Трибониан, родом из Памфилии, начал свою юридическую службу в Константинополе и за счет немалых способностей быстро достиг поста начальника скринии (отделения). В 529 г. он получил должность дворцового квестора и в период до 534 г. возглавлял грандиозную работу комиссий по составлению «Corpus Juris Civilis». Не только великолепно эрудированный, но и не чуждый светским манерам, советник императора пользовался при дворе известным авторитетом. «Трибониан имел хорошие способности и достиг высокой степени учености, не уступая в ней никому из современников, но был до безумия предан любостяжанию и всегда готов торговать правосудием. Он ежедневно то уничтожал, то составлял законы, продавая их, по мере надобности, просителям», - так охарактеризовал его Прокопий [70, с. 318]. Одним из требований восставших в 532 г. была отставка Трибониана. Смещенный с поста дворцового квестора, он в течение двух лет был начальником служб двора, а в 535 г. император восстановил его в прежней должности, которую Трибониан и занимал до самой смерти в 544 или 545 г. Сам Юстиниан отзывался о Трибониане весьма похвально: «Он равно замечателен в деле, слове и составлении законов и ничего не ставит выше наших приказаний» [123, с. 106]. В более поздние времена имя Трибониана стало нарицательным для обозначения продажного юриста.Иоанн Каппадокиец  В течение длительного времени финансовую политику Византийской империи при Юстиниане I определял Иоанн из Каппадокийской Кесарии, занимавший должность эпарха двора (префекта претория). «Он ничему другому не научился от грамматиста, как писать письма, да и те писал дурно и нескладно; но силою ума превышал он всех известных мне людей; отлично понимал, что нужно сделать и умел разрешать труднейшие обстоятельства. Быв самым дурным человеком, он употреблял свои способности на дурное. Ни помышления о Боге, ни стыд людей не входили в душу его; из корысти погубил он множество людей и целые города. Нажив в короткое время великое богатство, он вдался в непомерное пьянство. До обеденного часа он грабил имущество подданных, после обеда проводил время в питье и самом гнусном разврате, от которого никак не мог себя удерживать. Пищу употреблял он до пресыщения и рвоты. Он всегда готов был красть деньги и еще готовее издерживать и расточать их. Таков был этот Иоанн!» (Пр.Кес., [70, с. 318]) Пополняя императорскую казну, Иоанн не забывал и себя. Жил он, утопая в роскоши и позволяя себе любые удовольствия, часто появлялся на людях в богатых одеждах, сопровождаемый распутницами. Каппадокиец стяжал себе всеобщую ненависть, ибо экономил даже на жалованье и пенсиях должностным лицам. Смещенный вместе с Трибонианом, он спустя пару лет вновь стал префектом претория, а в 538 г. Юстиниан возвел его в ранг патриция и сделал консулом. Отмечая заслуги Иоанна, василевс писал: «Он радеет о благе императора и возрастании общественных доходов» [123, с. 110]. Иоанн отличался крайним суеверием, был склонен к занятиям магией; подозревали даже, что он - тайный язычник. В 541 г. Феодора, ненавидевшая Иоанна, спровоцировала его на опасные высказывания в адрес императора. Юстиниан, разгневавшись, приказал арестовать его, постричь и сослать в Кизик. Когда-то Иоанну предсказывали, что он удостоится одежды августа. Так и произошло - клирика, отдавшего свое облачение новопостриженному (так как в спешке не нашлось другого), звали Август. После смерти августы Каппадокиец вернулся в столицу и некоторое время принимал участие в государственных делах, но прежнего влияния уже не имел. Под именем Петра он умер в монастыре.
Константин Багрянородный в своем «О народах» приводит две приписываемые Демодоку едкие эпиграммы на каппадокийцев:
«Каппадокийца некогда укусила злая ехидна и сама, Вкусив крови ядовитой, умерла...»
