное: убежденный женоненавистник Хиггинс влюбился в  собственное творение, ставшее как бы частью его самого. В сущности, повторилась  история, о которой повествовал старинный миф, подробно изложенный римским поэтом  Овидием. Царь Кипра Пигмалион, разочаровавшись в женщинах, жил в одиночестве.  Очевидно, это обстоятельство все-таки угнетало его, и он нашел себе занятие,  вполне достойное его высокого положения: он приобщился к искусству. И однажды  из-под его резца вышла прекрасная статуя. Женщина из слоновой кости казалась  совершенно живой, словно готовой сойти с места, но опасающейся чего-то.  Пигмалион удивился и, естественно, решил проверить, с кем имеет дело. Он  поцеловал статую, осторожно коснулся ее тела. Увы, признаков жизни не  обнаруживалось. Но старый холостяк знал, как искусно могут притворяться женщины,  и решил обратиться к испытанным приемам. Он смущал ее ласковыми речами, осыпал  драгоценными украшениями. Тщетно! Статуя устояла. И тогда Пигмалион пустил в ход  последний козырь: он решил вступить в законный брак. Обратившись к Афродите, он  молил ее дать ему жену, похожую на статую из слоновой кости. Богиня любви  отлично поняла истинный смысл этой туманной формулировки и вдохнула жизнь в  бесчувственное тело красавицы, которая, естественно, тут же влюбилась в своего  создателя. Сделал ли Пигмалион после женитьбы хотя бы одну скульптуру, неизвестно.  Да, впрочем, вряд ли теперь в этом была необходимость, хотя, конечно, не грех  было бы из благодарности воздвигнуть статую самой Афродиты. Но богиня на него не  обижалась - изображений ее в Элладе и так хватало. Лучшие мастера Греции  посвящали ей свои творения. А самая знаменитая статуя - Афродита Милосская - на  многие века стала общепризнанным эталоном женской красоты - возвышенной,  таинственной, непостижимой. Рожденная из морской пены, богиня загадочно смотрит  вдаль, уверенная в своей неотразимости. Такой ее изобразил антиохийский  скульптор II века до нашей эры - Александр. Такой она предстает ныне перед  посетителями парижского Лувра. Века сохранили эту удивительную красоту, и хотя у  статуи не хватает рук, кем-то отбитых и, как говорят, куда-то проданных, все же,  как писал П. Антокольский:
Безрукая. Обрубок правды голой. Весь в брызгах пены идол торжества. Он людям был необходим, как голод, И недоказан был, как дважды два.

Арский Ф. В стране мифов

Ситуации разворачиваются так, что, наконец, наступает хаос, но хаос рассматривается не как распад созданного, а как бесконечность, как возможность бесконечного творчества все вновь и вновь. Не как неч...

Эта датировка является весьма условной. Сложной является проблема установления связи между правителями древней династии, упоминаемыми позже в тибетских источниках, и известий о начале возвышения Тибет...

Анущасанапарва(Книга о предписании)Продолжение беседы Юдхиштхиры и Бхишмы. В тринадцатой книге "Махабхараты" беседа Юдхиштхиры с Бхишмой продолжается. Как и предыдущая книга, "Анущасанапарва" почти со...

Еще статьи из:: Тайны мира Мировая история Полезная информация