Донесение военного атташе в Великобритании генерал-майора Н. С. Ермолова управляющему делами Военно-ученого комитета Главного штаба генерал-майору В. П. Целебровскому о реформировании английской армии

Лондон

8(21) октября 1902 г.

Милостивый государь, Виталий Платонович.

Представляю при сем Вашему Превосходительству только что вышедшую книгу — издание английского военного министерства «Военные силы Британских колоний и протекторатов». Книга эта весьма полезна, ибо пополняет точными, официальными и подробными данными сведения наши о военно-сухопутных силах, коими располагает Англия в своих колониях (кроме Индии). Я всецело включу эти данные в статью «Англия» (издание Главного штаба) за 1902 г. по вопросу о войсках Британских колоний, наши сведения о которых до сих пор были довольно скудными. Но помимо своего интереса, книга эта является в Англии знамением времени: я уже несколько раз имел случай доносить, что Южно-Африканская война 1 и участие в ней колониальных контингентов (Австралии, Канады и южно-африканских) обратило, но еще больше обратит внимание центрального английского правительства на крайне разнообразные и разношерстные силы (милиции, волонтерные, полицейские, местные войска), содержащихся на месте колониями, и приведет, во-первых, к их изучению и упорядочению, а во-вторых, к более или менее энергичной их федерации, то есть к тому, чтобы сплотить эти разношерстные силы в большие или меньшие группы, сгруппированные в политическом или географическом смысле, например: войска Австралийской Федерации, Западно-Африканская Пограничная группа, войска Восточно-Африканского Протектората и проч. (как изложено в прилагаемом издании). Я доносил также, что предполагалось воспользоваться прибытием на коронацию короля Эдуарда колониальных премьеров, чтобы обсудить с ними вопросы как политической, так и военной федерации или сближения колоний с метрополией. Предположение это и состоялось минувшим летом, когда колониальные премьеры имели несколько свиданий с Чемберленом и когда к коронации призваны были небольшие контингенты почти от всех колоний. Контингенты эти, как известно, представлялись на смотре принцу Уэльскому, а потом и королю, и хотя это были только, так сказать, лоскутки колониальных контингентов, тем не менее смысл всего дела именно заключался в желании Англии во исполнение охватившего ее после бурской войны «имперского духа» сплотить колонии и их силы ближе к метрополии, дабы в случае новой большой войны иметь возможность яснее и больше воспользоваться силами колоний. Словом, в то время как Англия до сих пор располагает только, во-первых, домашней армией, во-вторых, индийской армией и, в-третьих, хаосом разбросанных колониальных команд разных наименований — ныне является у Британской империи желание создать нечто вроде колониальной армии, служащей не только для местной обороны, но и для имперских целей.

Таков смысл появления в свете представляемого издания. Но это еще не все. Необходимо принять к сведению, что в настоящее время, когда начинают выясняться для Англии первые большие результаты и последствия войны, Англия имеет в виду упорядочить колониальные войска еще и для того, чтобы иметь свободными на случай необходимости возможно большее количество своих регулярных европейских войск. Вчера я телеграфировал Вашему Превосходительству, что Англия оставляет на долгое время, или лучше, на неопределенное время в Южной Африке 70000 регулярных войск. Очевидно, что решение это принято не для умиротворения подавленных южно-африканских республик и не только для приведения в порядок завоеванных территорий, но для других целей. Каких? Для завоевания Делагоа и Лоренцо-Маркес? Для этого достаточно было бы одного батальона. Войска эти оставляются якобы для умиротворения завоеванных территорий и для удержания в повинности африканерского элемента, а на самом деле за их завесой будут приводиться в порядок южно-африканские местные колониальные милиции и когда они окрепнут, тогда забота о внутренней охране Южной Африки перейдет всецело (или почти всецело) к ним, регулярные же 70000 останутся там, но останутся свободными, и надо смотреть на них, как на будущий постоянный резерв для Индии, минуя Суэцкий канал и Средиземное море, то есть в обход к Средиземному морю, к Суэцу. Что такая мысль начинает зреть в английском правительстве весьма вероятно. Я о ней доношу пока только как слух, но слух, который я здесь на днях слышал. Ничего неправдоподобного в этом слухе нет: южно-африканская война показала, что Индия легко может служить базой для Южной Африки. Почему же Южной Африке не служить отныне базой для Индии? Кроме того, Ваше Превосходительство, заметите, что во главе Англо-Индийской армии ныне поставлен лорд Китченер, который средства и нужды Южной Африки в смысле базы для Индии способен оценить лучше, чем кто-либо. А потому я считаю долгом доложить, что назначение лорда Китченера в Индию и оставление 70000 в Южной Африке является, или лучше сказать явится, мерой, принятой Англией для будущего усиления государственной обороны Индии.