«Каппадокийцы всегда негодны - скопив кошелек Еще худшие: от прибыли же самые негодные, Если же дважды и трижды доберутся до большой колесницы [богатства. - С.Д.], То делаются худшими из худших...» [44, с. 26, 27]Велисарий (Велизарий) 
Крупнейший полководец Юстиниана, один из самых влиятельных его придворных, богач, владевший огромным состоянием и землями по всей территории империи, Велисарий был родом из Фракии и по происхождению варвар: то ли германец, то ли славянин. Начав свою карьеру простым солдатом, он в 25 лет стал магистром, впервые как военачальник проявил себя во время, персидской кампании, в 530г. разгромив при Даре войска Кавада.
В тревожные дни января 532 г. Велисарий не предал Юстиниана, сыграв одну из важных ролей при подавлении восстания «Ника». В 533 г. он отправился в Африку и за несколько месяцев подчинил королевство вандалов константинопольскому престолу.
Вернувшись, он справил пышный триумф и стал консулом 535 года. Вскоре последовало назначение на Сицилию, откуда Велисарий спешно отплыл в Африку, где силой своего авторитета и умелой организацией войск заставил отойти от Карфагена взбунтовавшиеся отряды византийской армии. 31 декабря 535 г., в последний день своего консульства, он снова высадился в Сиракузах.
Активные боевые действия против остготов Велисарий начал ранней весной, имея в наличии всего семь с половиной тысяч федератов и около четырех тысяч солдат личной дружины. В начале декабря готы сдали Рим. Вскоре Велисарию, спешно укрепившему стены города, пришлось сражаться со стопятидесятитысячной армией нового короля остготов Витигиса. Готы обложили Рим, но, умело сопротивляясь, византийцы пресекли все попытки овладеть городом, а в апреле получили подкрепление - 1600 федератов, славян и гуннов.
Однако этим помощь Константинополя ограничилась - итальянская армия осталась вскоре без денег и провианта, вплоть до того, что жена Велисария Антонина и его секретарь, историк Прокопий, вынуждены были закупить в Кампании на свои средства хлеб и, наняв охрану, доставить его в Рим.
В марте 538 г. Витигис, получив известие о высадке в районе Остии десанта войск Юстиниана, снял осаду и ушел на север. Лишь тогда к Велисарию с семитысячным отрядом прибыл паракимомен евнух Нарсес. Между двумя начальниками возникли мешающие делу трения, однако вскоре Нарсес был отозван. В конце 539 г. Велисарий, следуя собственному плану войны, осадил и в мае следующего года взял Равенну.
Велисарий был очень красив, строен фигурой и высокого роста. Доброжелательное выражение лица и мягкая речь располагали к нему любого собеседника. Храбрый воин, он отменно владел различным оружием (особенно отличался в стрельбе из лука) и зачастую бился среди простых солдат, воодушевляя их личным примером. Как полководец Велисарий был достаточно опытен и удачлив, сведущ в военном деле, хотя не все сражения завершал победой, и осторожность в нем сочеталась со склонностью к рискованным затеям. К своим обязанностям он относился весьма тщательно, всегда был подтянут и трезв.
Жалость и бессмысленная жестокость равным образом были ему чужды, а в интересах дела он не останавливался ни перед чем: например, сторонников вандалов он во время африканского похода нередко подвергал мучительной казни, посадив на кол, но никогда не позволял расправляться с мирным населением или пленными солдатами врага. Авторитетом среди народа и армии Велисарий пользовался огромным, и навряд ли в столице кто-либо решился бы не подчиниться этому человеку, а Юстиниан даже взял с него клятву в том, что он никогда в жизни не попытается захватить престол. Личные телохранители Велисария, численностью до пяти тысяч человек, были готовы выполнить любой приказ своего кумира и начальника. Он не жалел средств для своих солдат, нередко платил им жалованье из собственного кармана и не обделял вниманием больных и раненых. Реквизируя у населения необходимое войску, он исправно (пока позволяли средства) за все платил и старался не допускать мародерства. Однако часто Велисарий был неустойчив и легковерен, чем пользовалась Антонина, обманывавшая знаменитого мужа буквально на его глазах. Не чужд был Велисарий и стяжательству: говорили, что после италийского похода он присвоил себе значительную часть военной добычи.
В конце зимы 540 г. шах Хосров I Ануширван начал военные действия в пределах империи. Персы осадили Эдессу и Дару, попутно обирая и уводя в рабство жителей приграничных провинций и, что стало для ромеев ощутимым ударом, захватили, разграбили и сожгли Антиохию-на-Оронте. Велисарию в короткий срок удалось организовать отпор, но постоянное несогласие между подчиненными ему командирами сильно мешало успешному ходу кампании. Лишь к 542 г. персы оставили владения Константинополя. Велисарий вернулся в столицу, но весной 543 г. многочисленные отряды персов хлынули в Палестину. Византийцы позапирались в крепостях, предоставив неприятелю полную свободу действий. Юстиниан срочно послал туда Велисария с небольшим числом солдат на почтовых лошадях, и произошло чудо - иранские полководцы во главе с шахиншахом, устрашенные военной славой этого человека, предпочли не искушать судьбу и увели свои полчища за Евфрат.
Велисарий возвратился в Константинополь, где подвергся первой серьезной опале: Феодора, напуганная сделанным во время тяжелой болезни Юстиниана заявлением военных, что в случае смерти императора двор (т.е. она и гражданские чиновники) допущен к избранию нового василевса не будет, обвинила Велисария в стремлении к захвату власти. Юстиниан легко доверился мнению жены и выказал своему лучшему полководцу явное неудовольствие. Когда же выяснилось, что подозрения беспочвенны, императрица объявила Велисарию о прощении, произошедшем якобы по горячим просьбам Антонины. Последний, и без того любивший жену, стал ее просто боготворить.
Но монаршая милость еще не значила полной реабилитации. Велисарий понял это, когда в 544 г. был вновь отправлен главнокомандующим в Италию, но без денег и армии. Император запретил ему даже взять телохранителей.
Италийские войска были обескровлены длительным и малоуспешным противоборством с Тотилой, они пали духом, и весь 545 и даже 546 г. Велисарий отсиживался в лагерях под Равенной, ибо активные действия были бы равносильны самоубийству. 17 декабря 546 г. Тотила взял Рим, но вскоре оставил его, и византийцы заняли город, но, не получая, несмотря на постоянные мольбы главнокомандующего, ни довольствия, ни подкреплений, не смогли его удержать. Письма Велисария императору полны горечи и отчаяния: «У нас нет людей, лошадей, оружия и денег, без чего, конечно, нельзя продолжать войны. Итальянские войска состоят из неспособных и трусов, которые боятся неприятеля, так как много раз бывали им разбиты. В Италии мне неоткуда доставать денег, она вся находится во власти врагов. Задолжав войскам, я не могу поддерживать военного порядка. Отсутствие средств отнимает у меня энергию и решительность. Если ты, государь, желаешь только отделаться от Велисария, то вот, я действительно теперь нахожусь в Италии; если же ты желаешь покончить с этой войной, то нужно позаботиться еще кое о чем. Какой же я стратиг, когда у меня нет военных средств!» (Пр. Кес., [71, кн. 3, гл. 12, цит. по 231, т. I, с. 446])
В конце 549 г. Велисарий был смещен и несколько лет прожил в столице, бездействуя. Лишь в 559 г., когда орда славян и болгар подошла к городу и угроза взятия ими Константинополя оказалась вполне реальной, Юстиниан поручил ему оборону. Забытый полководец полностью оправдал доверие императора, с блеском проявив свои военные таланты.
После «заговора менял» Юстиниан подверг Велисария более серьезному, нежели ранее, наказанию: в 562 г. почти все его огромное состояние было конфисковано, а сам он - выслан из столицы. Летом 564 г. василевс простил Велисария, но вернул, правда, лишь половину из отнятых богатств. Эта последняя опала через много веков трансформировалась в популярную историю о том, что полководец был по приказу императора ослеплен и остаток жизни провел, выпрашивая подаяние.
Окончательно оставшийся не у дел Велисарий скончался 13 марта 565 г. В памяти людей он сделался символом верного слуги, пострадавшего от неблагодарности властелина. И почти через полторы тысячи лет поэт Иосиф Бродский написал про маршала Жукова:
«Кончивший дни свои глухо, в опале,  Как Велизарий или Помпей...»

Дашков C. Императоры Византии