Изложенные выше соображения могут считаться наиболее существенными из всего того, что я застал здесь после моего возвращения из отпуска в России. Кроме этого полагаю долгом отметить, что Бродрик, статс-секретарь по военным делам, сказал в прошлую субботу речь (не в парламенте), в которой предупреждал публику, чтобы не рассчитывали слишком на быстрое выполнение тех военных реформ, о которых говорено было столь много в горячее время войны, и в особенности, чтобы не ожидалинемедленных плодов от этих реформ. Причем, он выразился так, что реформы Кардвелла, вводившие в английскую армию короткие сроки службы и учреждение резерва, предприняты были в 1870 г. и только теперь принесли плоды, то есть дали Англии возможность предпринять и окончить бурскую войну. Вот, следовательно, реформы г-на Бродрика принесут плоды, по его словам, через 32 года. Это сводится к тому, что, в сущности говоря, никаких особенно плодотворных для Англии военных реформ предпринято не будет: что было, то и будет, что имелось, то и останется. В настоящую минуту заседает комиссия для расследования способа ведения минувшей войны, но ее работы держат пока в тайне, и пресса сообщает только официальные краткие бюллетени о том, что комиссией опрашиваются такие-то и такие-то лица. Результаты расследования комиссии, надлежащим образом обработанные, будут,  вероятно, представлены парламенту в только что открывшуюся сессию.

А пока интерес публики к прошлой войне здесь чрезвычайно упал и остыл, что, впрочем, довольно понятно, потому что война отошла уже в прошлое и теперь возникают перед Англией новые задачи и новые вопросы будущего. В смысле внутренней политики внимание общественного мнения всецело поглощено в настоящее время, во-первых, Ирландией и недовольством ирландского населения, во-вторых, вопросом о реформах в Англии низшего и среднего школьного образования, то есть тем самым биллем о народном просвещении, который служит почвой для острой борьбы оппозиции с правительством. Не касаясь этих вопросов чисто внутреннего политического характера, необходимо заметить, что и во внешней политике Англии могут в недалеком будущем возникнуть такие вопросы и события, которые способны отвлечь взгляды Англии исключительно от Южной Африки и зародить в мыслях ее правительства (в военном отношении более в настоящее время осторожного) необходимость держать в Южной Африке, то есть ближе к Индии, большое количество свободных войск: план превращения Южной Африки в базу для Индии мог легко возникнуть в предвидении возможности осложнений из-за Персидского залива или Ближнего Востока, например, ввиду сюда дошедших слухов о том, что Россия желает возобновить с Турцией Ункяр-Искелесийский договор и т. п. Вопрос о южно-африканских республиках ныне уже отошел на второй план, и весьма правдоподобно, что тот первый результат войны, который выражается оставлением в Южной Африке 70000 регулярных войск имеет в виду уже не прошлые, но будущие задачи или осложнения Англии на Востоке.

Прошу Ваше Превосходительство принять уверение в моем глубоком уважении и преданности.

Н. Ермолов

РГВИА. Ф. 401. Оп. 5/929. Д. 578. Л. 74 — 79. Автограф.

№ 2

Донесение военного атташе в Великобритании генерал-майора Н. С. Ермолова управляющему делами Военно-ученого комитета Главного штаба генерал-майору В. П. Целебровскому о планах английской политики в Афганистане и районе Черноморских проливов

Лондон

23 октября (5 ноября) 1902 г.

Весьма секретно

Милостивый государь, Виталий Платонович.

Императорское Посольство передало мне полученное послом  представляемое при сем в подлиннике анонимное письмо.

Я думаю, что догадываюсь, кто написал это письмо и насколько ему можно придавать веры, и об этом доложу ниже, но сначала привожу перевод письма:

«Лондон

17 октября 1902 г.

Сэр.

Как хорошо ознакомленный с делами бывший член парламента, прошу позволения сообщить Вашему Превосходительству, что за последнее время британское правительство наводнило своими шпионами Баку, Красноводск, Кушку и всю Закаспийскую область и с помощью этих шпионов сняло планы всех русских дорог и позиций. Планы эти находятся теперь в руках лорда Китченера, который получил инструкции занять Кандагар и Герат в недалеком будущем и, по возможности, совершенно подчинить Афганистан владычеству Англии. Кроме того, распространить британскую территорию до самого Каспийского моря, дабы остановить наступление русских и предупредить захваты русскими частей Афганистана.

Так как способ сохранить мир заключается в том, чтобы быть готовым к войне, то я советовал бы русскому правительству держать побольше армию в указанных местностях. Это могло бы удержать индийское правительство совместно с британским от опасных для Великобритании предприятий.

Я далее желаю сообщить Вашему Превосходительству, что британское правительство имеет теперь в виду, дабы командовать Дарданеллами и запереть Россию в Черном море в случае войны, занять остров Лемнос при первом и ближайшем удобном случае.

Подпись»

Я думаю, что анонимное письмо это написано тем самым ирландцем — ненавистником Англии и бывшим членом парламента, — который мне и П. М Лессару сообщал уже некоторые сенсационные известия из Индии, как я доносил генерал-майору Соллогубу  в донесении моем от 27 декабря 1899/8 января 1900 г. за № 82 [В фондах РГВИА не обнаружено.].

Фамилия этого ирландца О'Коннел или О'Доннел, и я знаю, что у него был брат, служивший в совете вице-короля Индии, откуда, по его словам, он и получал «достоверные» сведения из Индии.

Ирландец этот ярый ненавистник Англии и склонен к преувеличению. Тем не менее считаю долгом обратить внимание Вашего Превосходительства на это письмо по следующим соображениям и наблюдениям, которые необходимо сопоставлять.

За последнее время здесь замечается некоторая тревога Англии, проникающая даже в газеты и возбужденная двумя известиями или слухами.

Во-первых, что русское министерство иностранных дел обратилось к английскому Кабинету с заявлением, что оно желало бы отныне разрешать местные пограничные вопросы и недоразумения с афганским населением, непосредственно с Афганистаном, помимо Англии. Также иметь русского агента в Кабуле.

Во-вторых, что Россия имела или имеет намерение возобновить с Турцией Ункяр-Искелесийский договор и открыть для русских судов Босфор и Дарданеллы,

Вполне возможно, что под влиянием этих тревог английское правительство задумало принять некоторые меры.

Во-первых, назначение лорда Китченера в Индию есть как бы признак таких мер, тем более, что здесь многие находили, что было бы полезнее назначить лорда Китченера военным министром, а не Главнокомандующим в Индию. Между тем он послан в Индию.

Во-вторых, другой признак, как я доносил в донесении моем сего года за № 63 (это решение оставить в Южной Африке 70 000 — 45 батальонов). Но это не все: есть еще и другие признаки: на самых этих днях, и до получения послом анонимного письма, я читал в одной из маленьких газет, что ввиду того, что афганский вопрос снова как бы поднимает Россия, английскому правительству необходимо было бы назначить и держать постоянных английских офицеров-резидентов в пограничных афганских городах: Герате, Маймене и Мазари-Шерифе. Слух или мысль эта могла быть отголоском решений, обсуждаемых индийским министерством в Лондоне, и она отчасти совпадает с тем, что пишет автор анонимного письма,

В той же газете («Глоуб») я читал и о необходимости для Англии занять при первой возможности остров Лемнос.

Есть еще и другой слух, о котором автор анонимного письма не упоминает и о котором, я считаю, необходимо доложить: я слышал, что на последних английских морских маневрах Средиземноморской эскадры адмирал лорд Чарльз Бересфорд  предлагал вести маневры так, чтобы попробовать поставить морской кордон на линии: Фанте (на западном побережьи Греции) — Мальта — о-в Пателлария. Если взглянуть на атлас Средиземноморского бассейна, то видишь, что линия эта делит Средиземное море пополам и отрезает Тулон и французские силы от Дарданелл и русских сил.

Насколько все эти слухи коренятся в намерениях английского Кабинета, сказать пока еще весьма трудно. Но во всяком случае несомненно, что ныне с окончанием Южно-Африканской войны Англия, особенно под влиянием тревожных для нее известий об Афганистане и о Ближнем Востоке, начинает снова обращать взгляды свои на эти два вопроса, и весьма возможно, к ним издалека готовится или по крайней мере задумывает готовиться.

Прошу, Ваше Превосходительство, примите уверения в моем глубоком уважении и преданности.

Н. Ермолов

РГВИА. Ф. 401. Оп. 5/929. Д. 578. Л. 110 — 113. Автограф.

Став единоличным правителем, Октавиан, учитывая неприятие широкими слоями населения открыто монархической формы правления, постарался облечь свою власть в традиционные одежды. Основой его полномочий б...

"Филадельфы" как организация была основана молодыми людьми в  одном  из восточных районов Франции в 1796 или 1797 годах.     Л.Пэнго, автор книги "Молодость Шарля Нодье" (Бсзансон, 1914), считает,что ...

Пять тысяч лет назад люди делали успешные операции на черепе, вместо скальпеля используя заточенный клинок или кремниевую заточку, ведь кремний не только крепче стали, но и стерильнее. В некоторых слу...

Еще статьи из:: Мировая история Тайны мира